Поверка кризисом: кто почем?

Закончившийся ноябрь как будто поставил целью стать месяцем–рекордсменом... Мнения: оглядываясь на ноябрь

Закончившийся ноябрь как будто поставил целью стать месяцем–рекордсменом. Он, пожалуй, и стал им. Рискну предположить, что ни в один из 216 месяцев своей независимости Беларусь не находилась еще в центре такого количества знаковых событий, переговоров на высшем уровне и решений, определяющих будущее развитие постсоветских государств. Официальные визиты Президента А.Лукашенко в Украину и И.Алиева в Беларусь, выработка согласованных позиций в рамках подписанного в Минске А.Лукашенко, Д.Медведевым, Н.Назарбаевым Таможенного союза трех стран, переговоры в двустороннем и многостороннем формате накануне и в ходе саммита ЕврАзЭС с президентами Армении, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана...


Причем важно отметить, что повышенная активность в восточном направлении сочеталась с восходящей тенденцией в отношениях Беларуси с Западом. Ноябрь и в этом смысле стал этапным месяцем: достаточно здесь обратить внимание лишь на визит к нам премьер–министра одной из важнейших стран ЕС — Италии.


Чем можно объяснить отчетливо выраженный рост интереса к разноплановому сотрудничеству с Беларусью? Причин здесь несколько. В первой отражена продолжающаяся переоценка элитами и населением новых независимых государств общего цивилизационно–исторического наследия народов, находившихся в составе Российской империи и СССР. Она меняется в сторону более прагматичного отношения к нему как к дополнительному фактору, облегчающему интеграцию постсоветского пространства. А поскольку в современной Беларуси наиболее мягкий климат межнациональных и межконфессиональных отношений, то ей в изменившихся условиях и стала отводиться роль стимулятора интеграции.


Второе. Руководство Евросоюза чем дальше, тем больше дает понять новым независимым государствам экс–СССР, что об их скором вступлении в ЕС не может быть и речи. И по причинам далеко не решенных многоплановых проблем адаптации экономики и социальной сферы 12 стран — новичков союза, и в связи с тем, что в очереди на вступление уже находится полдюжины государств Южной Европы, Турция, а с недавнего времени еще и Исландия... А поскольку реальная перспектива возможного приема в ЕС стран экс–СССР отодвигается лет на 15 — 20, то им не остается ничего другого, как использовать евросоюзный опыт для интеграции между собой. Здесь уж поистине иного не дано: в нынешнем глобализирующемся мире оставаться вне интеграционных союзов — значит обрекать себя на экономическое и социальное прозябание.


Третье. Усилившийся интерес к Беларуси со стороны Старой Европы и стран ЦВЕ в особенности — в преобладающем результат «очистительной работы» мирового кризиса. К сожалению, когда–то в сознании широких слоев населения бывшего соцлагеря на место прежней если не вере, то надежде на всевидящее око Госплана пришло, пожалуй, языческое по своей природе представление о том, что невидимая рука рынка будет сама собой обеспечивать экономическое процветание. Для Польши 1980–х гг. это явление сумел образно и остроумно выразить известный польский социолог Ян Щепаньский. «Для решения экономических проблем страны, — сказал он, — есть два пути: первый — естественный, когда Господь Бог спустится на землю и реформирует польскую экономику. Второй — противоестественный, когда эту работу сделают... сами поляки!»


Еще более удивительно, что предрассудки относительно саморегулирующей природы невидимой руки рынка в массовом порядке разделяли и представители правящих и интеллектуальных элит. Квинтэссенцией их по достоинству может быть признано заключение зам. главного редактора солидной литовской газеты «Летувос ритас», заявившего на «Радио «Свобода» (4.04.2006 г.) о том, что «в Литве проблемы уже позади, а в Беларуси все проблемы еще впереди...» По–детски простодушно, совсем в духе Р.Пайпса, призывавшего «не оставить от советской экономики камня на камне!», в экс–социалистических государствах и странах Балтии поступали с реальным сектором экономики, пуская под нож советские брэнды — ВЭФ, РАФ, таллинский завод «Двигатель», а теперь и Игналинскую АЭС. Грянувший мировой кризис, однако, заставил расстаться с иллюзиями о том, что можно и далее, как говорится, жать, где не сеял! И история с динамичными «балтийскими тиграми» в результате обернулась, как признают ныне в самих этих странах, «балтийским кошмаром»...


А тем временем при всех претензиях к качеству, энерго– и материалоемкости белорусских брэндов их судьба в свете проблем других новых рыночных экономик периода мирового кризиса теперь уже государственным деятелям и аналитикам не представляется столь безнадежной, как это было еще совсем недавно. Об этом, очевидно, и свидетельствует устойчиво растущий интерес к Беларуси во многих аспектах.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
АЮВ
Комментарий тоже не опубликовали. Понятно, что лыко не в строку. У нас же социально ориентированное государство. А рынок, ну это не для нас. Все же, у руля, бывшие коммунисты. Кроме политэкономии социализма ни хрена не знают. А о рынке пытаются рассуждать. Рыба, подсолнечное масло, пшеница, кофе и др. на внешних рынках подешевели существенно. А у нас в рознице ни на рубль чего-то. И урожай кричали не рекордный, но богатый. Видно не тот рынок у нас - регулируемый. За счет, естественно, собственного народа. А куда он денется с "подводной лодки"? Заплатит. Зарплаты же вон какие. Куда там странам ЦВЕ. А остальные бедные. Им можно и дешевле, чем своим продавать. Открыто уже говорят (министры), что рентабельность молочной отрасли держится только за счет внутреннего рынка. Волянюк, кстати, ещё полгода назад привел данные по ценам на бытовую технику беларуского производства у нас и в России. О ком заботимся, господа хорошие? Ну, конечно, поболтаем о ВЭФ, РАФ, и т.п. Как там хреново. Прям очередь на границах уехать в Беларусь, где всё зашибись. Тем более, Президент сказал, что и 30 млн. человек он работой обеспечит. Работы непочатый край.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?