Повелители стекла

"Стеклу можно придать бесконечное множество форм". Изделия из стекла становятся элитными

Художников изделий из стекла в нашей стране можно пересчитать по пальцам. А набор на эту специальность в академии искусств — всего 5 — 6 человек раз в 3 — 4 года. С одной стороны, закономерно. Некогда знаменитые на весь Советский Союз белорусские стекольные заводы сегодня переживают не лучшие времена. Борисовский в стадии санации. Сокращены мощности и на «Немане». Вместе с тем Ольга Сазыкина, преподаватель кафедры декоративно–прикладного искусства вуза, убеждена: таких специалистов нужно готовить не только для крупных производств. В прошлом году, кстати, одна из лучших выпускниц кафедры Полина Прохорчук получила направление на минскую фабрику елочных игрушек «Грай» — детище коллекционера Андрея Бегуна. «СБ» рассказывала о его музее ёлочных игрушек. Собственно на презентации новой экспозиции мы и познакомились с молодой стекольщицей, которая представляла для посетителей новогодние украшения из цветного стекла в технике фьюзинг. Следующая наша встреча состоялась уже на производстве.


Поначалу ничто не предвещало, что Полина свяжет свою жизнь с художественным стеклом. Оканчивала 3–й курс Минской государственной гимназии–колледжа искусств. Выбирала между графическим дизайном и дизайном интерьера. Но однажды к ним пришли преподаватели из академии искусств — и «завербовали». Главный аргумент? Спрос на таких штучных специалистов. Ведь свой талант художник способен применить не только на производстве, создавая новые образцы посуды или светильников, — можно гранить хрусталь, придумывать интерьерные мозаики, витражи. Еще один вариант — студийное стекло. Кстати, на фабрику ёлочных игрушек вчерашняя выпускница академии пришла развивать именно это направление, в технике фьюзинг. Так называют способ запекания кусочков стекла, уложенных в определенный рисунок, в специальных печах при высоких температурах. Полина демонстрирует новогодние украшения. И добавляет: это, так сказать, проба возможностей и изучение покупательского спроса. Она уже готовит новогоднюю коллекцию на будущий 2019 год.


— Конечно, я мечтаю о собственной мастерской. Но и здесь есть все необходимое, чтобы творчески развиваться, — моя собеседница признается, что со стеклом не заскучаешь. Ведь этому материалу можно придать бесконечное множество форм: он будет то напоминать пластмассу или керамику, то становиться прозрачным как слеза, то пузыриться, как мыльная пена... Полина показывает причудливой формы подсвечник собственной разработки. Задача стояла сделать его максимально бюджетным. Поэтому с цветным стеклом сочетается обычное оконное. Или вот тарелки со снежными узорами...

В обязанности художника входит разработка эталонного образца и калек под него, по которым «кроят» материал уже другие (для этого этапа квалификации не требуется). Но если сроки горят, Полина и сама берет стеклорез, ломатели и становится за верстак... В день может сделать до 150 изделий.

Девушка смачивает инструмент в специальной жидкости, чтобы лучше скользил по материалу, и проводит прямую линию. Потом кусочки стекла выкладываются друг на друга в соответствии с рисунком, склеиваются и отправляются в печь. Понадобится не менее 10 — 12 часов, чтобы заготовка под влиянием высокой температуры превратилась в одно целое. Художник наставляет:

— Нужно постигнуть дзен в этой профессии, не бояться стекла. Впрочем, фьюзинг — очень женское стекло. В нем нет никаких тяжелых с физической точки зрения операций.

Соединить разные стекла между собой — тоже искусство. Нужно знать технологические характеристики материала (у разных производителей они могут существенно отличаться). Играет роль и время в печи... Ошибся с расчетами — остывая, изделия пойдут паутинкой или совсем расколются.

Но Полина не зацикливается на студийном стекле. Надеется, в следующем году удастся договориться с «Неманом» и выполнить пробные образцы продукции по новым эскизам прямо в цехе, из горячего стекла. Это уже совсем другие технологии и возможности. Новые грани мастерства.

ШТРИХИ К ТЕМЕ

Ольга Сазыкина была в числе первых выпускников кафедры декоративно–прикладного искусства Белорусской государственной академии искусств. По распределению попала на стеклозавод «Неман». В 1970 — 1980 годах это было предприятие всесоюзного значения, где работала целая плеяда профессионалов, в том числе представители московской, питерской, таллинской школ. 10 лет на заводе Ольга Юрьевна вспоминает как очень плодотворные:


— Первые три года мы, конечно, были как подмастерья. Не знали еще ни материала, ни производственных приемов. А тогда тиражи были огромные и художники головой отвечали за качество изделий. Каждую грань оттачивали до миллиметра! Завод работал круглосуточно, и стекло расходилось по всему Союзу. Помню, мы свои работы потом все время в общепите узнавали: о, это мой стакан, а это пепельница Людмилы Мягковой, вазочка Тани Малышевой... Но главное, у художников на заводе были творческие дни, творческие отпуска. Мы участвовали в огромном количестве выставок. Это уже авторская биография.

Информация о каждом художнике по стеклу и его работах заносилась в картотеку Государственного института стекла. Ольга Сазыкина говорит, что сейчас эту практику в России возрождают. Сама же она за время работы на предприятии получила три авторских патента на новые технологии в сфере декорирования стекла. А в числе одного из памятных достижений — первый приз на конкурсе сувениров из стекла «Олимпиада–80» (Москва).


— Нарисовать можно что угодно, а вот воплотить сложнее, потому что производственные возможности зачастую минимальны. Ножка у рюмки по высоте, например, может быть только такой... И все, фантазируйте в заданных параметрах, — описывает Ольга Юрьевна технологические тонкости.

Сегодня же стекольные заводы для государства — роскошь. Содержать такое производство очень дорого. В то время как продукция из стекла становится все более элитной. В дешевом сегменте она легко заменима аналогами из пластика, например. Именно поэтому будущее художественного стекла в стране Ольга Юрьевна видит в небольших предприятиях и творческих мастерских, открытых новым идеям, способных не только работать на массового потребителя, но и делать больше арт–объектов, участвовать в художественных выставках. Но не каждый стекольщик позволит себе собственную печь непрерывного действия. И это существенно ограничивает творчество. А что, если по договору работать на оборудовании стекольных заводов? В России, например, за смену с бригадой у печи свободные художники готовы платить до 1.000 долларов, чтобы только выполнить изделия на заказ или творческие объекты для выставок.


Еще один нюанс. В Московской художественно–промышленной академии имени С.Г.Строганова, например, есть свой мини–завод и магазин. Польза двойная: учащиеся практикуются и зарабатывают. У нашей же академии, подчеркивает Ольга Юрьевна, нет права на торговую деятельность:

— Да и не во всех художественных галереях даже очень интересные студенческие работы берут на реализацию. Такую систему нужно менять.

КСТАТИ

Несмотря на то что спекать стекла в композицию стали еще в Древнем Египте, технологию фьюзинга называют молодой. Широкое распространение она получила только в 1990–е. Благодаря фьюзингу создаются рельефные многослойные изделия. Рисунки на стекле получаются легкие и воздушные, немного напоминающие акварель. Сегодня технология очень востребована при изготовлении бижутерии и сувенирной продукции, витражей, рам для зеркал, абажуров...

dekola@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?