Потерять все и найти больше

Никогда не писала в газету, но эта история может чему-то научить других...

Никогда не писала в газету, но думаю, что эта история может чему-то научить других. Например, не допустить моих ошибок. Или помочь найти в себе силы бороться с жизненными обстоятельствами, когда кажется, что выхода нет и все против тебя.

…Начиналось все просто замечательно. Я — женщина, которой чуть за сорок, мать-одиночка, наконец-то обрела свое счастье. Воплощением его был интеллигентный, образованный, красивый и, главное, холостой мужчина, с которым я познакомилась по Интернету. После недолгого виртуального общения мы решили встретиться.

Конечно, я волновалась: одно дело переписываться с человеком, пусть даже и в режиме онлайн, и совсем другое — встретиться, как говорят ровесники моего сына, «в реале». Он может оказаться не таким, как ты себе его представляла. Да и ты можешь его разочаровать. Но Олег не просто не разочаровал — он превзошел все мои самые смелые мечты. Образец вкуса, стиля, утонченности. Качественный костюм, дорогая обувь и рассказы о расширении бизнеса. И я ему, видно было по всему, тоже понравилась.

Любовь закружила меня так, как будто это мне, а не моему сыну девятнадцать. Я на глазах расцветала и хорошела, подруги откровенно завидовали. Как же было приятно после долгих лет одиночества ощущать себя любимой, желанной, одной-единственной.

Вскоре я познакомила Олега с сыном. Витя нашел с ним общий язык, они даже подружились, и Олег переехал в нашу трехкомнатную квартиру, оставшуюся мне после смерти родителей.

В деньгах мы не нуждались: у нас с сыном — работа, у Олега — бизнес, каждый вносил свою лепту в семейный бюджет. Больше года прошло, как в сказочном сне: цветы, рестораны, романтические уикенды в Чехии и Польше… Я думала, что совместная жизнь притупит ощущения, но наш медовый месяц все продолжался.

Единственное, что омрачало мое безоблачное существование в тот период, — это предстоящая разлука с любимым. Дело в том, что у Олега была мечта — уехать жить за границу, открыть там свой бизнес. Я знала о том, что он уже готов оформлять документы, и радовалась за него, но в то же время переживала: выдержат ли наши отношения испытание временем и расстоянием?

Предложение уехать вместе застало врасплох и заставило летать на крыльях счастья. Сын одобрил идею, оказалось, он тоже давно мечтал о загранице. Мы стали готовиться: собирали нужные бумаги, начали учить язык, выставили на продажу квартиру…

«Не боишься жечь за собой мосты?» — спрашивали знакомые, но я не боялась. Любила Олега и верила ему, а еще верила в свои силы. Я — медик. Конечно, понимала, что во Франции, куда стремился Олег, работать врачом не смогу, но медсестрой-то уж точно устроюсь. Сыну тоже не грозило остаться без работы с его специальностью автослесаря.

Покидая Беларусь, мы думали только о хорошем и верили, что на новом месте все будет просто замечательно. Так поначалу и было. Мы сняли квартиру в небольшом городке недалеко от Парижа, Олег занимался своими делами, а мы с сыном продолжали учить язык, знакомились с окрестностями и подыскивали себе работу.

Не знаю, как бы сложилась наша жизнь на новом месте: возможно, так, как мечталось. Мы бы устроились и обжились и, может быть, родили бы ребенка — возраст еще позволял. Но буквально спустя месяц нашего пребывания во Франции случилась беда.

Я, еще молодая женщина, которая никогда не болела ничем тяжелее простуды, однажды утром не смогла встать с постели — инсульт. Ни ходить, ни говорить не могла: мычала и с трудом поднимала правую руку. Зеркала мне не показывали, но я и без того понимала, что лицо перекошено.

Словами описать то, что я испытывала, лежа в бесплатной больнице в деревне под Парижем, невозможно. Страх, обида на судьбу, злость на весь мир, полная безысходность и бессилие только слабые отражения тех эмоций, которые бушевали в тот момент во мне. Казалось, это самое страшное в жизни, ничего хуже произойти уже не может. Но это только казалось.

Меня быстро выписали — без страховки за границей тебя лечить не будут. Вернувшись, мы с сыном не нашли в квартире Олега. Не появился он и на следующий день. Вместе с ним исчезли и деньги, которые мы выручили от продажи родительской квартиры, ведь они были вложены в его бизнес. На руках осталось немного евро, да за квартиру было заплачено за месяц вперед.

Мы остались одни в чужой стране, без знакомых, поддержки, денег и работы, а я даже не могла рассчитывать на элементарную медицинскую помощь. Виктор сначала пытался отыскать Олега, но, всецело доверяя ему, мы не особенно интересовались, где и чем он занимается. К тому же Витя не мог оставлять меня надолго одну — я была совершенно беспомощна.

И вот в этой ужасной ситуации, из которой я, признаться, видела единственный выход для себя и сына — свою смерть, сын проявил такие качества, о наличии которых в нем я даже и не догадывалась. Он стал мойщиком посуды в соседнем с домом кафе. Деньги были небольшие, но они, по крайней мере, позволяли нам верить в то, что мы не умрем с голоду и не окажемся в ближайшее время на улице.

В перерывах, когда возможно было отлучиться с работы, сын прибегал домой, чтобы покормить, вымыть и переодеть меня. Он выполнял всю грязную работу, ведь о сиделке мы могли только мечтать. Мне было очень неловко, но я каждый день молилась Богу и благодарила его за то, что у меня такой замечательный, мужественный, самый лучший в мире сын. Чтобы хоть как-то облегчить ему жизнь, я изо всех сил старалась разрабатывать руки и ноги. Упорство и желание сделали свое дело: со временем я смогла самостоятельно передвигаться по квартире. Этот прогресс означал, что мне нужно не так много внимания, как раньше, и сын может устроиться на вторую работу.

Больно было смотреть, как он возвращается домой затемно, исхудалый и уставший: щеки впали, вокруг глаз тени. Но что я могла сделать? От его работы зависело наше с ним выживание.

Так продолжалось более полугода. И вот однажды Витя поставил меня в известность: мы возвращаемся домой. Он скопил достаточно денег на билеты и на первое время в Минске. Я плакала и не верила своему счастью.

Дорогу перенесла с трудом — была еще очень слаба. Тем не менее добрались до Минска без происшествий. Здесь, дома, помогли друзья-врачи: устроили в больницу, поставили на ноги. При хорошем уходе я быстро пошла на поправку. Тем более был стимул: бывший начальник навестил меня в больнице и сообщил, что у него есть вакансия, на которую я могу рассчитывать. Как я была благодарна всем своим друзьям и знакомым, которые меня поддержали в тот момент!

Пока я лежала в больнице, сын устроился на работу и подыскивал подходящее жилье, которое было бы нам по карману. Привезенных из Франции денег хватило лишь на часть дома в деревеньке под Минском. Но мы были рады и этой полусгнившей крыше над головой.

…Прошло уже два года с момента нашего возвращения домой. Я окончательно поправилась, и люди, которые не знают меня, никогда не догадаются, что пару лет назад я была практически недвижима. Со временем мы выкупили у прежних хозяев оставшуюся часть дома, и он благодаря золотым рукам сына стал преображаться. Теперь Витя мечтает, что когда-нибудь выстроит на нашем участке настоящий коттедж. И я знаю, что эта его мечта обязательно сбудется. Ведь история моей жизни доказывает: даже потеряв все, ты можешь приобрести нечто большее.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости