Потерянное лицо

Польская художница приготовила линию косметики для похудения. На основе человеческого жира...

Польская художница приготовила линию косметики для похудения. На основе человеческого жира...


Центр современного искусства «Лазьня» в Гданьске в течение нескольких недель анонсировал необычную выставку. Ее экспонатами должны были стать работы выпускницы гданьской Академии художеств Алины Жемойдзин — способствующие похудению кремы, бальзамы, гели, мыло. Но за день до вернисажа влиятельная «Газета выборча» обратила внимание, что основой для этой косметики стал... человеческий жир, извлекаемый в результате липосакции. Выставка так и не открылась...


Кухонное производство


Алина свою идею отчасти осуществила еще будучи студенткой. Ее дипломная работа была посвящена производству косметических товаров, главной составляющей которых является человеческий жир. Знания черпала из Интернета, консультируясь со знакомой учительницей химии. Предназначенные в основном для женщин «наглядные пособия» были привлекательно упакованы, издавали приятный запах и не отличались от магазинных. Дипломница тщательно продумала продвижение товара. Ее рекламная стратегия включала плакаты, уличные растяжки, телевизионные заставки. Работа была оценена высоко, что дало повод устроить презентацию.


Свою «производственную линию» новатор наладила на домашней кухне. В аптеке заказала кремовую субстанцию. А вот с основным сырьем — человеческим жиром — оказалась морока. Надо было войти в контакт с теми, кто практиковал липосакцию. Эта эстетическая операция сейчас стала одной из самых распространенных в мире. Например, в США ежегодно ей подвергаются более 300 тысяч пациентов. В Гданьске у Алины с жиром ничего не вышло. Стала искать в других местах. Разослала письма в больницы и частные клиники. В Варшаве встретилась с комиссией врачебной этики. Ей растолковали, что официальным путем никакого жира она не получит, так как согласно правилам после операций он утилизируется.


Однако слух о поисках уникального сырья уже пошел, и однажды отчаявшейся Алине позвонил незнакомец и предложил встретиться на одном из варшавских вокзалов. Встреча состоялась. Алина получила термос с полутора килограммами человеческого жира и пожелания успеха.


Эстетика и этика


И тут предприимчивой Алине указали на этическую сторону дела. Возмутились врачи из медицинской академии в Гданьске. До сих пор молва несет, что в ее стенах во время Второй мировой войны возглавлявший Институт анатомии профессор Рудольф Спаннер проводил псевдомедицинские эксперименты и будто бы готовил мыло из жира человеческих останков, в том числе и жертв концлагерей. Это утверждали обвинители на Нюрнбергском процессе, где были представлены предполагаемая формула доктора Спаннера и само мыло. И в части вердикта в Нюрнберге отмечено, что «были предприняты попытки использовать жир из тел жертв в коммерческом производстве мыла». И хотя после длительного расследования не удалось доказать, что гданьский (тогда данцигский) институт когда–либо производил мыло из жира человеческих тел, связь с опытами нацистов осталась.


Художница не скрывает, что подобные ассоциации ее тоже посещали. Именно поэтому она отказалась от первоначального проекта — представить на выставке фигуры и фрагменты тел, отлитые из сваренного на человеческом жире мыла. В конечном итоге мыло лишь дополнило косметическую линию. Сама Алина уверяет, что ее работа призвана критиковать культ тела и стремление к красоте за любую цену. «В этом заключается ирония: отсосанный жир послужил производству косметики для избавления от жира», — объясняет художница.


Гданьский писатель Стефан Хвин все моральные протесты отвергает, сравнения с преступной деятельностью нацистов считает неуместными, а воплощенную идею молодой художницы называет «эксцентричной авантюрой современного искусства». Его земляк Павел Хуэлле, тоже писатель, совсем иного мнения. «Если все можно, то зачем в таком случае учат студентов–медиков, что человеческое тело — это что–то большее, чем наполненный костями мешок? Если нет никаких ограничений, то также можно людей отравлять газом и сжигать?» — задает он риторические, как ему кажется, вопросы.


Контекст цензуры


Вопросы услышала директор галереи Ядвига Хажыньска и отменила открытие выставки. Свое решение она объяснила контекстом экспозиции, хотя осталась уверена в том, что выставка касалась критики потребительства, а не навязывала фашистское содержание. Теперь идет спор как об этической, так и о формальной сторонах дела. То есть, по сути, о превентивной цензуре, поскольку поводом для закрытия неоткрытой выставки послужила предварительная рецензия на то, чего еще не было.

 

Варшава.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости