Посвящение моей Беларуси и родителям

Александр Володчинский обладает одной из лучших коллекций русской живописи конца XIX — начала XX века

Александр Володчинский обладает одной из лучших коллекций русской живописи конца XIX — начала XX века. Как заметила великая Ирина Александровна Антонова на открытии его персональной выставки в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, это настоящее явление в культурной жизни России. Теперь то же можно будет говорить и про Беларусь: 5 октября «Русское искусство XIX—XX веков из собрания Александра Володчинского» будет представлено в Национальном художественном музее. Стоит заметить, что специально для выставки Александр Наумович приобрел десятки полотен известных белорусов, преимущественно представителей Парижской школы.


Родился коллекционер в Самаре сразу после войны, через полгода его семья возвращается в Беларусь, которую он считает своей родиной. Вообще же его предки из Острошицкого Городка и Смиловичей — местечка, подарившего нам Хаима Сутина. Интересно, что бабушка Александра Володчинского жила в одно время с художником, а прабабушка похоронена рядом с его родителями. Во многом эти обстоятельства и его желание повлияли на приобретение картины Сутина. Так, в прошлом году у Александра Наумовича появился «Натюрморт с рыбами». Чуть позже специально для выставки он купил еще десятки картин белорусов. «Уроки музыки» Михаила Кикоина, автопортрет Пинхуса Кременя… Он постепенно открывал для себя мир Парижской школы. Случайно услышал о Жаке, он же Яков, Шапиро, и вскоре в коллекции уже были две его работы. Как не купить картины  ученика великого Кеса ван Донгена! К слову, именно его портрет и будет представлен на выставке. Открытием для многих минчан станет живописная работа Полины Хентовой. 

«Провинция. Базар», Константин ЮОН.

— Хентова — уроженка Витебска. Судьба этой необыкновенной красоты женщины удивительна, — просвещает Александр Наумович. — Долгие годы она являлась музой великого Эля Лисицкого, была дружна и работала с художниками, жившими в Париже в первой четверти XX века. Вышла замуж за английского художника, но, к сожалению, жизнь ее была достаточно короткой. Посетители выставки увидят не только картину Хентовой  «Материнство» — женщину с ребенком на руках, но и ее архив: письма, фотографии, литографии.

Приобрел Володчинский и несколько работ Юделя Пэна, учителя многих известных белорусских художников, в том числе Марка Шагала.

— Сколько себя помню, все время что-то коллекционировал, — рассказывает Александр Наумович. — Еще в Минске, где я прожил значительную часть жизни, собрал большую библиотеку. Преобладали книги и альбомы по искусству. Достать их тогда было непросто. Чтобы заполучить нужный экземпляр, ездил за город на импровизированные нелегальные рынки.

Большое влияние на художественное формирование коллекционера оказала учитель по музыкальной литературе, которая открывала своим ученикам мир музыки, живописи и литературы. Тогда-то молодой человек и стал собирать альбомы с картинами. Помнит, что на обложке одного из них как раз  был «Петрушка» Александра Бенуа, который сейчас есть в его коллекции. Вообще собрание живописи музыканта стало активно пополняться в начале 90-х, хотя первые картины у него появились еще в конце 80-х. 

«Интерьер с красными цветами», Станислав ЖУКОВСКИЙ.

Коллекция Александра Володчинского неоднородна, даже немного сумбурна. Были времена, когда увлекался импрессионизмом, потом постимпрессионизмом, модерном. Позже стала интересна академическая школа. Сегодня у Александра Наумовича никаких приоритетов нет. Картина должна его увлечь. А вкус у коллекционера, надо сказать, прекрасный. Признается, что во многом на него повлиял брат, замечательный питерский режиссер и педагог Арсений Сагальник. Отсюда  у Володчинского множество работ театральных художников «Мира искусства» (Бенуа, Бакст в том числе), портретов выдающихся деятелей культуры.

— Большую роль в моем становлении сыграла и музыка, — говорит коллекционер. — Мы жили на Юбилейной площади, в то время, когда я гонял в футбол, из каждого окна раздавались звуки скрипки или каких-то других инструментов. Спасибо родителям, что вовремя заставили заниматься музыкой. Поступил в  ММУ имени М.И. Глинки и очень полюбил джаз. Где его тогда можно было играть? Работал в ансамбле в ресторане «Беларусь», а в 70-м организовал шоу в «Каменном цветке», где выступали артисты балета, музыканты, певцы. К слову, там начинали Валерий Дайнеко, Борис Моисеев, тогда еще учившийся в Минском хореографическом училище. Невозможно играть джаз и в то же время жить безынтересной жизнью. Музыка, книги, театр переплелись в одно целое с моими фантазиями и мечтами. Это общение и удивительная атмосфера очень повлияли на мои взгляды и вкусы. 

Воспоминания о детстве и родителях Александра Володчинского отразились в любви к жанровой живописи. Он очень почитает творчество семейства Маковских, им на минской выставке будет отдан целый зал. Владимир Маковский изображал русский быт и городские виды второй половины XIX  — начала XX века. Работы его брата Константина, которого император Александр II называл «своим художником», более светского содержания.

«Деспот», Владимир МАКОВСКИЙ.

Большим поклонникам Национального художественного музея особенно будет интересен «Деспот» Маковского, а также «Березовая роща» Куинджи, повторы которых есть в Минске. Не избежать зрителям сравнений и работ Пукирева, известного «Неравным браком». На несколько месяцев в Минск приедет его «Выход начальника». Заведующий отделом русского и зарубежного искусства НХМ Алексей Хоряк, куратор выставки, считает коллекции нашего музея и Александра Володчинского взаимодополняемыми, что даст посетителям возможность иметь более широкое, детальное представление о русском искусстве  XIX—XX веков.

Что еще в запасниках Александра Наумовича? Всего в его коллекции более трехсот полотен. В Беларусь он везет самое лучшее. Ведь, как сам говорит, едет на родину, домой, на землю своих родителей, которым и посвящает эту выставку. 

stepuro@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...