Постучим по дереву...

Эпистолярная арифметика с Олегом Усачевым. Чьи шишки в кедровой роще, появившейся в Пуховичском районе?

Если посадить один саженец, то будет больше на одно дерево. Если посадить одного браконьера, то будет больше на сотню деревьев. А если посадить одного чиновника, позволяющего незаконно рубить деревья, то будет больше на тысячу деревьев. В нашей истории посадили кедры, которые выросли и замерли в ожидании своей дальнейшей судьбы... Попробуем разобраться.

Станут ли исполинами кедры на кадре, зависит от будущего хозяина участка.
ДАНО. Письмо в редакцию от гражданки С.А.Киреевой, переживающей по поводу судьбы кедровой рощи в Пуховичском районе. Все началось в 2007 году, когда минчанке Н.Н.Нефедовой Пережирский сельсовет выделил участок земли в деревне Зазерка под огородничество. На 15 сотках были высажены не картошка, капуста и свекла, а саженцы кедровой сосны. Это, конечно, вызвало некоторые вопросы у местного начальства, ведь участок выделялся именно под посадки сельскохозяйственных культур. Но новоиспеченная огородница заверила, что не планирует растить взрослые кедры, в ее планах лишь разведение и продажа саженцев. 

Человеческие планы рухнули под натиском законов природы. Кедры выросли и... зашумели люди. С первыми шишками появились и первые проблемы. 

Участок выделялся во временное пользование сроком на 10 лет. В 2017 году председатель местного сельсовета уведомила гражданку Кирееву о том, что договор аренды продлеваться не будет. Основания? Истечение срока аренды и использование участка не по целевому назначению. А посему землю надо освободить. На решение вопроса, что делать с кедрами, хозяйке дали почти два года. Как сегодня утверждает председатель Пережирского сельсовета Елена Зубович, гражданка Киреева ничего в отведенное ей время не сделала. Земля, на которой в том числе росли и 86 кедров, была поделена на участки под жилые застройки. В марте — апреле состоится аукцион, на котором любой желающий сможет их приобрести. 

АНАЛИЗ. По сути, 86 кедров выросли вопреки законодательству. Но автор письма в редакцию С.А.Киреева уверена, что кедровую рощу на окраине деревни Зазерка надо непременно сохранить для потомков: 

«Зачем ехать в тайгу, если вот она, пожалуйста, в центре Европы. Ведь можно каждое дерево посвятить какому-нибудь воину-освободителю этого района. Или воинам-«афганцам» посвятить! Или просто выдающимся деятелям Беларуси. Сюда же можно туристов со всего мира возить! Кроме того, кедровая роща — это ведь ценнейшее для здоровья место!» У председателя Пережирского сельсовета, наблюдавшей с первых дней за ростом кедров, своя правда. Елена Зубович не отрицает ценности кедров, но ценность земли для нее не ниже. Деньги, заработанные на аукционе на продажах участков, планируется вложить в развитие района. Кроме того, местная начальница утверждает, что изначально все началось с нарушения закона: «Почему, зная, что на земле под огородничество можно сажать только сельскохозяйственные культуры и что рано или поздно участок будет изъят, она сознательно нарушала закон? А сегодня дело преподносится так, что мы, исполнительная власть, мешаем!» Действительно, судьба кедров взволновала неравнодушных людей, и они стали писать во всевозможные инстанции. Председатель сельсовета сетует, что уже устала от проверок: «Тут было несколько комиссий. Что только гражданке не предлагали. Человек соглашался, но ни на что не шел. Мы ведь не сразу изъяли участок, ей давали время, чтобы она продала деревья или пересадила их. Увы, она ничего не сделала. Да и какая это роща? Роща должна быть не менее двух гектаров, а здесь пятнадцать соток, на которых рядками растут 62 кедра. Если посмотреть на эти деревья, то станет стыдно, они стоят в зарослях золотарника (травянистое многолетнее растение, сравнимое по опасности с борщевиком. — Прим. авт.)! Там надо уже косить бензокосой! За чей счет? Я ее предупреждала. Она меня уверяла, что как только они взойдут, продаст их. И не продала. Почему она при такой любви к кедрам не ухаживает за ними? Если так она желает сохранить посадки, то у меня есть место возле бывшей взорванной церкви, и давайте пересадим туда эти кедры. Я бы договорилась с солдатиками из воинской части, что поблизости. Хозяйка добро не дает. Она хочет оставить эту рощу. Я не против, скоро на аукционе она может выкупить этот участок и дальше делать с ним, что хочет!» 

Согласитесь, логика в словах руководителя есть. И пока люди шумят, кедры медленно растут. 

Как долго проживут кедры в деревне Зазерка, не знает никто. Из 86 кедров уже осталось 62. Какие-то деревья спилили варвары, какие-то выкопали неизвестные. 

РЕШЕНИЕ. Как ни удивительно, но решение этой задачи зависит только от одного. От волеизъявления будущего владельца участка, который вот-вот уйдет с аукциона. Если решит хозяин организовать здесь агроусадьбу, где главной достопримечательностью будет кедровая роща, — прекрасно! Но где гарантия, что новый владелец не захочет разбить на купленных сотках, например, английскую лужайку? И тогда у кедров два пути: либо в печь, либо пересадка в другую лунку. Надо думать, мнение двух противоборствующих сторон в данной истории совпадет в той части, где встает вопрос о судьбе деревьев. Уверен, что все мечтают, чтобы кедры стали исполинами и пережили всех нас... Поэтому всех заинтересованных в том, чтобы сохранить кедры в деревне Зазерка Пуховичского района, милости просим на аукцион. Подробности и условия можно уточнить в Пережирском сельсовете. Остальным напомним старую индейскую пословицу: «Когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица, только тогда вы все поймете, что деньги нельзя есть!»
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи