Постучались не в те двери

У нас на 10 тысяч человек — 470 студентов. Это — один из самых высоких показателей в Европе. Вроде есть чем гордиться. Но на деле оказывается — умных много, а специалистов не хватает. Точнее, несколько лет подряд наблюдается явный перекос. Юристов и экономистов — в избытке. Зооинженеры, агрономы — в дефиците. На Могилевщине — еще и социальные педагоги, математики, медики. Может, вузам пора подкорректировать набор на некоторые специальности? На одни — сократить число поступающих. Предоставить льготы тем, кто хочет учиться, а главное — работать в сельском хозяйстве. Нелишне, наверное, подумать и о новых направлениях...

У нас на 10 тысяч человек — 470 студентов. Это — один из самых высоких показателей в Европе. Вроде есть чем гордиться. Но на деле оказывается — умных много, а специалистов не хватает. Точнее, несколько лет подряд наблюдается явный перекос. Юристов и экономистов — в избытке. Зооинженеры, агрономы — в дефиците. На Могилевщине — еще и социальные педагоги, математики, медики. Может, вузам пора подкорректировать набор на некоторые специальности? На одни — сократить число поступающих. Предоставить льготы тем, кто хочет учиться, а главное — работать в сельском хозяйстве. Нелишне, наверное, подумать и о новых направлениях...


Дефицит с избытком


В стране — 55 высших учебных заведений, более 440 тысяч студентов. Специальностей на выбор предложено немало — 438. На некоторые даже конкурса нет — берут, считай, всех желающих. Тем не менее около 40 процентов абитуриентов выбирают экономический профиль. Экономистов готовят 33 вуза. Зачем столько, если впоследствии у этих выпускников проблемы с трудоустройством? Опять же у экономиста широкого профиля возникают трудности, если он устраивается в агропромышленную отрасль или пищевую промышленность. Вот и ректор Белорусской сельхозакадемии профессор Александр Курдеко признает:


— Сапоги должен тачать сапожник, а пироги печь — пирожник. Достаточно, чтобы экономистов для села готовили два специализированных вуза. А их набирают и неаграрные университеты, например Гомельский потребкооперации, Полесский... В нашем вузе такая специальность есть, с этого года ее усиливаем.


На экономиста–инженера для пищевой и перерабатывающей отрасли до недавнего времени учили лишь в Могилевском университете продовольствия. Пока к нему не присоединился Гродненский аграрный университет. Хочет «закрыть» своими кадрами область. Но некоторые руководители тамошних предприятий по–прежнему предпочитают дипломированных специалистов из Могилева. По словам проректора университета продовольствия по учебной работе Евгении Трилинской, работодатели из разных регионов с руками отрывают технологов молока и молочных продуктов, мясной промышленности, специалистов по эксплуатации машин и аппаратов пищевых производств. Заявок почти вдвое больше, чем выпускников.


Если есть спрос, может, стоит увеличить набор? Но в университете этого не планируют. Правда, подумывают освоить новое направление — готовить специалистов по текстильной обработке материалов.


Теория и практика


Получить диплом — полдела. Главное, чтобы впоследствии выпускники закрепились в профессии. А с этим — проблема. К примеру, в Горецком районе не хватает руководящих работников. Парадокс. Ведь расположенная здесь БГСХА — центр подготовки кадров для села — ежегодно дает более 1.000 молодых специалистов. Если инженеры, экономисты приживаются в хозяйствах, то зоотехники, агрономы словно испаряются. В вузе не скрывают: из бюджетников — в 2011 году их было 93 процента — через пять лет после отработки на селе остаются около половины. Недавно в академии провели соцопрос среди студентов–старшекурсников. Лишь 10 процентов заверили, что планируют закрепиться на первом рабочем месте. 50 процентов признались: «Зависит от того, устроят ли зарплата, жилье, руководитель». Настораживает, что лишь 40 процентов завтрашних дипломированных специалистов не изменили бы своего решения, доведись им снова выбирать вуз и специальность.


То, что в аграрный, педагогический вузы нередко поступают ради «корочки» о высшем образовании, не секрет. Можно ли изначально отсеять неперспективных? Ректор БГСХА не сомневается — можно и нужно:


— Сельскохозяйственный вуз одно время полюбили «дети асфальта» — горожане. И учатся хорошо, а приедут на практику в хозяйство, плачут: «Я ж тут работать не смогу!» Наша задача — учить тех, кому это действительно нужно. Если у школьника — и родители, и деды на земле работали, сам он тяжкого труда не чурается, его и надо агитировать поступать. И мы идем этим путем, сотрудничаем со школами, исполкомами, берем на карандаш подобные семьи, звоним родителям, общаемся с детьми. Вплотную работаем и с хозяйствами. Есть у них толковый специалист без высшего образования — приглашаем к нам на заочное отделение. Хорошо бы и сами руководители сельхозпредприятий растили для себя кадры. Уверен: при желании любое хозяйство сможет заплатить за учебу студента около 10 миллионов в год. Чтобы закрыть потребность в дефицитных кадрах, надо изменить и отношение к этим специальностям абитуриентов. Несколько лет назад мы внесли в Министерство образования предложение вдвое увеличить стипендию поступающим на дефицитные специальности — к примеру, зоотехнию. А чтобы не возникло искушения учиться ради денег, на год увеличить срок отработки по распределению. Тогда инициатива не нашла поддержки. Но на недавней коллегии в министерстве к этой теме возвращались. Вполне возможно, она воплотится в жизнь.


Разность потенциалов


Ежегодно выпускников школ в стране становится меньше: в 2010 году было больше 90 тысяч, в прошлом — уже 78 тысяч. В 2015–м, по прогнозам, остается около 45 тысяч. А вузов, готовящих педагогов, в стране 13. Казалось бы, наставников должно быть в избытке. А их не хватает. Могилевщине — социальных педагогов, учителей иностранных языков, математиков, химиков, биологов, физиков. Престижно высшее образование, но не профессия.


Секретарь приемной комиссии Могилевского университета имени Кулешова, декан физико–математического факультета Леонид Старовойтов не скрывает:


— В прошлом году недобрали 10 бюджетников. Теперь на невостребованные специальности их прием сократили на 5 — 15 мест. В этом году вовсе не будем принимать абитуриентов на «Белорусский и русский языки», «Начальное образование и изобразительное искусство», «Дошкольное обучение и социальную работу».


По рекомендации Министерства образования сократят и «физкультурников». А они между тем в области на вес золота. В прошлом году МГУ им.Кулешова распределило с факультета физвоспитания не только всех бюджетников, но и почти половину «платников».


Правильный выбор


Могилевчанка Дарья Разумнова в 2011–м после школы поступила в Белорусско–Российский университет. «По настоянию мамы». Родительница готова была оплачивать учебу дочери, лишь бы та стала экономистом. Но Дарья ни экономистом, ни главбухом себя не видела. В итоге забрала документы и отправилась на курсы в лицей № 7 — с детства мечтала быть парикмахером. Начальник отдела профориентации управления по труду, занятости и соцзащите Могилевского горисполкома Татьяна Сафонова ее позицию одобряет:


— Правильно сделала, проблем с работой не будет. А юристам, экономистам трудоустроиться непросто. Их давно переизбыток. Некоторые вообще высшее образование получают ради «корочки». А потом, не найдя места или взаимопонимания с работодателем, идут к нам, чтобы освоить рабочую специальность. Повара, парикмахеры, швеи, токари, плотники, каменщики нынче в цене. Оклад — до 2 миллионов рублей и выше.


Приоритеты на рынке труда меняются, и специальности, которые еще вчера считались престижными, сегодня оказываются ненужными. Это надо учитывать вузам, абитуриентам и их родителям.


Фото автора и Николая ТИТОВА.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...