Минск
+9 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Безудержная романтика советской эпохи отразилась в выставке «Река времени»

Посмотри и оцени

Безудержная романтика советской эпохи отразилась в выставке «Река времени»
Безудержная романтика советской эпохи со всеми ее выездами на целину, гигантскими промышленными стройками, полетами в космос и победой человека над природой отразилась в выставке «Река времени», открывшейся в Национальном художественном музее. Большая часть представленных произведений практически неизвестна зрителю, и по завершении выставки эти работы снова вернутся в музейные хранилища.

В данный момент открыта лишь «первая очередь» выставки, объединяющей работы белорусских художников, чьи юбилеи отмечаются в этом году (от 60 до 130 лет), — тиражная и оригинальная графика, акварель. В перспективе уже через несколько недель к ним добавятся живопись и скульптура, а также произведения художников декоративно–прикладного искусства, и пройдет официальная церемония открытия. Пока же корреспонденты «СБ» оценили уже действующую часть выставки и понаблюдали за первыми посетителями.

Художников–юбиляров в 2014 году, как рассказала куратор выставки Валентина Войцеховская, оказалось очень много:

Валентина Войцеховская— В итоге нам пришлось отказаться от «пятерочек» и брать только тех авторов, у кого на этот год пришлись круглые даты, официально считающиеся юбилейными. В данный момент представлены 29 художников, 69 работ. Все из фондов нашего музея. Основной корпус, конечно, составляет ХХ век. Самые ранние работы, наверное, Роберта Генина — это начало 1910–х годов. Мне трудно кого–то выделить и даже не хочется никого выделять, потому что если вы пройдете по выставке, увидите, что каждое произведение по–своему замечательно.

И действительно, экспозиция настолько разноплановая, что к какому произведению ни обратись, обнаружишь нечто не вполне обычное. Прозрачная, в легких пастельных тонах, монотипия «Начало весны» Леонида Антимонова (художника витебской школы, известного своей любовью к экспериментам с разными техниками и материалами) соседствует здесь с ярким и пышным, каким–то даже узорчатым «Весенним восторгом» Нины Пилюзиной, мгновенно выдающим в авторе художницу по ткани — и видеть на бумаге технику, характерную для батика, само по себе любопытно.

Суровые производственные пейзажи Владимира Напреенко (ученика выдающегося Феликса Гумена), единственная сохранившаяся в фондах музея картина Федора Фогта, знаменитые дружеские шаржи Константина Куксо, иллюстрации Василия Шаранговича к «Пану Тадеушу» Мицкевича, роскошные акварели Геннадия Шутова, впечатляющий метафорический цикл Михаила Борздыко — каждый посетитель выставки выбирает то, что его больше задевает, и иной раз подолгу замирает перед понравившейся ему работой.

Трудно оторваться от «Карлова створа» Антона Ясюкайтя: бушующий Енисей и возвышающаяся над ним в клубах тумана ли, облаков Саяно–Шушенская ГЭС — это, что называется, цепляет, пробирает до мурашек, и не нужно быть специалистом, чтобы буквально влюбиться в эту работу.

В сложной технике обрезной гравюры работал Анатолий Зайцев. Его небольшие, но очень точные пейзажи Минска просто просятся на почтовую марку: выйди подобная серия, у филателистов она бы имела бешеный успех.
Иллюстрации к изданиям для детей Владимира Пощастьева многим знакомы с детства, пусть даже дети и не знают фамилий художников, зато навсегда запоминают нарисованных ими персонажей своих первых книжек. При этом выставленные здесь же пейзажи Пощастьева настолько отличаются от его работ для детей, словно над ними трудились совершенно разные авторы.

Все это — лишь малая толика огромной коллекции белорусской графики, имеющейся в фондах Национального художественного музея, признается Валентина Войцеховская, и многое здесь в большей степени история, нежели чисто художественные произведения:

— Обратите внимание на Сергея Романова, чья графика тоже представлена на выставке. Во время Великой Отечественной войны он был партизаном в Беларуси (сражался в 8–й Рогачевской бригаде. — Прим. авт.), так сложилась его военная судьба, и поэтому его работы этого периода имеют и собственно историческую ценность, они сродни моментальному фотоснимку. Трудно представить себе что–то более достоверное.

Искусство ХХ века традиционно привлекает более–менее подготовленного зрителя: здесь нет костюмной роскоши, зато есть многообразие техник и методов. При этом практически каждую работу в экспозиции можно (да, пожалуй, и нужно) рассматривать не только как художественное произведение, но и как документ эпохи. Причем эпохи, максимально близкой к нам и очень своеобразной. Это история в картинах, но не застывшая, а живая. Ностальгируешь или нет по советскому периоду, но река времени подхватывает тебя и несет туда, где кипит Енисей или веет космический ветер.


ovsepyan@sb.by

Советская Белоруссия №136 (24519). Вторник 22 июля 2014 года
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...