Минск
+2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Последняя из рода Олельковичей

Духовный подвиг Софии Слуцкой

Духовный подвиг Софии Слуцкой


Трудно верить княжеским портретам... Как попал в милость к испанскому королю Франсиско Гойя? Изобразил его, низенького по жизни, выше себя, скромно приписанного рядом для масштаба. Не нужно быть знатоком искусства, чтобы заметить, как портреты знатных дам сановно и безлико красивы.


В портретах этой молодой дамы есть индивидуальность. Мы легко можем представить ее, темноглазую и темноволосую, с маленьким ярким ртом и строгим овалом лица, с особым выражением кротости и решимости... Современники сравнивали ее с прекрасным цветком, со звездой в созвездии древнего рода...


Нет, они не льстили насчет красоты. Эта девочка действительно была прекрасна. А еще она была самой богатой наследницей в Беларуси конца XVI века.


А еще про нее было написано:


«Разве ты менее рыцарь, чем гордый супруг твой великий?»


Но если вы представляете эту женщину подобно ее бабке, Анастасии Слуцкой, в кольчуге и с мечом в руке, ошибаетесь.


Битвы бывают разные... И не всегда — с оружием.


София Слуцкая родилась в семье слуцкого князя Юрия Олельковича и Катерины из рода Кишек. Оба рода — магнатские, древние... Особенно Олельковичи, князья Копыльские и Слуцкие, потомки великого князя Ольгерда.


У юной Софьи было все. Но главного судьба ее лишила. В два года она осталась круглой сиротой. Еще несколько лет — и умерли оба дяди. Огромное наследство перешло во владение маленькой девочки.


Королей в то время называли «символ, одетый в бархат с лилиями». Отпрыск знатного рода — это гарантия целостности владений, выгодный политический союз, способ получить богатство... Стать опекуном Софьи хотели многие. Это право отстояли родственники сироты по материнской линии Ходкевичи. Они были достаточно сильны, чтобы защитить свои права и права подопечной.


Как вы можете догадаться, владениями подопечной Ходкевичи пользовались, как своими.


Как воспитывалась юная белорусская леди? Конечно, у нее было все необходимое... Ведь ее здоровье и жизнь так много значили! Но известно и то, что девочку растили в строгих христианских традициях. Ее отец был набожным человеком, как и другие Олельковичи, много делал для православия. А к началу XVII века православная вера на наших землях переживала тяжелые времена. От того, какой вырастет будущая владелица, зависела судьба ее подданных...


Софья выросла верующей. Более того, как и Евфросиния Полоцкая, которая в подростковом возрасте смогла отстоять право самой устраивать свою судьбу, последняя из рода Олельковичей обладала достаточно твердым характером...


А между тем на сказочно богатую невесту претендовали именитые женихи. Юрий Ходкевич просватал ее за Януша Радзивилла, сына своего друга Криштофа Радзивилла по прозвищу Перун. Знаменитый воин, судя по прозвищу, обладал грозным нравом. Но сын его по всему подходил для «звезды из рода Олельковичей» — молодой, красивый, смелый... Когда Юрий Ходкевич умер, брачный договор подтвердил новый опекун, брат Юрия Иероним... Одни историки утверждают, что невесту не очень посвящали в ее будущее, скрывали брачный договор, не допускали жениха... А другие, наоборот, говорят, что 19–летний Радзивилл был частым гостем во дворце Ходкевичей в Вильно, где жила Софья, и нет сомнения, что согласно галантным обычаям того времени пытался очаровать будущую жену. Представьте себе... Ему — 19, ей — 14, прямо по Шекспиру... Оба красивы, оба принадлежат к одному кругу. Нет никаких оснований полагать, что Софья испытывала к будущему жениху отвращение.


Свадьба была назначена на 1600 год, когда Софье должно было исполниться 15 лет. Но ее опекун Иероним Ходкевич ссорится с отцом жениха Радзивиллом Перуном по причине предсказуемой и банальной: желая оставить за собой часть наследства сироты, а именно город Копысь. Дело дошло до королевского суда, который подтвердил права Радзивиллов...


Можно представить, в какой ярости Ходкевич возвращался в свой дом в Вильно. А там в то время находился молодой Радзивилл — прорвался для объяснения с невестой. Опекун отреагировал жестко: приказал слугам спустить гостя с лестницы, не обращая внимания на протесты девочки.


Это был скандал. Нам трудно представить, какого масштаба, — сегодня звезды оскорбляют и дают пинки друг другу на глазах журналистов, и ничего: «пропиарятся» — и дальше живут... Для шляхтича, даже самого мелкого, оскорбление силой, тем более от рук слуги, могла смыть только кровь. Это было дело всего рода.


Под стены Вильно стянулось 20–тысячное войско. К Радзивиллу Перуну присоединились со своими войсками три сына Константина Острожского, смоленский воевода Абрамович. Ходкевич со своей стороны собрал 1.600 конных и 600 пеших воинов... Плюс 24 пушки. А с учетом того, что жилье Ходкевичей было укреплено по последнему слову тогдашнего фортификационного искусства (остатки его и сегодня можно увидеть на улице Савич в Вильнюсе), то за наследство последней из рода Олельковичей могла начаться самая настоящая война. Пытались вмешаться король и церковные власти... Напрасно.


Итак, юная княгиня, воспитанная христианкой и патриоткой, понимает, что из–за нее на народ обрушится беда. На тот народ, за который она несет ответственность перед Богом! История сохранила слова ее обращения к Янушу Радзивиллу, в котором она готова отказаться от всего, в том числе и от свадьбы, только бы не разгорелась война: «...и предостерегаючи того, абым таким непорядком и с тем моим за его милость пана Януша Радзивилла вперед Пана Бога не ображала, а потом абых теж учстивост и маетностей моих до жадных небеспечностей не прыводила...»


Януш умоляет отца не начинать сражение... Тот непреклонен.


Но все же происходит чудо. Перун, опытный воитель, который вообще никогда ранее не отступал, отводит войска от стен Вильно. Магнаты мирятся. Радзивиллы прощают Ходкевичу долг. Свадьба состоялась.


Почему?


В житии Софии Слуцкой это объясняется тем, что Бог услышал моления сироты. Не будем подвергать сомнению слова канона. Разумеется, Софья молилась о том, чтобы не пролилась из–за нее невинная кровь. Исходя из фактов, можно предположить, что мирное решение конфликта — действительно заслуга наследницы Олельковичей. Что конкретно она ради этого предприняла — можно строить разные гипотезы... Смогла же Софья настоять, чтобы в брачном договоре записали, что их общие с католиком Радзивиллом дети будут крещены в православной вере. И это в то время, когда в Беларуси православных хоронили ночью и людей насильно переводили в униатство!


София не допустила такого на своих землях. Она убеждает мужа и тот добивается королевского «привилея»: «Чтобы церкви, архимандриты, игумены, монастыри и братства в княжестве Слуцком и других владениях на вечные времена неприкосновенно, без всякой перемены были сохраняемы в совершенной свободе своего богослужения... уния в эти церкви не должна вводиться никаким насильственным или измышленным способом...»


Софья много жертвует на церкви и братства, сама вышивает золотые ризы (они хранились до начала ХХ века). Ее земли становятся прибежищем для всех, кого преследуют из–за конфессиональной принадлежности.


Была ли она счастлива в браке? Одни говорят: нет, мол, какие общие интересы у будущей святой с бравым воякой, любителем пиров и дам, который к тому же часто из дома отлучался? Другие, наоборот, утверждают, что Януш Радзивилл относился к благочестивой жене с уважением и любовью. Ведь не на гулянки ходил — выполнять свой рыцарский долг, сначала — на шведскую, потом — на московскую войну. Белорусский поэт того времени Соломон Рысинский, писавший, согласно ученой моде, на латыни, сочинил про Януша Радзивила:


«Сломлено не было мужество князя ни вражеским строем,


Ядрами, сталью, огнем и угрозами он не сражен».


Софья умерла во время родов в 26–летнем возрасте. Ее дочь родилась мертвой. Есть сведения о том, что до этого у нее и Януша умерло в младенчестве еще двое детей — Николай и Екатерина. На ее надгробии сделали надпись: «1612 год, марта 19, представилася благоверная София княжна Слуцкая Олельковна Юрьевичовна Ольгердово племя и положена бысть в монастыре Святой Живоначальной Троицы».


Вскоре пошли слухи о том, что у гроба Софии совершаются чудеса. Ее стали считать покровительницей женщин, которые болеют, готовятся стать матерями... Разумеется, обращались к Софии Слуцкой те, кто мечтал о чистой и верной любви (а кто ж о ней не мечтает!). Мощи ее были обнаружены нетленными. Еще в XIX веке жители Слуцка спасались от бед, пронося их по городу с крестным ходом. Но настали времена «борьбы с мракобесием». 21 февраля 1930 г. в Троицкий собор пришла уполномоченная комиссия. Проверяющие вскрыли раку, где хранились мощи. Признаков специального бальзамирования тела не было выявлено. Нетление назвали «типичным примером натуральной мумификации трупа». Как любопытный казус мощи святой княгини были доставлены в Минск в анатомический музей медицинского факультета БГУ.


Ныне же они находятся в Свято–Духовом Кафедральном соборе Минска и любой может подойти к ним с искренней молитвой.


В Собор белорусских святых святая благоверная София Слуцкая, женщина — рыцарь духа, была внесена в 1984 году.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...