Последний патрон

В ходе обыска, состоявшегося 13 марта 2002 года в квартире по проспекту Пушкина, 7 в городе Минске, где временно проживали Алесь и Артем Шахраи, был обнаружен 9-миллиметровый патрон к пистолету Макарова. Вернее, Алесь сам его выдал оперативникам. В тот же день были изъяты две записки, начинающиеся и заканчивающиеся словами: 1) «Алесю! Проверяй почту на квартире… праздником – днем милиции!!! Твой братишка», 2) «Привет, братишка! Я дописываю тебе еще…еще отпишу! Твой братишка Артем (Максим)», которые были приобщены к делу в качестве доказательств. Позднее выяснится, что тексты записок выполнены Артемом Шахраем. Алесь пояснил: купил несколько патронов к пистолету на рынке в Ждановичах. Часть патронов, дескать, как-то расстрелял из своего табельного оружия на свалке за городом — решил проверить прицел, а один вот остался. Правда, его друг Василий Новик опроверг этот довод, заявил, что Алесь Шахрай из табельного оружия, в том числе и на Северной загородной свалке, не стрелял. Во время их встреч в основном шла речь о работе, о том, что Алесь хотел приобрести легковой автомобиль, спрашивал, не может ли он одолжить ему денег… 20 марта, то есть через шесть дней после обыска в квартире, три записки следующего содержания: «Здравствуй, дружище. Надеюсь застать...», «...С искренним уважением к тебе я. А.» — были обнаружены и изъяты в ходе проведения планового обыска в камере № 186 следственного изолятора. Установлено, что автором одной из записок с вышеизложенным содержанием являлся Алесь Шахрай.
Странная история с иномаркой. Алексей Тур (здесь и далее фамилии потерпевших и свидетелей исходя из моральных соображений изменены. — В.Т.) после окончания курсов таксистов официально занялся частным извозом. Обычно стоял на перекрестке проспект Пушкина – улица Ольшевского. Неоднократно подвозил к магазину «Лорендо» молодого следователя милиции, который предлагал ему свои услуги в урегулировании конфликтов с работниками ДПС (ГАИ). Этот лейтенант иногда вообще не расплачивался за проезд, а иной раз платил чисто символическую сумму. 14 января 2002 года ближе к ночи отцу Алексея Владимиру Туру позвонила на работу жена и сообщила, что их сын не забрал с работы жену Светлану. Такое случалось крайне редко: Алексей был порядочным, пунктуальным человеком. В случае какой-то неувязки – нужно было, например, отвезти пассажира на другую окраину города — непременно предупреждал Светлану, что не имеет возможности приехать. Извинялся. Ночь оказалась сущим наказанием. А на следующее утро Светлана обратилась с заявлением об исчезновении Алексея в одно из отделений милиции Фрунзенского РУВД, родственники предприняли также самостоятельные шаги к его розыску: опрашивали таксистов, расклеивали листовки с фотографиями, сюжет об исчезновении Алексея был показан в «Новостях» по телевидению. Но весь арсенал предпринимаемых мер не давал пока результата. Время тянулось тревожно медленно. Трудно было отделаться от кошмарного ощущения, что Алексей погиб. Впрочем, через три дня произошли события, которые подтвердили самое ужасное. Инспекторы ГАИ Михаил Подберезовик и Александр Раков в тот день, а именно 17 января, с 6.45 утра несли службу в районе проспекта Пушкина. Около 9 утра к ним подрулил на своей машине Николай Кириченя. Он ехал в направлении станции метро «Пушкинская» (кстати, Кириченя прежде хорошо знал исчезнувшего Алексея Тура, не раз помогал последнему ремонтировать его «ауди»). Остановившись, попросил работников Госавтоинспекции обратить внимание на движущийся в их направлении автомобиль «Ауди-100» красного цвета с замерзшими стеклами. Дескать, предположил он, подобный находится в угоне. Естественно, Михаил Подберезовик подал водителю «ауди» сигнал свистком, указал жезлом остановиться. Это был перекресток проспекта Пушкина и улицы Одоевского. Однако на эти сигналы водитель отреагировал по-своему: машина, набирая скорость, стала удаляться в сторону улицы Притыцкого. «Неужто водитель с утра пьян?» — возникло подозрение. Стали преследовать автомобиль и нагнали его возле клуба «Тоннель». Подберезовик потребовал предъявить документы. Молодой человек разволновался, сказал, что у него нет документов на машину, нет и водительского удостоверения. При себе студент БАТУ Артем Шахрай имел лишь студенческий билет. На заданный вопрос, почему он ездит без документов, горе-водитель ответил, что автомобиль он взял без спроса у своего брата, который является лейтенантом милиции, следователем Минского РУВД. И, мол, если тот узнает, что его задержали, то ему, Артему, не поздоровится. Инспекторы, сверив номер автомобиля с оперативными ориентировками, обнаружили, что данная машина действительно находится в розыске. Молодой человек и «Ауди-100» были доставлены во Фрунзенское РУВД города Минска. К тому же – и это важно — позже дежурный рассказал инспектору ГАИ о вопиющем факте: молодой человек впоследствии изменил свои первоначальные показания, стал невпопад, бессвязно утверждать, что автомашину он угнал с проспекта Пушкина, где она якобы стояла открытая, с ключом в замке зажигания. Более того, если сразу он говорил, что ехал покататься, то в отделе стал утверждать, что, дескать, ехал в институт. Слишком много получалось нестыковок. Этот эпизод дал толчок к оперативной активности. И туманность ситуации стала постепенно проясняться. В процессе осмотра автомобиля «Ауди-100» (государственный номер 09-41 РМ) оперативники и следователь Вера Купцевич старались объективно разобраться: выяснить правду и установить бесспорные улики, что именно произошло и почему произошло. В частности, было выявлено, что форточка левого переднего водительского стекла — прозрачная, а остальные — тонированы в зеленоватый. На передних сиденьях отсутствуют чехлы. Салон был в крови. Версия Шахрая. Бывший следователь Алесь Шахрай был допрошен в качестве свидетеля. Уверенный в безошибочности разработанной им методики криминального промысла, он рассказал придуманную им версию о приобретении автомобиля. Главным для него сейчас было любой ценой уйти от ответственности. Заручиться доверием коллег. Он стал утверждать, что с 9 утра 13 января до 9 утра 14 января 2002 года находился на суточном дежурстве в Папернянском ОВД. Сдав дежурство и оружие, автобусом из поселка Большевик поехал к заместителю начальника следственного отдела, чтобы подписать постановление о продлении срока следствия по уголовному делу в отношении гражданина Китая. Потом по этому же вопросу необходимо было заехать в управление следственного комитета. Домой вернулся только после 14. Известное дело, после суточного дежурства предоставляется выходной. Однако, как выяснилось, следователю было не до отдыха. Для того, чтобы его начальник Алина Филиппова продлила в вышестоящей инстанции срок следствия по обвинению гражданина Китая, он, Алесь Шахрай (согласно его доводам), примерно в 18.00 поехал в Папернянский отдел милиции, находящийся в поселке Большевик. Встречался там с дежурным Сергеем Симоновым, оперативником Русланом Лозой. Последний, правда, позже не подтвердил слов коллеги. По возвращении в Минск, излагал далее версию Алесь Шахрай, во дворе дома его кто-то осветил фарами машины, окликнул по имени-отчеству. Он увидел автомобиль «Ауди-100», из которого вышел его знакомый по имени Саша. Он тут же предложил Шахраю, что называется, «на глаз» купить за 1300 долларов США автомобиль в рассрочку. Потом дополнил, что у него, дескать, есть знакомые в ГАИ, которые помогут быстрее снять машину с учета. То есть Саша будет заниматься документами на автомобиль, а он, Шахрай, – ремонтом. Поскольку лакомая добыча, о которой бредил все последнее время следователь, сама появилась во дворе, на этом варианте и остановились. После этого Шахрай завел автомашину, перегнал ее поближе к своему дому, поставил под окном у поворота к прокуратуре Фрунзенского района Минска. В качестве аванса передал Саше 300 долларов США. Домой вернулся ближе к полуночи, рассказал обо всем брату Артему. Они стали звонить по объявлениям и выяснять, сколько будет стоить замена стекла, химчистка салона. Утром 15 января Алесь Шахрай по дороге к следственному управлению подвез на «ауди» к станции метро «Пушкинская» Артема. Во время движения обнаружил кровь на рычаге переключения коробки передач, на переднем пассажирском сиденье. На улице Кальварийской встретился с начальником милиции Алиной Филипповой, передал ей уголовное дело, а сам поехал на рынок «Ждановичи», где приобрел стекло, отвез его на СТО и там вставил. После этого припарковал автомобиль у дома № 5 по проспекту Пушкина. Вечером того же дня Алесь Шахрай позвонил своей знакомой Нине Ставер и сообщил ей, что у него скоро будет машина. Ранее он также говорил ей, что хочет приобрести автомобиль. 17 января Алесь Шахрай поехал на работу на автобусе. Кстати, еще одна деталь: водительского удостоверения у него не было, а посему как на автомашине отца, так и на служебной Папернянского отдела милиции ездил без документов. До обеда трудился, потом поехал к родителям в деревню Юзуфово, просил у них 400 долларов на покупку автомобиля, и они ему их дали. С деньгами приехал в Минск, где и обнаружил, что автомобиля на месте нет. А через некоторое время в квартире появились оперативники и участковый инспектор Фрунзенского РУВД. Они-то и сообщили, что его, Алеся, брат задержан, подозревается в угоне автомобиля «Ауди-100» и совершении тяжкого преступления. Изъяли одежду Артема. Тем временем следствие шло полным ходом. Опытные эксперты скрупулезно исследовали вещественные доказательства. В результате экспертизы будет доподлинно установлено, что генетические характеристики крови в салоне «Ауди-100» согласуются с генотипами родителей Алексея Тура – Владимира Тура и Тамары Тур. То есть Алексей являлся их биологическим сыном. Кроме того, на заднем сиденье автомобиля будут обнаружены 9 черных шерстяных волокон общей родовой принадлежности с волокнами, входящими в состав ткани драпового пальто Алеся Шахрая. Однако последний объяснил их происхождение тем, что, дескать, когда он садился в автомобиль, а было это 14—15 января, ему было жарко, а посему снимал пальто и клал его на заднее сиденье. Оговорюсь еще раз, все рассказанное выше – лишь «версия» Шахрая. Страшная находка. В густом лесу на расстоянии около 20 метров от автодороги Нелидовичи—Вишневка Минского района обнаружили труп. Под елью, которая была наклонена почти до самой земли, лежала замерзшая одежда: черная кожаная куртка с поясом, сине-зеленый свитер с рисунком в виде орнамента и свитер светло-коричневый с «молнией», рубашка красного цвета, темные джинсы, черные кроссовки. Там же было обнаружено и обручальное кольцо из металла желтого цвета, которое позднее будет опознано женой Алексея Тура Светланой. О страшной находке охотник Виктор Бука сообщил в Папернянский отдел милиции. И в тот же день труп направили в морг, расположенный в городском поселке Боровляны, а затем на медэкспертизу для судебно-медицинского исследования. Эксперты ужаснулись: такое умышленное убийство мог совершить только очень хладнокровный человек. Выстрел из пистолета был сделан весьма грамотно, в «киллерскую точку». Жертва при этом погибает практически мгновенно. По свидетельству Виктора Буки, в ту зиму в лесу было очень много снега: до пояса и больше. Поэтому на охоту ходил на лыжах. В лес, где обнаружен труп, зайти было вообще проблематично, поскольку трактор, расчищающий бетонку к деревне Касынь, сбрасывал снег на обочину, и там, где кончалась расчищенная часть дороги и начинался лес, снега было очень много. Убитый был спрятан в безлюдном и глухом месте. В том лесу (местность болотистая, заросшая) люди практически не бывали, разве что охотники в конце осени и зимой. Летом то место густо зарастало крапивой, ягоды и грибы там не росли. С использованием метода атомно-эмиссионного спектрального анализа экспертами будут обнаружены в черепе жертвы следы наложения металлов, а именно – меди, свинца и олова, которые могут содержаться в сопутствующих продуктах выстрела. Что же стало причиной роковой развязки? Побоище на дискотеке. Алесь Шахрай, находясь 2 марта 2002 года на дискотеке в клубе деревни Юзуфово Минского района в состоянии алкогольного опьянения, грубо нарушил общественный порядок. Применяя насилие, разъяренный, неуравновешенный Алесь Шахрай с группой лиц в ночное время жестоко избил Виктора Черного, Владимира Сивого и Александра Сивого – наглядно знакомых ему жителей деревни Вишневки. С кровоподтеками в теменной области, на веках, ссадинами в лобной области, кровоизлиянием, закрытой черепно-мозговой травмой, другими побоями возвращались они с дискотеки. Ко всему, у Александра Сивого были порваны дубленка и цепочка. Драка между молодежью двух деревень началась за 15 минут до конца дискотеки. Уже был объявлен последний танец. Под ритмы медленной мелодии первым начал выяснять отношения Евгений Забурский — знакомый Алеся Шахрая. Потом кто-то выключил в зале свет, и началась потасовка, в которой приняли участие более 15 жителей деревни Юзуфово. Среди них, без верхней одежды, в майке поверх брюк, в числе самых активных хулиганов был Алесь Шахрай. Зажав Виктора Черного в темном углу, натянув на голову ему собственную же дубленку, пятеро или шестеро (по очереди и вместе) стали избивать последнего. От множества ушибов – на нем живого места не было, синяки сплошные — Черный потерял сознание. Драка прекратилась лишь тогда, когда опять зажегся свет и появился директор клуба Иван Коска. (Окончание следует)
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...