Источник: Союзное вече
Союзное вече

Последний дозор

В России и Беларуси тысячи добровольцев и профессионалов работают на местах сражений и в архивах, чтобы восстановить судьбу каждого солдата Красной Армии

До некоторых раскопок от ближайшего села нужно добираться пару часов по лесным чащобам и болотам. Фото: Пресс-служба ООД «Поисковое движение России»

ВЕСТЕЙ О МУЖЕ ЖДАЛА 70 ЛЕТ


Каждый год под Рогачев и Жлобин приезжают поисковики из Пензы. Здесь полегла почти вся 61-я стрелковая дивизия, дислоцировавшаяся до войны именно на Пензенщине.

В первые месяцы Великой Отечественной бойцы, брошенные на Белорусский фронт, проявили настоящее мужество. Отбили у немцев Рогачев и Жлобин, так что нацистский генерал Гудериан решил туда больше не соваться. Для того чтобы направить ему подкрепление, захватчики вынуждены были приостановить наступление на Москву.

Но какими бы героями ни были солдаты 61-й стрелковой, выжить в «мясорубке» первых месяцев войны было практически не возможно. В сентябре 1941 года из-за больших потерь дивизию расформировали.

В 2014 году пензенские поисковики, отправляясь на раскопки в Беларусь, прихватили квадрокоптер. С высоты птичьего полета разглядели места, куда раньше не добирались. Едва начали работу, из земли показался противогаз, за ним котелок и каска. Чуть позже нашли останки самого бойца. Добровольцам повезло – именной медальон оказался при нем.

– Все найденные медальоны мы читаем вечером возле костра, – рассказывает руководитель Пензенского регионального отделения «Поискового движения России» Лариса Казакова. – Оказалось, что это наш земляк Ванин Николай Ермолаевич.

В медальоне было и имя жены. Поисковики дали объявление в местные газеты.

– Это моя бабушка, – позвонила внучка солдата. – Умерла в 2011-м, ей был 101 год. Все деда ждала, замуж больше не вышла. В одиночку поднимала четверых детей.

– Как раз тогда мы начали экспедицию в Беларуси. Жаль, что не сразу отыскали солдата, чтобы с ним простилась верная жена, – говорит Казакова.

Поисковики привезли останки на его малую родину. Теперь каждое 9 Мая на могиле Ванина проходят торжественные мероприятия.

Белорусские и российские поисковики работают под деревней Самулки Могилевского района. Летом 1941-го тут гремели бои. Фото: Ольга КИСЛЯК

ЧАСОВЫЕ ПАМЯТИ

На территории Беларуси поисковики работают вместе с бойцами 52-го отдельного специализированного поискового батальона Вооруженных Сил Беларуси. Таково требование законодательства – проводить раскопки может только это подразделение. Свою историю оно ведет с 1995 года, за это время на счету его бойцов тысячи возвращенных из забвения имен.

– Батальон развивается. Личный состав накапливает опыт, мы получаем новую современную технику, – перечисляет командир 52-го оспб подполковник Александр Трубеко. – Удалось практически с нуля создать методики поисковых работ и подготовки специалистов в своей отрасли.

Срочники здесь получают специальность «Сапера». Но это не те саперы, что ошибаются только один раз. Вооружены они не только металлодетекторами и миноискателями, но и знаниями. В программе обучения и военно-исторические дисциплины, и археологическая подготовка.

С апреля по октябрь у бойцов батальона самое горячее время. Учебники по истории и геральдике приходится отложить и отправиться на полевые работы. Почти каждый год их в итоговом отчете оказывается больше, чем планировалось: то возле одного захоронения обнаружится второе, то срочно вызовут для исследования находок. Так было, например, в прошлом году. В Борисове копали яму под фундамент для нового здания. Строители наткнулись на братскую могилу. В  ней нашли последнее пристанище более двух тысяч человек. Все – узники концлагеря для военнопленных Шталаг 382.

– Довольно долго наш 52-й батальон был единственной такой воинской частью в государствах бывшего Советского Союза. В России аналог ему появился на десять лет позже. Логично, что между этими частями наладились тесные контакты и обмен опытом, – отметил начальник Управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил полковник Сергей Воронович.

Приказ о формировании 90-го отдельного специального поискового батальона министр обороны России подписал в январе 2006 года. Соединение входит в состав войск Западного военного округа и дислоцируется в поселке Мга, что в Ленинградской области.

Бывшие враги теперь сотрудничают ради общей цели – восстановить судьбу каждого бойца. Министерство обороны России работает с германским Народным союзом по уходу за военными могилами. Да и поисковики обмениваются информацией и находками.

БЕЗЫМЯННЫЕ ГЕРОИ

Депутат Парламентского Собрания Артем Туров в студенческие годы организовал первый на Смоленщине студенческий поисковый отряд.

Фото: Наталья ДОЛГУШИНА
Студент истфака Смоленского государственного ­педуниверситета в 2003 году с однокашниками создал отряд «Медведь» и стал его командиром. На счету – десятки восстановленных имен.

– Мой дед командовал партизанским отрядом в Могилевской области. Он навещал иногда семью и однажды был схвачен нацистами. Его расстреляли, и я до сих пор не знаю, где он похоронен, – рассказывает депутат. – Когда пришла идея создать отряд, подумал: если мы восстановим имя хотя бы одного бойца, в Беларуси кто-то обязательно найдет и моего деда.

Отрядом командовал два года – до выпуска из вуза. Работа непростая. И если бы дело было только в суровых полевых условиях. Нужно не просто найти останки, но еще восстановить имя и путь бойца на войне.

Медальонов находят много. Но это не значит восстановить имя – бойцы их просто не заполняли. Говорят, что под артобстрелом атеистов не бывает. Думаю, несуеверных тоже. Солдаты верили, что, если запишут свои данные в анкету, домой не вернутся.

СПРАВКА «СВ»

Поисковое движение в наших странах зародилось более пятидесяти лет назад, тогда еще проводниками для отрядов могли служить ветераны войны. Делалось это полуофициально, часто детьми и близкими родственниками павших воинов. Со временем добровольцы объединяли усилия, и в 1988 году в Калуге прошел Первый всесоюзный сбор представителей поисковых отрядов СССР. Постановили учредить координационный совет при ЦК ВЛКСМ.

В начале 1989 года решили издать многотомную Книгу памяти, чтобы вспомнить каждого, отдавшего жизнь за Родину.

ИНСТРУКЦИЯ

Запишите меня добровольцем

Нужно найти отряд в своем городе. Например, заглянуть на сайт «Поискового движения России» rf-poisk.ru. Везде свои правила. Обычно надо только написать заявление на имя командира.

Прочитать вкладыш медальона непросто: чтобы бланк поместился в пятисантиметровую капсулу, все важные сведения, вплоть до группы крови бойца, нужно было вписать бисерным почерком. Фото: Пресс-служба ООД «Поисковое движение России»

ЕСТЬ ВОПРОС

Когда найдут всех погибших?

Помните известную фразу Суворова: «Война не закончена, пока не похоронен последний павший солдат»? Исходя из нее, Великая Отечественная все еще продолжается, и вряд ли когда-нибудь в ее истории будет поставлена точка.

– В первые годы войны части попадали в окружение, были утрачены войсковые документы. На временно оккупированных землях не сохранились бумаги на призывников. Как бы мы ни старались, некоторые судьбы нам уже не восстановить,  – считает  ответственный секретарь Общероссийского общественного объединения «Поисковое движение России» Елена Цунаева.

Часть имен героев канула в Лету.

– Ведется строительство, прокладка коммуникаций, земли отдают фермерским хозяйствам и дачникам, города разрастаются. Какие-то останки утеряны безвозвратно, какие-то лежат под жилыми кварталами, – обрисовал картину ведущий специалист Всероссийского информационно-поискового центра Илья Прокофьев.

К тому же поисковики ориентируются на сохранившиеся документы. Далеко не все из них избавлены от грифа «секретно». Да и в открытых бумагах разобраться непросто.

– Энтузиасты изучают архивные данные, прочесали картотеки по десяткам тысяч фамилий. Но это лишь половина из 350 тысяч солдат, только по официальным данным захороненных в Витебской области, – говорит руководитель Витебского регионального центра героико-патриотического воспитания молодежи «Пошук» Лариса Бруева.

ВАЖНЫЙ ПРОЕКТ

Они приняли первый удар

При поддержке Постоянного Комитета Союзного государства состоялась одна из самых масштабных поисковых экспедиций к Брестской крепости.

Российские поисковики работают в Беларуси и под эгидой Союзного государства. В позапрошлом году Постком организовал экспедицию Российского военно-исторического общества к Брестской крепости – самую масштабную за последнее время.

На месте, где началась Великая Отечественная, у экспертов работы всегда было много. Ведь почти каждый квадратный метр Брестской крепости – братская могила. В первые часы войны цитадель стала мишенью для тысяч немецких снарядов. В воронках от бомб тут до сих пор находят останки людей, причем без следов одежды.

– Это те, кто лежал в кроватях в казармах 333-го стрелкового полка. Те, которых засыпало и убило осколками еще во сне.  Кто не успел осознать что произошло, – говорит руководитель Департамента поисковой и конструкторской работы Российского военно-исторического общества Сергей Мачинский.

Самые страшные находки – кости ребятишек. Экспедиция 2015 года подняла на свет останки подростка и двух совсем маленьких ребят. Это дети тех офицеров, которые служили в Брестской крепости и первыми встретили врага.

НА ЗАМЕТКУ

Как не стать «Расхитителем гробниц»

Хотя люди занимаются этим добровольно, их деятельность четко регламентирована законом. Нельзя просто прихватить лопату и отправиться в лес. Поиски могут вести только общественные или общественно-государственные организации. Чтобы вас не привлекли за расхищение захоронений, нужно согласование на раскопки от местных властей.

Дмитрий КОЗУРОВ

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?