Пошел черный вдовец под судебный венец

В Москве белорус убил мать и дочь из-за их квартиры и гаража

Если бы это дело рассматривалось в белорусском суде, факт неоднократной судимости наверняка был бы признан отягчающим вину обстоятельством. Однако по российским законам преступления, совершенные иностранцем на территории другого государства, не усугубляют вину обвиняемого.

Первая жена Степана, стюардесса Светлана, в 1985 году погибла при таких обстоятельствах: принимала ванну и уронила в воду включенный в розетку фен. Смерть признали несчастным случаем, но Гончарик получил условный срок за «систематическое истязание жены». Свидетели тогда дали показания, что пьяный комсомольский лидер запросто мог ударить Светлану кулаком в лицо или ногой в живот. Даже условного срока оказалось достаточно, чтобы Степана Гончарика исключили из партии. Впоследствии он занялся бизнесом.

Определение «черный вдовец» Степан Владиленович получил после того, как исчезла вторая жена. Куда — так и осталось тайной. Гончарика тогда арестовали по иной причине. За незаконное хранение оружия. Он получил наказание в виде двух лет колонии с отсрочкой, так как имел малолетнего сына от первого брака, в результате осужденный попал под амнистию. Позже нашего «героя» уличили в мошенничестве в особо крупном размере: обманул почти 200 человек, собрав с них кругленькую сумму за отправку на сезонные работы в Швецию. Третий срок оказался таким: 6 лет колонии с конфискацией.

Осенью 2005 года Степан Гончарик вышел на свободу. И вскоре начал строить новые преступные планы, связанные с тем, чтобы в одночасье разбогатеть. В 2008 году оформил брак с Евгенией Силиной. Она выросла в семье военного дипломата, работавшего в Нигерии. Вернувшись на родину, окончила философский факультет Белгосуниверситета. В последние годы проживала в российской столице, со Степаном Владиленовичем познакомилась еще в Минске. На родине, в Беларуси, тот состоял в официальном браке, однако скрыл это от Евгении и женился на ней.

За третью жену Гончарику пришлось по-настоящему держать ответ перед правосудием. Российским. Мосгорсуд в итоге признал его виновным в убийстве Евгении и ее дочери, журналистки Екатерины Силиной. Перед этим присяжные единогласно вынесли свой вердикт, не усомнившись в виновности С. Гончарика. Он приговорен в феврале к 20 годам лишения свободы.

Гончарик решил убить Силиных, полагая, что ему, как единственному наследнику, квартира рыночной стоимостью 9 миллионов 750 тысяч российских рублей и гаражный бокс стоимостью 650 тысяч рублей перейдут впоследствии в собственность. Он инсценировал отъезд матери и дочери в Петербург, приобрел билеты на поезд. Для сокрытия трупов заранее подыскал лесной массив. Евгению Силину задушил синтетической лентой, а затем перевез труп на машине и зарыл его в заранее приготовленную яму в Красногорском районе. С Катей убийца расправился примерно таким же образом.

А затем провернул хитроумную комбинацию, чтобы запутать правоохранительные органы. Направил с компьютера своей падчерицы себе на почту письмо от имени Кати. Она якобы предупреждала, что нашла мать и уехала за ней в Петербург. Позже убийца умудрился от имени давно мертвой жены получить электронное письмо о прекращении поисков и заявление о том, что она оставляет ему имущество. Правда, дорогостоящим московским имуществом завладеть так и не смог: брак был признан недействительным.

В переломный момент расследования уголовного дела С. Гончарик написал заявление о явке с повинной. При этом указал место захоронения трупа Евгении Силиной. Правда, от данного заявления обвиняемый впоследствии из каких-то соображений отказался. Но суд, тем не менее, счел заявление о явке с повинной смягчающим обстоятельством и объяснил в приговоре, почему: именно благодаря Гончарику было обнаружено место захоронения убитой, о котором следствие не знало.

Повезло Гончарику не только в этом. Если бы его дело рассматривалось в белорусском суде, тот факт, что он неоднократно судим, наверняка был бы признан отягчающим вину обстоятельством. Однако по российским законам преступления, совершенные иностранцем на территории другого государства, не усугубляют вину обвиняемого. Это и послужило основанием для своеобразной индульгенции убийце: вместо пожизненного заключения, которое в России, объявившей мораторий на применение смертной казни, считается самым суровым, он получил 20 лет неволи. Кроме того, Гончарика обязали выплатить двум гражданам, признанным судом пострадавшими от его преступных действий, по 3 миллиона российских рублей компенсации морального вреда. Также он должен будет компенсировать им расходы на двойные похороны.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости