Как оперируют больных в РНПЦ «Кардиология» в условиях распространения коронавирусной инфекции

Порядок в сердечных делах

Республиканский научно-практический центр «Кардиология» сегодня единственная клиника, которая оказывает экстренную кардиохирургическую помощь пациентам из разных уголков страны. У всех поступающих здесь берут анализы на коронавирус. Однако есть ситуации, когда пациента подают в операционную, что называется, с колес, и, чтобы спасти ему жизнь, специалисты оперируют, не дожидаясь результата из лаборатории. Если в потоке все же «проскакивает» сердечник с COVID-19, риски возрастают и для хирургов, и для пациента. Специалисты РНПЦ рассказали корреспонденту «Р», как оперируют и выхаживают больных в новых условиях.

Идет неотложная операция.

 В профилактическом режиме

Несмотря на эпидемию, операционные в РНПЦ «Кардиология» работают без перебоев, как здоровое сердце. Лишь немного изменился ритм. Прежде всего оказывают экстренную и неотложную кардиохирургическую помощь.

— Проблема кардиальной патологии, которая требует хирургического лечения, — это серьезная вещь, —
обращает внимание главный внештатный кардиохирург Минздрава Юрий Островский. — Все большие операции связаны с искусственным кровообращением, продленной искусственной вентиляцией легких, и это дополнительная нагрузка на организм, иммунную систему, когда мы можем столкнуться с осложнениями. Наличие инфекции увеличивает риски. Если имеется даже нераспознанный коронавирус, он может вспыхнуть после операции. Поэтому плановые вмешательства мы стараемся отсрочить. В экстренной помощи пациентам никто не отказывает, независимо от того, есть у них при этом инфекция или нет. Когда привозят человека, например, с расслоением аневризмы аорты, ждать нельзя. Если мы не знаем о наличии у него коронавируса или он поступает из стационара, где лечатся пациенты с коронавирусной инфекцией, персонал начинает работать в профилактическом режиме, чтобы обезопасить себя. Ведь эффективность дальнейшего лечения будет зависеть от наличия профессиональной команды. После операции пациент до выяснения его эпидемиологического статуса находится в изоляторе. Подход к нему как к потенциально инфицированному пациенту. Если анализы показывают отсутствие вируса у больного, он переходит в разряд обычных пациентов. Что касается инфекционных больных, то плюс к лечению патологии сердечно-сосудистой системы мы пользуемся мировыми рекомендациями и опытом наших коллег, которые лечат «ковидную» пневмонию.

Центр работает как инфекционный стационар.

 Важное в деталях

Мы в операционном блоке, который адаптирован для оказания помощи пациентам с сердечно-сосудистой патологией и COVID-19. В санпропускнике оставляем личную одежду и надеваем операционные костюм и обувь. Так обычно поступают медики. Дальше проходим в шлюз, роль которого выполняет 5-я операционная.

Медсестра-анестезист Людмила Заец последовательно надевает все элементы противочумного костюма, обращая внимание на детали:

— Важный элемент — петля, которая набрасывается на большой палец. Она не позволяет рукавам подниматься при смене вторых перчаток. Голые руки в красной зоне недопустимы. Первые перчатки — это наша вторая кожа. Их нельзя снимать на протяжении всей смены.

Людмила ЗАЕЦ надевает противочумный костюм по всем правилам.

Во время операции медсестра-анестезист работает с дыхательной системой пациента, поэтому, кроме респиратора, очков для защиты своих органов дыхания, использует еще щиток.

— Когда стоишь в операционной, не задумываешься, «ковидный» он или нет, — говорит Людмила Заец. — Это твой пациент, которому ты должен оказать помощь.

В защите даже телефон врача.

 Линия на мониторе

Только что в одной из операционных закончилась трансплантация сердца. Весна-лето — сезон черепно-мозговых травм, а значит и пересадок, говорит врач-кардиохирург Людмила Боровкова. Трансплантация — операция, спасающая жизнь. Ее нельзя отложить. Что же привнесла ситуация с инфекцией в работу трансплантологов, помимо необходимости оперировать в средствах индивидуальной защиты, когда запотевают очки?


— У меня ничего не запотевает, — говорит главный кардиохирург страны Юрий Островский. — Конечно, работать в специальном костюме очень тяжело. Терморегуляции нет. Но важно, что он непроницаемый. Диагностика у экстренных пациентов проводится быстро, и мы наверняка не знаем, есть ли вирус. Оперировали «ковидного» пациента с расслаивающейся аневризмой аорты. Еще одного — с постинфарктным дефектом межжелудочковой перегородки. Он прошел у нас несколько операций. Вынуждены были выполнить ему трансплантацию сердца из-за очень тяжелого исходного положения миокарда. Теперь все реципиенты и доноры проверяются на наличие инфекции. И только если они чистые, проводится операция.

Одновременно в разных операционных работает несколько бригад. Одному из пациентов проводят аортокоронарное шунтирование. Его сердце молчит. Об этом говорит прямая линия пульса на мониторе. На время основного этапа операции главный «насос» выключают.


— Все операции на открытом сердце сложные, выполняются на остановленном сердце, — поясняет Анна Лукашевич. — Врач-перфузиолог с помощью аппарата обеспечивает кровообращение внутренних органов, головного мозга, нижних конечностей, оксигенацию крови.

На операционном столе неотложный пациент, а значит, у врачей было несколько часов в запасе, чтобы провести диагностику на коронавирус. Несмотря на то, что больной ковид-отрицательный, специалисты работают в средствах защиты. Только вместо комбинезонов на них длинные халаты.

В операционной наступает торжественный момент. Сигналы бусами нанизываются на повисшую нить тишины. Забившееся сердце пациента возвращается к жизни ломаной линией на мониторе.

После операции

После операции пациент с коронавирусом или невыясненным эпидстатусом обычно поступает в изолятор.

Врач — анестезиолог-реаниматолог отделения анестезиологии и реанимации № 2 Олег Черноокий выхаживает пациентов:

— Кроме тяжелой сердечно-сосудистой патологии, у «ковидных» больных приходилось лечить и пневмонию. С фонендоскопом послушать иногда проблематично через костюм. Тяжелых больных необходимо поворачивать на бока, пока они сами не могут этого сделать. Вызываем дополнительно персонал, которому нужно время, чтобы правильно одеться.


У главного кардиохирурга Беларуси Юрия Островского интересуюсь, как, по наблюдениям специалистов, коронавирус влияет на развитие сердечно-сосудистой патологии.

 — РНК вируса проникает через эпителий трахеобронхиального дерева, но поражает все органы, хотя в первую очередь страдают легкие. Что касается сердца, здесь опасность кроется в том, что воздействие вируса, как правило, приводит к изменению работы свертывающей системы крови. Возникает синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания, который проявляется в обструкции кровотока в микроциркуляторном русле. Это может отразиться на всех сосудистых бассейнах, в том числе и на сердце. Во-первых, инфекция способна подстегнуть развитие уже существующих проблем — ИБС, патологии коронарных сосудов. Там возможно развитие дополнительных тромбозов, которые потом выливаются в инфаркт миокарда. Еще одна возможная форма поражения сердца при COVID-19 — кардиомиопатия. Зарубежные коллеги демонстрируют огромное количество таких случаев. Поэтому в качестве профилактики мы используем стандартную терапию, направленную на стабилизацию свертывающей системы. Постоянно проводятся вебинары, появляется дополнительная информация, которую мы учитываем, работая с этими больными.

КОМПЕТЕНТНО

Александр Мрочек, директор РНПЦ «Кардиология»:

— Учитывая высокую контагиозность COVID-19 и ряд возможных тяжелых осложнений, мы готовились к поступлению пациентов с коронавирусом в период, когда эпидемия еще не приобрела широких масштабов. Поскольку клиники Минска были перепрофилированы под COVID-стационары, мы сократили объем оказания плановой кардиохирургической и кардиотерапевтической помощи и начали помогать городу, забирая на себя экстренных больных. Сейчас мы возвращаемся к оказанию плановой кардиохирургической помощи, потому что стационары начинают работать в своем режиме. На мой взгляд, наша своевременная подготовка себя оправдала. К нам поступали экстренные кардиотерапевтические и кардиохирургические пациенты со всей страны, у которых потом обнаруживалась коронавирусная инфекция. И наши врачи оказывали им помощь, которая могла быть оказана только у нас. Внутрибольничного заражения персонала у нас не было. Мы сохранили кадры и могли полноценно помогать. Сегодня работаем как инфекционный стационар.

kosyakova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна СТОЛЯРОВА