Проект Владимира Степана «Моя коллекция»

Портрет счастья

Если бы мне предложили украсть одну из картин в нашем художественном музее, я утащил бы холст “На каникулах”. Написал эту работу Александр Мозолев в 1966 году, изобразив на ней своего сына.

Фото представлено НХМ Беларуси

И хотя сейчас у школьников зимние каникулы, однако, как часто бывает в студеную пору, с особым душевным трепетом вспоминаются теплые деньки. А летние каникулы (их и имел в виду художник) всегда кажутся бесконечными, особенно в первые дни. Знаешь и понимаешь, что закончатся, что снова придется идти в школу, но не веришь. Так всегда было, все мы через это прошли, испытали не один раз. Все помним это сладкое чувство легкости и беспечности. Может, именно так и выглядит то, что мы считаем и называем счастьем?

Автор полотна — Александр Мозолев, прошедший войну и концлагерь, раненный и контуженный, но выживший и уцелевший, словно забыл о тяжелом и мрачном, о пережитом... Забыл и попытался написать портрет человеческого счастья.

Если и есть близкий аналог этой картине, то это знаменитый холст Валентина Серова “Девочка с персиками”. Но при всей схожести эти работы разные и, скорее всего, это перекличка шедевров, а не подражание. Так пересвистываются невидимые птицы в ветвях деревьев, обмениваются гудками пароходы на большой реке.

В полотне Мозолева все узнаваемо. Нет ни одной лишней детали. Стол — самый обычный, застланный белой скатертью. На столе — яблоки и цветы. Окно, за которым городской минский двор. Два стула, зеркало и мальчишка в тельняшке, читающий книгу... Ах да, там еще есть мяч. Настоящий, кожаный, коричневый — мечта и гордость любого подростка. 

А на нем шнуровка, как на ботинке, а под ней — резиновая камера, которую надуваешь велосипедным насосом. Был и у меня такой же, только черный. Как он подскакивал! Дворовые друзья, засунув пальцы в рот, свистели мне. Я выбегал на балкон с куском батона в одной руке и чашкой компота в другой. А друзья кричали, чтобы я бросил им мяч. И я бросал его с балкона, он прыгал по двору, как сумасшедший, а приятели хохотали, как черти. Правда, я уже взрослый, но не знаю, как хохочут черти, да и есть ли они.

Герою этой картины еще не свистят, его еще не зовут. Он сидит за столом с книгой на коленях и читает. 

А комната залита летним солнечным светом, таким ярким, что хочется зажмуриться.

И еще одна догадка. Картина получилась такой пронзительной, такой радостной от того, что на ней написан один из трех сыновей художника. И любовь отца к сыну в этой работе чувствуется: картина светится, сияет и переливается, как вода, хлещущая из шланга летним днем. Она прохладная и теплая одновременно.

Что читает мальчишка, какая книга у него в руках? Меня этот вопрос всегда волнует и греет. Может, о приключениях трех мушкетеров? А еще из удивительного — это то, что картина не сочиненная, а увиденная в жизни, но написана так здорово, что понятно: мальчишке позировать отцу было совсем не в тягость.

Нет, даже если бы и была у меня возможность стащить этот шедевр из нашего музея, то я не стал бы это делать. Ведь тогда ее не смогут увидеть все желающие. Увидеть и вспомнить себя, вернуться в то счастливое время, когда летние каникулы казались бесконечными, книги увлекательными, яблоки хрустящими и вкусными, солнце золотым, простой мяч — почти бесценным, трава зеленой... Каждый может добавить что-то свое.

ladzimir@tut.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter