Минск
+3 oC
USD: 2.11
EUR: 2.33

Порошенко между Донбассом и Майданом

Выиграть мир не проще, чем войну.

Президент Украины Петр Порошенко принял решение не продлевать режим прекращения огня на востоке страны.

Такое решение украинский президент принял по итогам заседания Совета национальной безопасности и обороны (СНБО). «Таким образом, режим прекращения огня, объявленный президентом 20 июня и продленный до 22.00
30 июня, считается таким, действие которого завершилось», – сообщает пресс-служба президента.

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ:

Александр ХРАМЧИХИН

Порошенко между Донбассом и Майданом

Перемирие на Юго-Востоке Украины не прекратилось 27 июня. Оно было продлено, причем донбасские ополченцы с этим согласились. Впрочем, перемирие это стало в высшей степени условным, поскольку на уходящей неделе было сорвано.

Поначалу перемирие, объявленное новым президентом Украины Петром Порошенко, выглядело как ультиматум ополченцам: в течение недели они должны были реально разоружиться в обмен на обещанные амнистию и новую конституцию с расширенными правами регионов. Однако конституция существует лишь на уровне проекта с непонятным статусом, а амнистии нет даже на уровне проекта. Естественно, что ополченцы отказались от капитуляции, тем более что они отнюдь не чувствуют себя потерпевшими военное поражение.

Хотя, по вышеупомянутому проекту новой украинской конституции, полномочия президента будут сильно урезаны в пользу Верховной рады, отвечать за всё будет всё равно президент. Видимо, Порошенко это уже осознал. Поэтому он сначала допустил проведение неформальных консультаций с лидерами ополченцев (представителем Киева на них был бывший президент Кучма), а затем откровенно признал, что украинские войска не способны одержать в Донбассе военную победу, надо бороться за умы и сердца жителей этого региона.

Таким образом, президент понял, что «бессмысленная и беспощадная» военная операция лишь разрушает и без того разрушенные экономику и армию страны. Экономика и так находится в чрезвычайно плачевном состоянии, при этом бесперспективная война забирает из нее дополнительные очень значительные средства, к тому же разрушается инфраструктура на Юго-Востоке, которую ведь потом придется восстанавливать. Армия не получает не только необходимого для войны снаряжения (бронежилетов, средств связи и т. д.), но даже медикаментов и продовольствия. Более того, власти отказываются признавать солдат и офицеров, как погибших и раненых, так и пока еще живых и невредимых, участниками боевых действий, чтобы не платить им необходимые в этом случае надбавки и компенсации (и это при совершенно нищенских зарплатах). В итоге военные ненавидят как ополченцев, которые их убивают, так и киевскую власть, которая отправила их на эту дикую войну. С другой стороны, всё больше жителей Донбасса переходят от позиции пассивно антикиевской к активно антикиевской. Именно они пополняют ряды ополченцев, а не «российские диверсанты». Люди просто начинают защищать самих себя. И чем дальше будет продолжаться безумная операция, тем сложнее будет Киеву бороться за умы и сердца жителей Донбасса. 

Понятно, что такую войну надо заканчивать. Видимо, Порошенко сделал бы это хоть завтра. В конце концов, он крупный бизнесмен, способный действовать рационально. Но политика сложнее бизнеса.

Как было сказано в начале статьи, перемирие Киевом сорвано. С украинской стороны его нарушают «олигархические» батальоны («Днепр», «Донбасс», «Айдар»), сформированные на основе «Правого сектора» и майдановских «сотен» на деньги нескольких олигархов во главе с нынешним губернатором Днепропетровской области Игорем Коломойским. Они (как олигархи, так и их боевики) просто не считают нужным подчиняться Порошенко. Олигархам не кажется, что новый президент чем-то лучше их самих, он ведь тоже олигарх, причем не самый богатый. Боевики, финансируемые олигархами, уже почувствовали свою силу и безнаказанность. В воскресенье 29 июня, они провели митинг в Киеве, на котором потребовали срочно прекратить перемирие и воевать до победы. При этом Порошенко открыто пригрозили повторением судьбы Януковича.

Угрозы эти отнюдь не пустые. Олигархи и их наемники давно почувствовали вкус крови в прямом и переносном смысле. Им совершенно ничто не мешает повторить Майдан уже против нынешнего президента. Тем более что экономическая ситуация в стране будет ухудшаться, вину за это народ, естественно, возложит на Порошенко. Армия, как было сказано выше, ненавидит всех, на защиту президента она точно не встанет. Тем более этого не сделает милиция, которая после свержения Януковича практически полностью устранилась от выполнения своих функций. Милиционеры уже поняли, что они в любой ситуации окажутся крайними. Поэтому не будут делать ничего.

Разумеется, не будет спасать Порошенко Россия, он нам ни с какой стороны не союзник. Ничего не сделает для него и Запад, которому нужен не сам Порошенко, а общий курс, который в случае свержения Майданом нынешнего президента станет лишь еще более радикальным. Кроме того, надо окончательно понять, что Запад в любом случае не прольет в Украине ни капли собственной крови, даже если Порошенко повесят на Майдане, а российская армия войдет во Львов.

Таким образом, Порошенко не может ни продолжать войну, ни отказаться от нее. Выбор у него очень невеселый. Но, в конце концов, никто не заставлял его становиться президентом. Как гласит украинская пословица, «бачили очі, що купували, їжте, хоч повилазьте».

ВЗГЛЯД ИЗ МИНСКА:

Евгений КОНОНОВИЧ

Выиграть мир не проще, чем войну

В то время как в Беларуси празднуют День Независимости и юбилей освобождения страны от немецко-фашистских захватчиков, у соседней Украины – будто путешествие во времени. Снова, как и семьдесят лет назад, льется кровь, гибнут люди, тысячи беженцев покидают свои дома.

Объявленный на прошлой неделе режим прекращения огня оказался фикцией. Тот факт, что стреляли даже во время так называемого перемирия, говорит о нарастании взаимного недоверия и ожесточения между Киевом и мятежными регионами, между правительственными войсками и ополченцами юго-востока.
Любую войну всегда легко начать, но крайне трудно закончить. И наивно рассчитывать, что Петру Порошенко удастся за считаные дни своего президентства погасить пламя гражданской войны.

Тем более когда и с той, и с другой стороны есть силы, которые намеренно его раздувают. Порошенко столкнулся с невероятно сложной дилеммой. С одной стороны, он озабочен тем, как сохранить свой предвыборный образ борца за единство Незалежной. Ради этого он готов самым брутальным образом подавить ополченцев. С другой, при дальнейшей эскалации конфликта результат может оказаться прямо противоположным. Чем больше прольется крови, тем сложнее будет получить согласие горячих парней Донбасса даже на конфедерацию.

Понимая это, украинский президент все свои планы строит из расчета безусловной поддержки Запада. И именно поэтому вместо того, чтобы сначала поехать в Донецк и попытаться найти пути урегулирования конфликта, он совершает серию визитов в Европу, которая закончилась подписанием экономической части соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Для России, и в некоторой степени для Беларуси, последствия подписания этого документа вполне определенны. Это “крест” на присоединении Киева к любым интеграционным процессам на постсоветском пространстве. С геополитической точки зрения это совсем не тот результат, который хотели бы видеть в Москве. Но и о победе Украины говорить тоже не приходится: усидеть на двух стульях, то есть оставаться в зоне свободной торговли и с СНГ, и с ЕС, у наших соседей просто не получится.

Киев и Брюссель могут сколько угодно рассыпаться в любезностях, но в ЕС всегда будет сохраняться рациональное и холодное отношение к новому партнеру. Там нужны рынки сбыта для собственных товаров. И вряд ли альпийский шоколад даже в отдаленном будущем уступит свои позиции кондитерской марке “Рошен”, а украинские АНы потеснят “мерседесы” и “боинги”.
А вот дешевых европейских товаров на украинском рынке станет больше, что заставит партнеров по Таможенному союзу принимать меры для защиты своих производителей. Несложно представить, чем это обернется для промышленности Украины и в целом для ее бюджета. При таком раскладе слова Юлии Тимошенко о третьем Майдане могут оказаться вполне пророческими. Только это уже будет не прозападный, не националистический, а социальный Майдан.
 
Все это отлично понимают в Киеве. И подписание соглашения об ассоциации ЕС для украинских властей имеет прежде всего политический эффект. Петру Порошенко сейчас очень нужна поддержка западных партнеров – собственными силами Украине из этого конфликтного болота не выбраться. Не случайно на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы он обронил такую фразу: “Новая Европа будет либо объединенной, либо разъединенной. Ее будущее зависит от того, как будет урегулирована ситуация в Украине”.

В общем-то здесь он недалек от истины. Неуправляемые конфликты способны разрушить любую систему. Нынешнее противостояние на юго-востоке грозит перейти именно в ту стадию, когда автомат будет едва ли не у каждого мужчины, и остановить маховик насилия станет крайне сложно. А смута в Украине непременно повлечет за собой усиление нестабильности и опасности во всем восточноевропейском регионе. В этом контексте украинские события затрагивают национальные интересы Беларуси. И не только потому, что Украина для Беларуси второй после России торгово-экономический партнер на постсоветском пространстве. У Беларуси общая граница с Украиной более тысячи километров. Желание белорусской стороны, чтобы эта граница была безопасной, чтобы рядом не находились базы НАТО, более чем естественно.

Здравый смысл подсказывает, что ставка на силу при урегулировании ситуации в Украине ни к чему хорошему не приведет. Важно понимать, что кое-кто сильно заинтересован в отрыве Украины от России и Беларуси, ее дезинтеграции и ослаблении. И этим силам, действующим по древнему принципу “разделяй и властвуй”, только на руку столкновение Киева с регионами. Вот что должны осознать украинцы и принять все возможные меры, чтобы прекратить братоубийственный огонь. Но к этому должны быть готовы все участники конфликта. И не на словах, а на деле. Соглашаться на компромисс – значит отчасти признавать справедливость чужих аргументов. Ключевое слово здесь «признавать». Неправда, что обратной дороги нет. Переговоры с участием представителей киевской власти, Донецкой и Луганской республик, России и ОБСЕ на прошлой неделе продемонстрировали, что не все потеряно: враждующие стороны могут и должны найти выход из военного лабиринта.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...