Источник: Знамя юности
Знамя юности

Пора возвращаться

Искусствовед Олег Лукашевич: «С крестом Евросинии Полоцкой вопросов по-прежнему больше, чем ответов»

Греция уже сотню лет требует от Англии возврата фрагментов фриза храма Парфенона, Германия претендует на возвращение золота Шлимана из России, Индия – легендарного бриллианта Кохинор из Великобритании. Белорусские раритеты также стали предметами гордости музейных фондов по всему миру. Мы лишись более 90 процентов книжных собраний, креста Евфросинии Полоцкой, слуцких поясов, коллекций произведений искусства, а также других артефактов. О судьбе одних сокровищ доподлинно известно, а судьба других так и остается загадкой.

Реституция – возвращение раритетов – дело тонкое. Есть ли у нас шанс обрести хотя бы что-то из утраченного и как это сделать? Об этом в интервью «Знаменке» рассказал искусствовед, соавтор проекта «Спадчына Беларусі» Олег Лукашевич.

– Как и куда вывозились наши ценности?

– Большинство ценностей, конечно же, было вывезено во время многочисленных военных конфликтов, которые прокатились по нашей земле. У нас было несколько волн эмиграции, во время которых незаконно вывезли много раритетов. К примеру, в 1920 годах из Несвижа в Варшаву отправили более трехсот предметов из радзивилловского арсенала. В 1926 и 1927 годах они продавались в Лондоне на аукционе «Кристис». Многие из них осели в крупнейших музеях США и Европы. Известно, что в 1950 году советское правительство передало Польской Народной Республике 87 живописных произведений из Несвижского замка. Сегодня они хранятся в Национальном музее в Варшаве и его филиале в Неборове. В 2010 году, работая в Польше над циклом фильмов о Радзивиллах, мы с коллегой Александром Алексеевым исследовали эти портреты, детально их отсняли. Позже с наших фотографий специально для Мирского замка делали копии портретов легендарного семейства.

– Насколько я знаю, белорусские реликвии хранятся не только в странах ближнего зарубежья.

– Они разбросаны по всему миру. Например, большой архив нашего прославленного земляка Игнатия Домейко – в Чили. Еще в 2007 году я побывал в Сантьяго, в доме знаменитого ученого. Там хранятся его личные вещи и самое ценное для нас, практически неизученный архив. Родственники Домейко были готовы передать документы при условии возрождения его имения в Медвядке, недалеко от Мира. Восстановление усадьбы не продвинулось дальше консервации фундамента. Очень жаль, что у нас так и не появилось комплексной программы по возрождению усадьбы Домейко. А ведь она могла бы стать еще одной точкой на карте достопримечательностей Беларуси, привлечь туристов, дополнительные инвестиции, способствовать созданию рабочих мест. Как показывает мой опыт, нужно разыскивать наследников известных фамилий, которые разбросаны по всему миру. Зачастую они заинтересованы в сотрудничестве.


– Реально ли вернуть что-то из артефактов?

– Вернуть что-то из вывезенного практически невозможно. Законодательство разных стран не позволяет даже обмениваться ценностями. Конечно, можно договариваться экспонировать их на временной основе, на долгосрочном депозите, делать электронные копии. Однако, на мой взгляд, следует сместить акценты не на возвращение, а приобретение артефактов на аукционах и у частных коллекционеров. Не так давно Несвижский замок купил доспех XVI века из арсенала Радзивиллов. Белгазпромбанк – «Малую подорожную книжицу», напечатанную Франциском Скориной в 1522 году в Вильно (в одном переплете 22 издания), а также уникальную коллекцию живописи, в которой есть картины Марка Шагала, Хаима Сутина и других художников. Вклад коммерческих структур в реституцию неоценим, поэтому очень важна всесторонняя государственная поддержка меценатов. Необходимо на законодательном уровне облегчить процедуру возвращения, вплоть до отмены ввозных таможенных пошлин. Нужно прилагать все усилия, чтобы в национальных музеях были представлены не муляжи, а оригинальные произведения искусства.


– Не могу не спросить о судьбе креста Евфросинии Полоцкой.

– Во время работы над проектом «Спадчына Беларусі» мы делали фильм о преподобной. Проработав все детали, поняли, что следы ведут в Россию. Эту версию подтверждает и тот факт, что уже в наши дни загадочно всплыло знаменитое Слуцкое Евангелие, которое вместе с крестом эвакуировалось в Россию. Оно в идеальном состоянии, даже золотые буквицы как будто вчера написанные. Вопрос, где все другие ценности, которые из Могилева вывозились летом 1941 года вместе с этим грузом? В каком состоянии крест? В Санкт-Петербурге в Институте материальной культуры Российской академии наук я держал в руках стеклянные пластины с детальным изображением креста. Это единственное известное фотоизображение святыни. Думаю, оно было сделано в 1910 году, когда мощи Евфросинии Полоцкой перенесли из Киево-Печерской лавры в Полоцк. На снимках уже видны утраты: отсутствуют все мелкие камни. Из документов следует, что Вацлав Ластовский изучал крест в 1920-е годы, но почему он не сделал фотофиксации? Есть версия, что Ластовский изучал не оригинал, а копию. Как видите, вопросов слишком много.

Скорина онлайн

В вопросе возвращения утраченных ценностей мнения специалистов расходятся от «сложно» до «невозможно». Какие у нас есть варианты собрать наследие Хрептовичей и Скорины?

Первые реституционные споры возникли еще в начале XIX века. В 1926 году в Минске прошла конференция о передаче БССР архива ВКЛ, части которого хранятся в Москве, Варшаве, Вильнюсе, Киеве и Санкт-Петербурге. К согласию тогда так и не пришли. С годами проблема возврата утраченных ценностей не только не потеряла актуальности, но и обострилась. Этот вопрос решают политики, юристы, законодатели, историки и общественные деятели. Почти десять
лет назад при Совете Министров была создана специальная комиссия. Однако усилия сотен людей не всегда дают желаемый результат. Вернуть реликвии по-прежнему очень сложно. В качестве альтернативы – создание электронных копий. С их помощью в страну удалось возвратить часть библиотеки Радзивиллов, Хрептовичей, собрать наследие Скорины. Еще одна возможность – факсимильное воссоздание. Такие копии сохраняют даже повреждения бумаги и пометки на полях. Другой шанс увидеть утраченные ценности – временное экспонирование. В Национальной библиотеке выставлены книжные шедевры из семи стран: издания Скорины, Статут ВКЛ, Брестская Биб­лия. Иногда депозитное хранение становится первым шагом в деле возвращения артефакта. Портреты Радзивиллов из коллекции княжеского рода Гогенлоэ, привезенные изначально на экспонирование в замковый комплекс «Мир», позже стали частью постоянной коллекции музея.

Сколько же мы всего потеряли? Полный список утраченных ценностей составляла комиссия «Вяртанне», которая работала при Белорусском фонде культуры под руководством профессора Адама Мальдиса. Она издала семь сборников, восьмой был подготовлен, но так и не вышел в свет. Многие годы идут разговоры о создании виртуальной базы утраченных ценностей, кто-то из историков даже анонсировал сайт, но на данный момент он не работает.

Топ-5 утраченных ценностей по версии «Знаменки»

Крест Евфросинии Полоцкой

Последние данные датируются июлем 1941 года. Тогда крест находился в Могилевском историко-краеведческом музее. Где он теперь, неизвестно.

Библиотека канцлера ВКЛ Хрептовича

Во время Первой мировой войны книжное собрание спасали, отправив в Киев. Две тысячи книг хранятся в Национальной библиотеке Украины. Местонахождение еще 18 тысяч экземпляров неизвестно.

Слуцкие пояса

В 1941 году во время эвакуации работники музея спрятали деревянные ящики с поясами в сарае по улице Карла Маркса в Минске. Правда, в разбомбленном городе ни сарая, ни поясов так и не нашли. По одной из версий, коллекцию вывезли в Германию, по другой – забрали неравнодушные минчане.

Книги Франциска Скорины

В библиотеках, музеях и частных коллекциях мира сохранилось 520 экземпляров оригинальных книг. Большинство находится в России. В Беларуси насчитывается 28 оригинальных изданий Скорины, из которых десять хранятся в Национальной библиотеке, а 18 – в коллекции Белгазпромбанка.

Коллекция оружия и доспехов из Несвижского замка

В 1926 и 1927 годах в Лондоне было организовано два масштабных аукциона «Кристис», на которых ушли с молотка две сотни видов оружия и доспехов. Предметы из арсенала есть в США, Великобритании, Франции, Австрии, Варшаве, России.

odubrovsk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости