Попали в молоко

Сегодня исполняется 20 лет со дня подписания Соглашения о Таможенном союзе между Беларусью и Россией

Сегодня исполняется 20 лет со дня подписания Соглашения о Таможенном союзе между Беларусью и Россией 



Одновременно был подписан и Протокол о введении режима свободной торговли без изъятий и ограничений. Но, как показывает недавний продовольственный конфликт, даже обновленное законодательство в рамках евразийской интеграции не уберегает наши страны от новых торговых разногласий. Поэтому в наступившем году Президент и Правительство Беларуси требуют от производителей более активно и настойчиво продвигать свою продукцию на экспорт, искать новые рынки сбыта. Диверсификация экспорта — ключевой вопрос.

БЕЛАРУСЬ в нынешнем году сохранит объем экспорта в Китай, уменьшит поставки в Россию и увеличит в Западную Европу — это предусмотрено постановлением Правительства, принятым в конце декабря. Снижение экспорта на 7 процентов к показателю минувшего года прогнозируется в Украину и на 1 процент — в РФ. Для остальных рынков установлен прогноз экспорта на уровне 2014 года (Катар, Китай, Сирия) либо выше (государства СНГ, Западной Европы, Азии, Африки). Наиболее высокий темп роста запланирован для Японии и Канады (+20 процентов). 

Тем не менее Россия была и остается ключевым рынком сбыта для нашей сельхозпродукции, более половины которой приходится на молочные продукты. Тем больнее ударяют по нашим аграриям вдруг возникающие претензии российской стороны.

Собственно, белорусы давно уже привыкли к тому, что каждый год Россия объявляет ту или иную торговую войну. С тех пор как власти России объявили себя либералами и рыночниками, таких конфликтов можно насчитать десятки. Бизнес-лобби, как правило, с корнями в ЕС и США, традиционно проталкивает свои интересы в российских ведомствах. То им мешает развиваться белорусская «молочка», то в колбасе слишком много мяса. Сначала просят нас увеличить поставки сельхозпродукции, затем обвиняют за то, что увеличили. Хотя, по словам начальника главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Алексея Богданова, до эмбарго Беларусь поставляла в Россию примерно 260 тысяч тонн молочной продукции в месяц, после введения эмбарго — 310 тысяч. Плюс 50 тысяч тонн — полкапли в море российского рынка. 

Характерно мнение директора департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России Владимира Лабинова. Выступая осенью на Всероссийской научно-практической конференции в Адлере и характеризуя ситуацию с импортом, он сказал:

— После предшествующих упражнений над Беларусью в теме «закроем — откроем» эта страна уверенно и правильно увеличивала поставки цельномолочной продукции в период 2011—2014 годов развития своей молочной отрасли. В сегодняшних условиях ограничений поставок из Европы мы понимаем, что не воспользоваться шансом и не переработать европейское молоко для последующих поставок на российский рынок со стороны белорусов было бы неверным. Объемы импорта из Беларуси возросли, и, чтобы разрешить коллизию, в Минсельхозе рассматривают вопрос согласованного прогнозного баланса.

Как известно, в декабре он подписан, причем объемы поставок белорусской сельхозпродукции выше 2014 года. 

РОССИЯ входит в топ-10 стран — производителей молока, выпуская в среднем 30 миллионов тонн в год — 6,6 процента от общего мирового объема. Но по эффективности производства находится внизу этого списка. Доля товарного молока от общего производства сырого молока составляет всего 57 процентов. Для сравнения: в США — 98, в Германии — 95 процентов. Емкость российского рынка оценивается в 18—20 миллиардов долларов. Свою долю в нынешнем году должны заполучить и белорусские аграрии. 

Что ожидает российский молочный рынок в наступившем году? Рост цен, падение потребительского спроса, нехватка сырья. Эксперты считают, что отрасль ожидает кризис. 

В новый год АПК России вступил со старыми проблемами: нехватка сырья, недостаток специалистов, высокие цены на упаковку и оборудование из-за роста курса евро и доллара. И переработчики молока пусть не удивляются, когда через полгода или через год будут сидеть без отечественного молока.

В ноябре-декабре сельхозпроизводители утверждали, что цены на сырое молоко относительно структуры себестоимости настолько низкие, что в 2015 году никто не будет развиваться, а кто-то будет вынужден замораживать проекты. Если цены на готовую продукцию в сетях не вырастут, то придется сокращать производство, так как оно станет абсолютно нерентабельным, а пострадают прежде все люди, работающие на производстве. Сокращение производства — это всегда сокращение рабочих мест и, как следствие, увеличение числа безработных. Проблема настолько масштабна, что из-за экономических трудностей многие российские предприятия уже в ноябре находились в критической ситуации и готовы были уйти из молочной отрасли. 

Повлиял на увеличение себестоимости и рост курса валют. Подорожали минеральные удобрения, семена гибридов, сельхозтехника, запчасти. Сахар три месяца назад стоил 22 рубля, сейчас — 37 рублей. Свинина была 90 рублей, сейчас — 150. Эти отрасли оперативно отреагировали на изменения в структуре себестоимости. А закупочная цена на молоко как была 23—24 рубля, так и осталась. Если цены на сырое молоко в ближайшее время не поднимутся, то начнется сокращение дойного стада. 

По мнениям экспертов рынка, сегодня молоком в натуральном виде переработчики обеспечены лишь на 50—60 процентов в зависимости от сезонности. Остальные молочные продукты вырабатываются или из молочной составляющей — сухие молоко и сыворотка, масло сливочное, обезвоженный молочный жир — или из продуктов немолочного происхождения.

Неудивительно, что министр сельского хозяйства РФ Николай Федоров не исключает падения объема производства в агропромышленном комплексе в 2015 году. Об этом он заявил на заседании Совета Федерации по вопросам АПК и природопользования. «Падение может составить, как предполагают наши специалисты в промышленности и в других секторах, порядка 4 процентов. У нас тоже может быть такое падение, нельзя исключать такого варианта событий. Возникают новые угрозы и риски, на которые невозможно будет не реагировать в процессе работы в 2015 году», — добавил он.

И переработчики требуют подходить к проблеме комплексно: нужно, чтобы государство регулировало не только ввоз сырья и продуктов на территорию России, но и их цены. Также необходима мощная господдержка. Иначе проблему дефицита сырья не решить.

КЛЮЧЕВЫМ событием для молочного рынка стало конечно же введение в августе ограничения импорта продуктов питания. Но и спустя четыре месяца после введения продуктового эмбарго российские молочники не уверены в прогнозах. Цена на качественное молоко-сырье начинает расти, но растет и его нехватка. 

Наиболее уязвимый сегмент после введения санкций — сыр. Импортозависимость России по сыру составляет около 50 процентов. В последние 4 года емкость рынка сыра нашей восточной соседки — 800 тысяч тонн, доля отечественных производителей — порядка 430 тысяч тонн. Причем импортные поставки ежегодно возрастали. Неудивительно, что в этом сегменте сегодня сложилась непростая ситуация, считает директор по корпоративным связям и коммуникациям холдинга «Пир Продукт» Марина Петрова. Запрет на поставки распространился на 29 стран из 38, которые экспортировали сыр в РФ. Их доля составляла 67 процентов от общего объема в натуральном выражении. Из топ-15 крупнейших импортеров сегодня разрешены для ввоза сыры из Беларуси, Аргентины и Сербии. Примерно так же можно охарактеризовать и рынок сухой сыворотки. Зависимость от импортных поставок этого продукта превышает 50 процентов. Однако наиболее сложная ситуация после введения эмбарго возникла на рынке сухого молока ввиду самой импортозависимости — 70 процентов. Рынок сухого молока за последние 4 года вырос почти в два раза. Такой повышенный спрос на этот продукт объясняется как выраженной сезонностью, так и недостатком молока-сырья в России. По мнению эксперта, зависимость от импорта в других товарных категориях окажется еще большей. Она прогнозирует, что в ближайшее время будет наблюдаться недостаток недорогих полутвердых сыров.

В целом изначальный замысел российских властей — продовольственным эмбарго больно щелкнуть по носу европейских и американских аграриев, а заодно поощрить собственных, ограничив для них конкуренцию на рынке, — пока не очень работает.

Россияне и так уже тратят на продовольствие больше, о чем свидетельствуют декабрьские данные Росстата. С декабря 2013 года в среднем по стране говядина подорожала на 10,5 процента, свинина — на 26,7, куры сырые и охлажденные — на 27,7, сыры — на 18,4 процента. Для сравнения, жители Евросоюза за этот же период стали платить за продукты меньше на 1,1 процента.

При этом данные Росстата отражают лишь общую картину, без учета сезонного фактора и отдельных перекосов на местах. Некоторые продавцы воспользовались шумом по поводу эмбарго и обрушения рубля и неоправданно увеличили цену на отдельные виды продукции. При том что в гораздо большей степени сегодня аграриев поддерживает не государство, а население, которое покупает продукты за более высокие, по сравнению с мировыми, цены. Недаром российских производителей серьезно беспокоит снижение покупательной способности, которая снижает рентабельность на фоне быстро растущих цен на зерно и корма. 

ВЫРАВНЯТЬ ценовую ситуацию помогла бы белорусская сельхозпродукция, но периодически возникающие «усердия» Россельхознадзора по введению ограничений поставок нашего продовольствия даже спустя 20 лет не поддаются здравому смыслу. Режим свободной торговли без изъятий и ограничений пока работает со скрипом.

СПРАВКА «СГ»

Семнадцать из двадцати шести  наших мясо-молочных  перерабатывающих предприятий  отгружают продукцию  на экспорт.  Продолжаются  переговоры о возобновлении поставок  с девяти оставшихся под российскими «санкциями» комбинатов.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости