За счет чего коронавирус удается держать под контролем и что рассказывают выздоровевшие

Помощь словом отзовется

Труд медицинских работников всегда высоко ценился в нашем обществе. Но сегодня к ним особенно трепетное отношение. Гостиницы предлагают медикам номера для проживания, кафе готовят бесплатные обеды… Врачам, медсестрам сегодня тысячи спасшихся от COVID-19 говорят спасибо. Пандемию остановить непросто. Нужны профессионалы высокого уровня, лекарства, техника. В Беларуси сфера здравоохранения сегодня работает как четко отлаженный механизм.

shutterstock.com

«Врачей зауважала в тысячу раз больше»

В больницу с положительным тестом на коронавирус «скорая» забрала Олю Кипарину и ее папу. 

— Мама заболела первой. У нее все протекало, как обычный грипп: слабость, температура, кашель. Она поехала взять больничный, ей сделали тест — и он был положительным, — рассказывает Оля. — Маму госпитализировали, нас с папой проверили как контакты первого уровня. Тесты показали положительные результаты. 

И у Оли, и у ее папы болезнь протекала бессимптомно. Лишь сонливость и повышенное потоотделение давали понять, что что-то не в порядке. В приемном отделении, куда их привезли, было немало людей. 

— Чтобы вы понимали, по приезде нужно было сделать анализ крови, рентген, ЭКГ, сдать вещи. И вот представьте, что медработники это делают нон-стоп и весь день, это ужасно тяжело, и я зауважала врачей в тысячу раз больше после того, как это все увидела сама.

 Вместе с Олей в палате лежали пациенты, у которых также болезнь протекала бессимптомно. Сначала у девушки не было понимания, что значит тяжелые больные.

— На второй неделе к нам на этаж завезли больных с тяжелой пневмонией. И тогда я поняла, что мне повезло, все могло быть намного хуже. 

Оля рассказывает, что сначала было тяжело находиться в больничной палате:

— Все казалось заразным, даже воздух, особенно в ночь заезда. Я легла спать в маске! Правда, спала всего час. Утром выглянула в окно: солнце светит, все блестит, деревья цветут. ­Подумала, что все не так плохо. Еще к нам на подоконник всегда прилетали голуби, воробьи и другие птицы. Мы их кормили, потом пернатые настолько привыкли к этому, что однажды в палату воробей залетел. Приручили, так сказать. 

Еда по расписанию. Утром приходили санитарки мыть палату. Заходил лечащий врач спросить про самочувствие. Также медсестры измеряли температуру.

— Кстати, медсестрам и санитаркам 6-й больницы Минска большое человеческое спасибо. Особенно ­Филоше. ­Такое теплое отношение к нам, всегда на позитиве и с юмором. Хотя я представляю, насколько сложно работать сменами. Это было очень приятно и здорово поднимало дух!

Для выписки два теста должны были показать отрицательный результат. Показали. Сейчас Оля и ее родители находятся дома.

«Пока тесты не показали отрицательный результат»

Двадцать шесть дней пролежал в больнице Виктор: 

— Мне позвонили из эпидслужбы. Оказалось, у моего друга положительный тест на коронавирус, а мы вернулись вместе из Берлина, заезжали еще в Варшаву. Так как я контакт первого уровня, мне сказали, что отправляют на карантин и нужно сдать анализы на коронавирус… 

— Когда пришли результаты теста, начали опрашивать, с кем я контактировал. Также на карантин забрали всех, с кем я общался после поездки, — это мама и друг. Врачи их, как и меня ранее, определили как контакты первого уровня. Мама сказала, что у нас дома опрыскали всю квартиру от вируса. А друг говорит, что всю одежду, в которой он приехал, описали и забрали на дезинфекцию. 

 Что касается больничного режима: в 7.00 медсестры берут анализы и мазки, но не каждый день. В 9.30 — завтрак, в 11.00 приходит врач, проводит осмотр, в 13.30 — обед, 15.00—17.00 — тихий час, в 18.00 — ужин и в 22.00 отбой.

— Сидеть в четырех стенах было очень непросто. В палате были туалет, раковина с жидким мылом и средство для дезинфекции рук. Медсестры приносили воду в кувшине. Выходить никуда из палаты нельзя было, только в душ. Поэтому я в основном отвечал на сообщения людям, читал, еще вел беседы с соседями по палате. Из личных вещей можно было брать в больницу все что угодно. Там нам выдали кружку, ложку, полотенце и постельное белье.

На двенадцатый день состояние Виктора ухудшилось.

— Начало немного знобить, температура поднялась до 38,3. Заложило одну ноздрю, появился жар, горели глаза. Позвонил медсестре и описал ситуацию. Она пришла и дала парацетамол, сказала через 20 минут перемерить температуру. Потом мне прописали «болючий» укол. Было тяжело ходить. Кололи два раза в день. Позже проверили легкие на КТ — все хорошо. Пневмонии нет. 

Мазки на коронавирус, измерение температуры, сдача анализов — так прошли еще полмесяца до тех пор, пока два теста подряд не показали отрицательный результат на COVID-19. 

— В больнице я пролежал 26 дней, — написал парень в своем Telegram-канале. — Еще раз огромное всем спасибо за поддержку все это время. Я не знаю, как справился бы без этого. Спасибо моим лечащим врачам, особенно самой первой, которая лечила меня, когда у меня поднялась температура.

infong@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter