Помнит Пинск спасенный

В следующем году к 75-летию освобождения Беларуси в городе над Пиной издадут народную Книгу Памяти

В городе хорошо помнят, кому мы обязаны свободой и независимостью. Эта память в названиях улиц в честь Днепровской флотилии, Иркутско-Пинской дивизии и почти трех десятках имен освободителей Пинска. В многочисленных памятниках и мемориалах. Народную книгу памяти к юбилею освобождения города и страны решила сделать городская организация Белорусского общественного объединения ветеранов. Основой документа, который разместят в свободном доступе на сайте Пинского городского исполнительного комитета, станет информация, собранная заместителем начальника отдела идеологической работы и по делам молодежи Пинского горисполкома Юрием Бушиком.

Родственники Василия Соболева поклонились памяти павших и передали в горисполком фотографию солдата.
Фото Вячеслава Ильенкова

Изучая документы архивов, Юрий Геннадьевич сумел вернуть из небытия имена 76 воинов, которые погибли, освобождая город в 1944 году, и семьдесят лет после Победы считались без вести пропавшими:

— Все началось с письма из Тверской области России, которое пришло в исполком от родственников Василия Ивановича Соболева, — рассказал Юрий Геннадьевич. — Им было известно, что погиб он в Беларуси, возможно, под Пинском. Сопоставив всю найденную информацию, я пришел к выводу, что солдат, которому было всего 19 лет, освобождал город, погиб и был похоронен в братской могиле мемориала воинам-освободителям. Хотя на плитах мемориального комплекса его имени не было. Возникло предположение, что такая участь забвения постигла имя не только рядового Соболева. При сверке данных о потерях однополчан рядового 1323-го стрелкового полка сразу выявилось свыше десятка неувековеченных в братской могиле Пинска воинов.

Два года кропотливого поиска позволили восстановить имена многих героев, которые до этого считались неизвестными:

— Также удалось установить, что некоторые из людей, кто ранее считался погибшим, выжили. В нашем списке таких оказалось 11. В бою падали в воду, и в некоторых похоронных документах написано “тело унесло течением реки”. Потом по документам мы видим, что эти люди не погибли. Такая история произошла с уроженцем ныне Столинского района Петром Ивановичем Бесаном, его имя несколько десятилетий  значилось в списках погибших при освобождении Пинска.

Ушанги Годуадзе (слева).

К 70-летию освобождения Беларуси горисполком выделил средства на обновление мемориала. Вновь открытые имена были занесены на памятные плиты. Около двух десятков человек из списка исключено. Это и те, кто выжил, и те, кто был похоронен в других местах, где их фамилии увековечены на памятных плитах.

Обновленный мемориал открыли в Пинске 9 мая 2015 года. На могилу погибших родственников приехали три семьи — две из России, в том числе и племянники Василия Соболева, и одна из Грузии, — родственник старшего сержанта Ушанги Годуадзе Александр Кавелашвили.

Юрий Бушик исправил много неточностей в фамилиях, датах рождения, уточнил названия и списки частей Красной Армии, которые участвовали в боях за освобождение города, включив в них авиационные, которые до этого нигде не учитывались.

Несколько лет установлением судеб героев Великой Отечественной занимается еще один пинчанин, бывший проректор Полесского университета Анатолий Михайлович Петрович. Поначалу он решил побольше узнать о том, как партизанил его дед Маркиян Шпаковский. Тот жил с семьей на хуторе Горенец и помогал партизанам. К нему наведывались связные и разведчики. Чаще других, как рассказывала мама Анатолия Михайловича Людмила Маркияновна, заглядывал Сашка Багин.

Четырнадцатого июня 1943 года группа разведчиков, которой командовал Багин, возвращалась с задания и под вечер пришла на хутор. После ужина расположилась на ночлег в ближайшем кустарнике.  Ночью пошел дождь, партизаны перебрались в дом, оставив часового. А под утро предатель привел на хутор карателей. Караульный Александр Яковец заметил немцев и успел выстрелить. Дом был окружен, отступать было некуда, и партизаны приняли бой. Последний в своей жизни. В ходе перестрелки хата загорелась. Все четверо партизан погибли, а семья Маркияна Шпаковского чудом спаслась. Глава семейства не разрешал летом спать в хате. Все ночевали недалеко от дома под навесом, и когда началась стрельба, бросились в лес.

Младший сержант Василий Соболев.
Мама Анатолия Петровича запомнила не только подробности партизанского боя, но и фамилии разведчиков из группы Александра Багина: Саша и Володя Назаровы, Александр Яковец... Статью Анатолия Петровича об этом партизанском бое в интернете увидел минчанин, полковник Владимир Тылец, который после окончания службы в погранвойсках занимается поиском пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны воинов-пограничников.

В его списках давно фигурировал младший лейтенант Александр Карпович Багин — уроженец города Бирска Башкирской АССР (ныне — Республика Башкортостан), встретивший войну на границе.

Владимир Анатольевич установил, что в Красную Армию Александр Багин был призван в 1934 году (в возрасте 22 лет). Срочную службу проходил в 14-м Плещеницком погранотряде войск НКВД Белорусского округа. Потом служил в 86-м Августовском погранотряде. А накануне войны его перевели в Брест-Литовск — в Окружную школу младшего начсостава (ОШМНС). Война застала младшего лейтенанта Багина — начальника 3-й учебной стрелковой заставы ОШМНС ПВ НКВД БССР в летнем лагере школы под Гродно — в районе деревни Пышки.  На высоком берегу Немана россиянин вместе с группой курсантов школы вступил в схватку с гитлеровцами. Пограничники отходили  с боями на Скидель, Мосты, Дятлово, Новогрудок....

Что произошло потом, история умалчивала. В списках боевых потерь погранвойск НКВД БССР младший лейтенант

Багин считался пропавшим без вести в июне 1941 года. В именном списке безвозвратных потерь офицерского состава отрядов и боевых групп ГРУ Генштаба ВС СССР, воевавших в тылу врага, от 31 декабря 1948 года Владимир Тылец обнаружил запись: “Старший лейтенант Багин Александр Карпович, 1912 года рождения,  в армии с 1934 года. В партизанский отряд т. Бринского (будущего Героя Советского Союза — Прим. ред.) вступил в 1942 году. Погиб в 1943 году на территории БССР”. Но, где и как, документ не сообщал.

В партизанский отряд Бринского, действовавший на Витебщине в районе Лепеля, Багин, вероятно, попал весной 1942 года. С середины 1942 года отряд “дяди Пети” вел борьбу с захватчиками на Белорусском Полесье. Основная база находилась в лесах в районе озера Выгоновское в Ганцевичском районе. Последняя радиограмма от Бринского, в которой упоминался Багин, ушла в Развед-упр РККА 13 июня 1943 года. В ней говорилось о взрыве его группой моста  на ж.д. перегоне Парохонск — Ловча.

Совместными усилиями Анатолий Петрович и Владимир Тылец ликвидировали еще одно белое пятно истории.

В 2007 году 52-й поисковый батальон ВС Беларуси провел раскопки на хуторе у деревни Дубоничи и обнаружил на месте сгоревшего дома останки четырех человек. Партизан с воинскими почестями перезахоронили в братскую могилу на сельском кладбище в деревне Дубновичи.

К сожалению, несмотря на все многолетние поиски, так и не удалось найти родственников героя-пограничника.

Но надежда остается...


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости