Полный дом балета

В квартире Ирины и Олега Еромкиных будет даже зрительный зал…

В  квартире  Ирины  и  Олега  Еромкиных  будет  даже  зрительный  зал…

Медали Франциска Скорины стали отличным новогодним подарком для Ирины и Олега Еромкиных. Ведущие мастера белорусского балета уже более пяти лет радуют высоким мастерством и артистизмом. Они станцевали главные роли практически во всех спектаклях театра. Главное же – на достигнутом не останавливаются. Словом, награды заслуженные. Они и стали поводом для встречи и знакомства.

— Чем, кроме медалей, запомнился ушедший год?

Ирина: Увольнением Валентина Елизарьева. Мы очень об этом сожалеем. Это какое-то недоразумение. Причем так думают многие артисты. Ждали его до последнего, ждем и сейчас. Он очень талантливый человек.

Олег: Ровно год назад мы перебрались в обновленный театр. Не все так идеально в здании после реконструкции. Например, на втором этаже возле сцены сделали мраморный пол. Ступать на него невозможно: холодно, скользко. Это раз. Второе – негде разогреваться перед спектаклем. К тому же достаточно жесткий пол. И на сцене, и в репетиционном зале. Но самое главное – слишком большой покат. Где мы только ни танцевали, но такого не видели.

— Начало разговора получилось не очень веселым. Расскажите лучше о своих любимых спектаклях?

Олег: Мне нравится «Баядерка», «Спартак», все работы Елизарьева. Чем отличаются спектакли Валентина Николаевича? Они очень эмоциональные. «Лебединое озеро» технически сложнее. А в «Ромео и Джульетте» главное — выложиться по-актерски. Надо все пропускать через себя. После «Лебединого озера» устаешь физически, а после «Ромео» еще и морально. Потом два дня ходишь с пустой головой. Тяжело танцевать такие спектакли, но очень приятно.

Ирина: Вспоминаю, как мы танцевали «Ромео и Джульетту» в Египте. В последней сцене, когда Ромео убивает себя и Джульетта кончает жизнь самоубийством, у нас вдруг потекли слезы. В какой-то момент мы представили, что это происходит на самом деле. На секунду показалось, что теряем близкого человека. Стало страшно.

Олег: «Щелкунчик» — неплохой спектакль. Мы станцевали его бесчисленное количество раз. Он у нас хорошо получается, мы танцуем его для души, для зрителя. Это лучший наш спектакль. К тому же можно сказать, что он нас свел.

— Поподробнее, пожалуйста, про историю вашей любви.

Олег: Мы тогда были артистами кордебалета. Нас поставили в пару танцевать вальс. И между нами сразу пробежала искра. Стали вместе пробовать какие-то балетные элементы. Руководство видело, что у нас есть потенциал и огромное желание. Так образовалась наша пара.

Ирина: Не могу сказать, что мы долго друг к другу присматривались. Сразу поняли, что должны быть вместе. Мы настолько привязались друг к другу, что это можно назвать зависимостью. Если расстаемся на какое-то время, чувствуем дискомфорт. Настолько привыкли один к одному, что даже дома ходим по пятам. Если кто-то из нас куда-то уезжает, то созваниваемся каждые 20—30 минут.

— Каким видите пик своей карьеры?

Ирина: Нам есть к чему стремиться. Хотим станцевать еще «Жизель» и «Дон Кихот». Это что касается спектаклей нашего театра. Вообще же  мне нравится «Сильфида». Говорят, что ее хотят восстановить у нас.

— Тогда каким видите завершение карьеры?

Ирина: Думаю, вряд ли я буду работать до последнего и уползу со сцены на четвереньках. Планирую танцевать, пока буду полна сил. Это, наверное, еще лет десять. А потом собираюсь уйти в декретный отпуск.

Олег: Я пришел в театр молодым и горячим. Хотелось танцевать много, каждый день. Все эти пять лет у меня был очень насыщенный репертуар. Сейчас понимаю, что продолжение карьеры зависит от здоровья. Пока оно есть, буду танцевать. Надеюсь, еще лет десять-пятнадцать находиться на сцене.

— Интересно, приходя домой, отключаетесь от балета?

Ирина: У нас полный дом балета: видеозаписи, костюмы, пуанты… Раскрою секрет: заказали кухонный гарнитур, на котором будет балетный рисунок. На верхней части будет изображен зрительный зал нашего театра и мы с Олегом в балете «Щелкунчик».

— А чем еще увлекаетесь, кроме балета?

Ирина: Я умею вязать, вышивать крестиком. Люблю животных. Хотела бы иметь питомник, разводить собак, кошек.

Олег: Люблю автомобили. Нравится быстро ездить. Раньше занимался спортом: велосипед, лыжи. Когда учился в училище, нравился биатлон. Но сейчас так много работы, что только ей и увлекаюсь.

— У вас есть кумиры?

Ирина: Для меня идеал балерины в данный момент Сильвия Гилья. Из современных нравятся Светлана Захарова, Диана Вишнева.

Олег: Не могу назвать одного человека. Есть несколько артистов, у которых я бы хотел что-то почерпнуть.

— А что можно почерпнуть у вас?

Ирина: Сложно говорить о своих достоинствах. Олег, во-первых, очень хорошо сложен: у него красивые ноги, хорошие стопы, что большая редкость для мужчины. Во-вторых, у него прекрасная техника: он может выполнить абсолютно любой элемент. Олег эмоционален, и это помогает нам находить контакт на сцене. Он вообще очень сильный партнер, я во всем доверяю ему.

Олег: Я не умею так красиво говорить, хвалить. Ира – моя жена. И этим все сказано.

На снимке: Ирина и Олег ЕРОМКИНЫ в балете «Щелкунчик».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...