«Политики создают шум, а дипломаты обеспечивают баланс»

ИЗВЕСТНЫЙ постулат — деньги любят тишину. То же можно сказать о работе дипломата, представляющего за рубежом интересы своей страны. Трудится он в тиши кабинетов, после чего предлагает лучшее решение из всех возможных — компромиссное. Но есть и такой парадокс: несмотря на то, что по достоинству работу дипломата может оценить только очень узкий круг лиц, допущенных к полному объему информации, судят о ней все, кому не лень. Может быть, еще и потому, что для большинства из нас эта профессия окутана тайной из разряда тех, что «вне зоны доступа». Не потому ли в Беларуси есть День железнодорожника, строителя, а Дня дипломатического работника нет и неизвестно, когда будет. В чем же заключается искусство дипломатии, как возникла идея по формированию привлекательного имиджа Беларуси и как человеку выбрать правильные ориентиры в век тотального «разгула» информации — об этом мы поговорили с начальником управления информации — пресс-секретарем МИДа Беларуси Андреем САВИНЫХ.

Если международная солидарность – это иллюзия, то в чем тогда совпадение и конфликт интересов стран, по версии пресс-секретаря МИДа Андрея Савиных

ИЗВЕСТНЫЙ постулат — деньги любят тишину. То же можно сказать о работе дипломата, представляющего за рубежом интересы своей страны. Трудится он в тиши кабинетов, после чего предлагает лучшее решение из всех возможных — компромиссное. Но есть и такой парадокс: несмотря на то, что по достоинству работу дипломата может оценить только очень узкий круг лиц, допущенных к полному объему информации, судят о ней все, кому не лень. Может быть, еще и потому, что для большинства из нас эта профессия окутана тайной из разряда тех, что «вне зоны доступа». Не потому ли в Беларуси есть День железнодорожника, строителя, а Дня дипломатического работника нет и неизвестно, когда будет. В чем же заключается искусство дипломатии, как возникла идея по формированию привлекательного имиджа Беларуси и как человеку выбрать правильные ориентиры в век тотального «разгула» информации — об этом мы поговорили с начальником управления информации — пресс-секретарем МИДа Беларуси Андреем САВИНЫХ.

— Андрей Владимирович, в этом году Вы отмечаете круглую дату — 20 лет как пришли в Министерство иностранных дел Беларуси. За это время наверняка уже успели изучить все тонкости дипломатической службы. Расскажите, с чего все начиналось?

— Начнем с того, что к дипломатической работе я не готовился. И даже не предполагал, что буду работать в Министерстве иностранных дел. Хотя с самого начала своей профессиональной деятельности всегда ориентировался на международное сотрудничество. Окончил переводческий факультет Минского государственного педагогического института иностранных языков. И после института работал в молодежных общественных объединениях, которые развивали различные виды контактов с такими же молодежными объединениями за рубежом, в большинстве своем туристические и экономические. Но неожиданно — это было в начале 1993 года — получил предложение из Министерства иностранных дел. Дело в том, что 20 лет назад во внешнеполитическом ведомстве работало всего около 30 человек. В 1991 году Советский Союз распался, Республика Беларусь стала независимым государством. Наша страна лицом к лицу столкнулась с новыми задачами на международной арене. В начале 1993 года МИД начал быстро разрастаться. Нужно было оперативно входить во все международные структуры и процессы в качестве полноправного участника. И речь шла не только об организациях системы ООН. Нужно было выстраивать систему двусторонних отношений с зарубежными государствами, начинать взаимодействие с региональными интеграционными объединениями. Отдельной, но очень важной задачей стало воссоздание связей с бывшими союзными республиками, но уже на принципах межгосударственных отношений. Нужно было практически с нуля создавать систему международных договоров и соглашений. Чтобы справиться с такой задачей, МИДу нужны были новые сотрудники. Стали искать людей, которые имеют опыт работы с иностранцами, понимают специфику международной деятельности. Потому что своей школы, естественно, тоже не было. И когда я получил предложение от нашего внешнеполитического ведомства, стало интересно и любопытно — а почему бы не попробовать? Меня всегда интересовала экономика. Сейчас меня больше воспринимают как официального представителя МИДа, озвучивающего официальную позицию министерства, но в МИД я пришел на младшую должность 3-го секретаря в управление международных экономических отношений. Вообще, за все годы своей работы в МИДе большую часть времени, около 16 лет, я занимался как раз международным экономическим сотрудничеством.

— Надо полагать, Вы практически с нуля начинали взаимодействовать с международными экономическими организациями?

— Да, причем очень активно. Подключились и к Программе развития ООН, и к работе Европейской экономической комиссии, Международного союза электросвязи, Центра ООН по населенным пунктам... На тот момент Республика Беларусь присутствовала в Нью-Йорке и Женеве (не будем забывать, что Беларусь является страной — учредителем ООН). Но нам нужно было провести детальный аудит, чем занимается каждая из организаций системы ООН, увидеть свой интерес, выгоды для нашей страны и включиться в процесс этой работы.

— Есть ли Ваша личная заслуга в том, что процесс такого сотрудничества пошел достаточно динамично?

— Здесь надо понимать, что дипломатическая работа — это коллективный труд, успех зависит от совместных усилий и слаженной работы каждого дипломата и в центральном аппарате МИДа, и в загранучреждениях. Выделять личный вклад, на мой взгляд, будет нескромно и не совсем корректно. В самом начале пути мы достаточно оперативно и успешно выстроили систему приоритетов. Прежде всего систему управления технической и консультативной помощью, которая выделялась Беларуси по линии ООН. Завязалось огромное количество контактов с международными организациями, с нуля были согласованы многие программы двустороннего взаимодействия. Особое внимание мы уделяли сохранению наших связей с коллегами из стран бывшего СССР. Для молодого независимого государства это было жизненно необходимо.

— Какой опыт Вы приобрели в качестве Первого секретаря по торгово-экономическим вопросам Посольства Республики Беларусь в Нидерландах, куда вас направили в 1997 году.

— В Нидерландах я занимался вопросами развития торгово-экономических контактов. Было много различных проектов в области торговли, совместных производственных, научных и кооперационных связей. Были налажены поставки на нидерландский рынок кожи, пиломатериалов, казеина, стекловолокна, изделий из пластмассы. В эти годы активно развивались контакты в области торговли продуктами нефтепереработки. Существенное место занимали проекты в области сельского хозяйства. Так, белорусские сельскохозяйственные предприятия осваивали голландские сорта картофеля, совместно с голландскими партнерами реализовывались проекты по выведению новых белорусских сортов. Уже в те времена начиналась практика использования высокопроизводительных сортов семенного картофеля. Конечно, для нас было интересно привлечь голландских фермеров для работы в Беларуси. В частности, мы помогали одной голландской компании создать первое совместное предприятие в Гродненской области Беларуси по выращиванию саженцев клубники. Со многими проблемами мы сталкивались впервые. Но до сих пор в Гродненской области действует совместное белорусско-голландское предприятие «Клубника-Плантс». Прошло уже около 15 лет, за это время у меня не было возможности следить за деятельностью этого предприятия, но по газетным публикациям знаю, что проект работает. Были и начинания, которые дали неожиданный, но очень «видимый» результат. В 1998 году Посольство организовало визит в Нидерланды делегации представителей Минскзеленстроя. Этот визит предполагал обмен опытом и изучение технологий озеленения городов. Среди прочего сотрудникам Минскзеленстроя понравилась голландская традиция на подоконниках окон первых этажей, на городских фонарях вывешивать горшки с цветами. Идею оригинального озеленения подхватили в Беларуси. И теперь на улицах столицы, областных и районных центров можно увидеть такие красивые композиции из цветов.

Были интересные контакты и в области научных разработок, отдельные технические решения голландцы охотно покупали у белорусских научных институтов и использовали у себя на производстве.

— Уже тогда Вы поняли, что нашим дипмиссиям для более результативной работы не хватает конкретной информации о Беларуси? И как в дальнейшем складывалась Ваша дипломатическая карьера?

— Действительно, во время работы в Нидерландах я постоянно сталкивался с недостатком информации о наших экспортных возможностях. Не будем забывать, что Интернет в те годы только начинал развиваться. Информация была самым ценным продуктом, а ее отсутствие — серьезным барьером. Именно поэтому, когда я вернулся в 2000 году в МИД уже в качестве заместителя начальника управления информации, на основе практического опыта работы за рубежом подготовил предложения по созданию системы информационного обеспечения внешнеэкономической деятельности. На тот момент никаких разработок по этой теме у нас не было, хотя нашим дипломатическим структурам за рубежом такие инструменты были жизненно необходимы. Материалы были представлены тогдашнему министру иностранных дел, и он дал им ход. На основе содержащихся в нем предложений начали развиваться информационные системы МИДа. В какой-то мере истоки портала belarusfacts.mfa.gov.by, где собрана вся самая интересная информация о Беларуси на разных языках.

В 2005 году я был назначен заместителем Постоянного представителя Республики Беларусь при ООН и других международных организациях в Женеве. Я занимался в основном вопросами взаимодействия Беларуси с Европейской экономической комиссией ООН, Международным союзом электросвязи (МСЭ), участвовал в переговорах по вступлению нашей страны в ВТО.

За время работы мы с коллегами провели ряд важных мероприятий. В частности, нам удалось договориться о подготовке экспертами Комиссии ООН по торговле и развитию доклада по инвестиционному климату в Беларуси, в котором были обобщены все наши достоинства и недостатки. Данный доклад включал рекомендации практического характера по улучшению инвестиционного климата в стране и на многие годы стал важным ориентиром в работе органов государственного управления по совершенствованию инвестиционного климата. А сотрудничество с МСЭ вылилось в итоге в проведение в Минске в ноябре 2009 года регионального саммита «Соединим СНГ». Саммит привлек внимание к развитию информационно-коммуникационных технологий и дал толчок развитию этого сектора в нашей стране. Благодаря саммиту мы попали в поле зрения многих инвесторов, которые специализируются в этой области.

Интересные исследования были проведены для Беларуси Европейской экономической комиссией ООН. Экспертами этой международной организации была проанализирована система поддержки и внедрения инноваций, подготовлены практические рекомендации по ее совершенствованию. Нам также удалось реализовать несколько проектов по развитию экспортного потенциала для малых предприятий Беларуси совместно с Международным торговым центром. По сравнению с численностью дипломатов других стран в Женеве наша миссия считается маленькой. Именно поэтому мы очень внимательно выбираем темы для сотрудничества, чтобы обеспечивать максимальный практический эффект от своей работы.

После Женевы вновь вернулся в МИД, в управление информации, но уже в качестве руководителя этой службы, пресс-секретаря. Имея за плечами 16-летний опыт дипслужбы и две загранкомандировки, я, кроме своих текущих обязанностей, вплотную занялся вопросами, связанными с формированием имиджа Республики Беларусь.

— Это была задача, продиктованная временем?

— Стратегическая задача, которая стоит перед всеми загранучреждениями, — это формирование благоприятных внешних условий для устойчивого внутреннего развития Беларуси. А благоприятное представление о нашей стране очевидным образом способствует решению этой задачи. Чем позитивнее восприятие Беларуси в мире, тем легче нам продавать свои товары и услуги, завязывать взаимовыгодные контакты, развивать научное сотрудничество.

В этой системе нет мелочей, все элементы значимы, а эффект от их согласованного использования может возрастать в геометрической прогрессии. Важно, какую информацию мы о себе распространяем. Канал передачи информации также имеет ключевое значение и влияет на ее восприятие. И здесь главное — правильно выстроить логику и стратегию этой работы.

Система формирования позитивного имиджа может строиться только на системном подходе, который должен охватывать практически все элементы процесса международной коммуникации.

Мы имеем дело с многослойным процессом. Многое делается внутри страны. Различные мероприятия реализуются загранучреждениями. Представители нашей страны участвуют в сотнях международных научных и культурных форумов. И есть контакты на уровне людей. Иностранцы приезжают к нам, мы отдыхаем в зарубежных странах. Все эти действия формируют восприятие о нашей стране. Кстати, могу с уверенностью сказать, что впечатление о нас у зарубежной общественности, как правило, позитивное.

Тут надо подчеркнуть, что процессы формирования имиджа Беларуси уже давно идут, они не остановятся, как не останавливается течение самой жизни. Главным вопросом остается то, можем ли мы осознанно на эти процессы влиять, и что нужно, чтобы это делалось эффективно. Предметно мы об этом поговорим на предстоящем в декабре форуме «Имидж Республики Беларусь: выгоды и пути достижения» (подробнее о форуме — в ближайших номерах «БН».— Авт.).

— Дипломатия — это, как известно, искусство возможного. Андрей Владимирович, в чем же особая специфика вашей службы?

— Если сравнивать дипломатию с искусством, то наша работа — это, прежде всего, искусство искать и находить компромиссы. Страны могут конфликтовать друг с другом, между ними может быть целый клубок, на первый взгляд, неразрешимых противоречий, но сохранять баланс интересов, находить решения и устранять почву для конфликтов призваны внешнеполитические службы. Эта группа людей в любых условиях нацелена на развитие контактов между государствами и между народами. Дипломаты всегда должны работать на сближение. Даже в самых сложных условиях нужно сохранять спокойствие и искать возможности для компромисса. Что такое демократия, если говорить об этом коротко? Это, прежде всего, способность общества находить консенсус. Но консенсус — это решение, которое в принципе не удовлетворяет вообще никого, поскольку основано на компромиссе между различными социальными группами. Если оттолкнуться от этого определения, рассматривая межгосударственные отношения, то можно прийти к следующему выводу. В мире у каждого государства есть свои интересы, бессмысленно, точнее, непрактично искать правого или виноватого, нужно вырабатывать систему спокойного, заинтересованного, доброжелательного, в конце концов, контакта с партнерами. Искусство дипломатии — это способность учесть позицию всех сторон, понять значимое и совместить конфликтующие подходы. Бывает, что в какой-то момент времени это невозможно или крайне трудно. Значит, надо часть вопросов отложить в сторону и найти варианты, которые будут работать на сближение позиций завтра, через месяц или год.

В каком-то смысле работа дипломата — это неблагодарная работа. Часто она не видна. В конечном итоге он приходит и предлагает общественности решение, которое, может быть, не удовлетворяет ни одну из сторон, поскольку речь опять же идет о консенсусе суверенных участников переговорного процесса. Очевидной победы может и не быть или предлагаемые решения не воспринимаются как победа. Один из министров иностранных дел любил говорить: «У победы всегда много отцов, только поражение — сирота». В процессе работы дипломаты никогда не должны забывать, что их миссия не «воевать» а договариваться. Для этого у дипломата должна быть выработана профессиональная способность смотреть на любую проблему с разных точек зрения — со своей, оппонента и стороннего наблюдателя. То есть уметь видеть баланс интересов и при этом не поступаться интересами своей страны! Особенно важно учитывать временной фактор. Хорошее решение сегодня может привести к негативным последствиям в долгосрочной перспективе. И, наоборот, то, что кажется провалом, в будущем обернется успехом.

— Вы говорите о дипломатии в ее классическом варианте. Актуальна ли она на современном этапе для западных стран, для того же ЕС?

— Конечно, актуальна. За свою историю Европа прошла бы через значительно большее число конфликтов и понесла бы несоизмеримо большие потери без этой дипломатической традиции. Но мы также отмечаем, что сегодня этот механизм, который человечество вырабатывало тысячелетиями, размывается. Странно видеть, когда дипломатические ведомства ряда стран становятся источником конфликтных заявлений или действий. Это оставляет очень противоречивое впечатление. Наиболее отчетливо такая тенденция проявляется в странах — новых членах ЕС. Причину я вижу в том, что в ЕС на посты министров иностранных дел все чаще приходят политики, для которых на первом месте не долгосрочные интересы страны, а их личные, краткосрочные, политические интересы. И между этими интересами возникает конфликт. Более того, политику нужна «громкая фраза» — для привлечения внимания, для роста популярности его самого или его политической партии. Политики намеренно создают шум. В то время как дипломату для достижения результата нужно формировать атмосферу спокойствия, нацеленность на конструктивное взаимодействие. А это монотонный, лишенный сенсаций процесс. По логике человек, назначенный на должность министра иностранных дел, должен четко следовать правилам и традициям, которые сформировались в дипломатической сфере за несколько тысяч лет. Однако этого часто не происходит. Мы видим такие примеры у наших соседей, в других странах Запада. На наших глазах размывается инструментарий дипломатии. Мы входим в исторический период, когда механизмы, благодаря которым сохранялся баланс между различными нациями, равновесие в мире, начинают разрушаться или серьезно видоизменяются, включая даже такие фундаментальные принципы, как суверенитет государств. Пока мы в начале этого процесса. Что будет дальше, предсказывать не берусь… Но если подходить к вопросу философски, то жизнь — это, по большому счету, динамическая система. Если какой-то противовес исчезает, вместо него обязательно появляется что-то другое. Если произойдет слом классических механизмов, появятся какие-то другие. Но все равно баланс будет обеспечен и во многом благодаря усилиям дипломатов.

— Получается, что международная солидарность сегодня — это иллюзия?

— Если мы говорим об уровне правительств и государственных, а не личных отношений, то в значительной степени — да. Существует совпадение интересов, и тогда политики громко заявляют о солидарности. Разумеется, мы видим примеры оказания международной помощи странам и регионам, терпящим бедствие. Но если этого не делать, резко вырастает нелегальная миграция, возникают другие угрозы, такие явления, как, например, пиратство, трансграничная преступность, терроризм, а это уже негативно влияет и на самые благополучные страны. Возникает вопрос: эта гуманитарная помощь является солидарностью или мы имеем дело с неочевидной защитой собственных интересов и совпадением интересов? А ведь есть еще и конфликт интересов. В прошлые века такие проблемы всегда решались силой. Сегодня используются различные формы давления, но суть остается прежней. Давайте зададимся простым вопросом: во имя чего работает национальное правительство? Ответ кажется очевидным: оно призвано защищать интересы граждан своей страны. И все. Интересы и уж тем более благополучие других народов в компетенцию этого правительства не входят. Только наивные люди могут искренне верить, что «заграница нам поможет». Сегодняшний мир прагматичен. Если мы сами не защитим собственные интересы, никто за нас этого не сделает.

— И все же мы вместе со всем остальным миром из века промышленного в последние 15—20 лет перекочевали в век информационных технологий. Информационная среда в мире меняется едва ли не каждую минуту. Андрей Владимирович, как человеку в этой ситуации выбрать правильные ориентиры?

— Это факт — мы живем в избытке информации. Если сравнивать с Советским Союзом, то тогда была противоположная ситуация — железный занавес и информационный вакуум. А ведь информация вакуума не терпит. Американцы создали более эффективную систему, работающую гениально просто: любую негативную информацию они топят в изобилии различных толкований, версий, суждений, очень умело манипулируя человеческим восприятием. В сегодняшнем мире вычленить информацию, адекватно отражающую происходящие события, крайне сложно. Многие люди поглощают информацию бездумно, поэтому их легко дезинформировать. Для этого существуют методы, воздействующие на подсознание. Это уже ни для кого не секрет. Загляните в любой учебник по маркетингу, рекламе или технике продаж, и вы их легко обнаружите. Самый простой и примитивный из них (часто используется в рекламе) — метод повторения. Если выдумку повторить от 3 до 7 раз, в субъективном восприятии неподготовленного человека она превращается в правду. Второй способ — ссылка на так называемый авторитет, скажем, всемирно известного академика. Вот почему так ценятся мнения, к примеру, Нобелевских лауреатов, даже если они говорят о предмете, не связанном со сферой их научных достижений.

Такие инструменты используются для того, чтобы манипулировать общественным сознанием. За этим прячутся интересы либо социальных групп, либо определенных стран. Противостоять этому можно, только развивая в себе навыки критического мышления. И надо помнить, что современное информационное пространство полифонично. В нем циркулируют и будут циркулировать как позитивные, так и негативные идеи. Данная ситуация может нравиться или не нравиться, но изменить ее уже невозможно. Надо уметь видеть и отстаивать свои интересы, не поддаваясь влиянию информационных фантомов.

— Андрей Владимирович, если вернуться к вопросу об имидже Беларуси, то потоки негативной информации о нашей стране в некоторых зарубежных СМИ — это тоже ведь результат манипуляций, действий заказа определенных политических или социальных групп?

— Да, действительно в некоторых западных СМИ целенаправленно формируется ложный образ Беларуси. И формируется он по заказу заинтересованных в этом кругов. Мне приходилось разговаривать с иностранными журналистами на эти темы. При выключенном микрофоне они признают наши доводы, но это никак не влияет на содержание последующих публикаций.

Но если вы услышите, что у Беларуси негативный имидж за рубежом, не верьте этому. В подавляющем большинстве стран Латинской Америки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии нашу страну воспринимают доброжелательно. В странах дальнего зарубежья существует другая проблема. Там нас пока еще мало знают. Но если узнали, то, как правило, относятся очень позитивно. Мы знаем об этом не понаслышке. Мы постоянно проводим мониторинг публикаций о Беларуси в зарубежных СМИ во всех регионах мира, и можем говорить со знанием дела.

Да, существует проблема, связанная с деструктивной пропагандой СМИ стран Запада. Они сознательно искажают информацию о Беларуси. Но тут нужно учитывать, что многие западные европейцы и американцы, особенно образованные, весьма критично воспринимают собственную прессу и не берут ничего на веру. Они стараются получать информацию из разных источников. В других случаях забавно наблюдать за реакцией жителей этих стран после их первой поездки в Беларусь. Разрыв их первоначальных негативных представлений и реальной картины, с которой они сталкиваются в нашей стране, вызывает бурю эмоций. После визита они не могут удержаться от посещения посольства, чтобы поделиться своими впечатлениями. О чем это говорит? О том, что западная пропаганда необъективна, пристрастна и несвободна.

Другой вопрос — что с этим делать? Информационный потенциал Беларуси и западных стран несоизмерим. Но я не думаю, что нам стоит драматизировать эту ситуацию. У нас нет, да и не должно быть задачи сформировать позитивное отношение к Беларуси у всех жителей Земли. У нас есть своя тактика и стратегия и конкретные целевые аудитории, которые представляют интерес. Мы разговариваем со всеми, кто заинтересован в разговоре с нами. У нас много друзей, в том числе в странах Запада. Совместными усилиями мы в перспективе сформируем привлекательный внешний имидж, который будет помогать нам привлекать инвестиции, туристов и будет работать на устойчивое экономическое развитие страны.

Анжелика МИЛЬТО, «БН»

Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?