Политика — дело ответственное

Как быть нам, гражданам, и не ошибиться в выборе, кому доверить право распоряжаться нашей судьбой, судьбой своей страны? Существует ли понятие политической ответственности? Эти и другие актуальнейшие вопросы обсуждались за «круглым столом» конференц–зала «СБ».
Наверно, нет более сложной области общественной жизни, чем политика. Одни говорят, что политика — это грязное дело. Другие — грязной она становится в руках безнравственных политиков, ничем не брезгующих в борьбе за власть. Как быть нам, гражданам, и не ошибиться в выборе, кому доверить право распоряжаться нашей судьбой, судьбой своей страны? Существует ли понятие политической ответственности? Если да, то что это такое и где критерии оценки действий того или иного политика и политической организации?

Сказать только об ответственности политиков за выполнение данных народу обещаний, наверно, будет недостаточно. А можно ли в таком случае говорить об ответственности избирателя за свой выбор?

Эти и другие актуальнейшие вопросы за «круглым столом» конференц–зала «СБ» обсуждают: секретарь Центризбиркома Николай Лозовик, депутат Палаты представителей Национального собрания Ольга Абрамова, заведующий отделом «Политика» Института социально–политических исследований Администрации Президента Леонид Гончар, доктор политических наук, профессор Сергей Решетников, председатель Военно–научного общества Владимир Воробьев, секретарь ЦК КПБ Георгий Атаманов и председатель Аграрной партии Михаил Шиманский.

Открыл дискуссию главный редактор «СБ» Павел Якубович: «Прежде всего я хочу поблагодарить всех присутствующих за участие в нашем мероприятии. Полагаю, что собравшиеся здесь представляют мощную интеллектуальную силу и их мнение будет интересно нашим читателям. Сказанное здесь прочтут не менее миллиона человек». Сегодня наш конференц–зал обращен к теме: «Политическая ответственность. В чем она заключается?»

С.Решетников: Политика достаточно сложное общественное явление. Например, в так называемой англосаксонской традиции она имеет три измерения. Процессуальное, где подразумевается все, что так или иначе связано с избирательным правом. Сюда же можно отнести и деятельность политических партий. Роль государственных институтов и органов власти — это институциональный аспект политики. И, наконец, третье измерение — инструментальное, под которым понимается деятельность министерств и ведомств, реализующих ту или иную государственную политику. Таким образом, если мы поднимаем вопрос о политической ответственности, под этим следует подразумевать не только ответственность органов власти, но и политических партий и отдельных политиков, независимо от их ориентации и политических предпочтений, раз уж они берут на себя ответственность заявлять о своих претензиях на власть от имени определенной части общества. И важность такой ответственности сложно переоценить, на мой взгляд. Ведь, по сути, они взяли на себя смелость говорить от имени народа. С этой точки зрения политики и политические партии ассоциируют себя уже как политические элиты общества. И шансы на победу в борьбе за власть имеют, как правило, те политики, которые в наибольшей мере просчитывают пути и механизмы, способные привести их к поставленной задаче. Другой вопрос, какими путями и способами будет достигнут результат. Здесь мы и подошли к тому феномену, который обсуждаем, — политическая ответственность. Если партии заявляют о целях и задачах, которые реально недостижимы, то тогда можно говорить о каких–то моральных ограничениях на участие такой политической силы в структурах власти.

Безусловно, как и любая другая, наша политическая система также имеет свои особенности. Мы сейчас не будем подробно затрагивать вопрос о том, почему у нас фактически не сформировалась партийная система, это отдельная большая тема. Но если говорить коротко, то очевидно, что наша оппозиция не является системной, она никоим образом не участвует в принятии решений на государственном уровне. Ее сегмент в политическом процессе — сфера весьма ограниченная. Партии сегодня не принимают никакого участия в решении важнейших государственных вопросов. Поэтому, что касается их роли в политическом процессе, то об этом можно говорить весьма условно, лишь на уровне политических заявлений и утверждений представителей оппозиции и не более того. Хотя это вовсе не значит, что понятие политической ответственности в этой связи по отношению к оппозиционным партиям неприменимо.

Н.Лозовик: В моем понимании политика — несколько более широкая категория, чем охарактеризовал ее Сергей Васильевич. На мой взгляд, политика — это в принципе любые отношения по поводу власти. Даже вот в нашем небольшом коллективе, который тут стихийно сформировался, тоже уже сложились своего рода политические отношения. Есть руководитель «круглого стола», который осуществляет определенную политику — направляет наш диалог в определенное русло. Так что политика, я считаю, весьма и весьма широкое понятие. Но сегодня мы собрались для того, чтобы обсудить проблему ответственности субъектов политического процесса на государственном уровне. И в этой связи закономерен вопрос: а перед кем, собственно, ответственны политики? Ведь об ответственности можно говорить только тогда, когда есть механизм, есть та же политическая сила, которая в состоянии истребовать отчет об их деятельности. Даже на уровне межгосударственных отношений действует тот же принцип: должен быть и там некий механизм, позволяющий поставить вопрос о политической ответственности того или иного государства за определенные действия на международной арене.

Для депутата, скажем, такая политическая сила существует — это избиратели. А вот перед кем ответственна оппозиция, это большой вопрос. Наверно, перед государством. И один из аспектов этой ответственности — юридическая ответственность. Государство устанавливает правила деятельности политических партий и общественных организаций и оно вправе потребовать их безусловного выполнения. В этом отношении у нас в стране действует строгий и четкий порядок, как известно. Но если с юридической ответственностью все более–менее ясно — партия либо исполняет закон, либо его нарушает, то как быть с моральной ответственностью? Оппозиционные партии в Парламенте сегодня не представлены, поэтому перед избирателями они не ответственны. Перед кем же они несут моральную ответственность? Партии должны представлять интересы определенных слоев общества: скажем, коммунисты — людей наемного труда, либералы — среднего класса и нести ответственность за реализацию их идей. Но наши оппозиционные партии далеки и от рабочих, и от предпринимателей. Они отстаивают интересы зарубежных спонсоров и ответственны перед ними. Поэтому говорить об ответственности оппозиции перед народом можно весьма условно.

Л.Гончар: Роль политических партий в нашем обществе действительно весьма незначительна. Это подтверждают, кстати, и социологические опросы, проводимые в том числе и нашим институтом. Наша страна выгодно отличается от других постсоветских республик своей стабильностью. Беларусь — одна из первых стран СНГ, которая вышла на уровень развития начала 90–х годов. Это стало реальностью благодаря взвешенной политике руководства страны, направленной на укрепление государства и консолидацию общества. Политическая стабильность в обществе позволяет с уверенностью смотреть в будущее нашей страны. Что касается деятельности политических партий, то на данном этапе развития государства она оказалась, на мой взгляд, малоэффективной, попросту невостребованной. В то же время мировая практика показывает много примеров эффективной работы политических партий. В процессе становления государства мы действительно столкнулись с проблемой формирования политической системы, поэтому с учетом сложившихся обстоятельств в Беларуси был сделан упор на общественные организации — профсоюзные, молодежные, ветеранские, Советы всех уровней. И нам удалось добиться хороших результатов. А ведь Запад всегда упрекал нас в том, что у нас слабо развиты структуры гражданского общества. Но такие упреки могли делать люди, которые не знали и не учитывали политические реалии, в которых мы находились в то время.

О.Абрамова: Я не разделяю точку зрения о том, что критерием высшей ответственности политика является его ответственность перед государством, то, о чем говорил здесь Николай Иванович. Я, как депутат, отвечаю только перед своими избирателями...

Что касается политической партийной оппозиции, то я бы хотела сказать следующее. На выборах за меня проголосовало более 61 процента избирателей нашего округа. Но как быть с теми десятью процентами избирателей, которые отдали свои голоса в пользу кандидата от БНФ, и 18 процентами, которые голосовали за кандидата от БСДП (НГ)? А как быть с теми, кто и вовсе голосовал за кандидата «против всех»? Смысл демократии состоит ведь в том, что учитывать надо не только мнение большинства, но и меньшинства. Как вы ответите на все эти вопросы?

«СБ»: В Италии в 1998 году одна из партий выступила даже с инициативой о принятии закона о политической ответственности. Ее тогда поддержали 60 тысяч итальянцев. Значит, тема политической ответственности актуальна и для ряда других стран. А какой, вообще, вы считаете, должна быть мера ответственности?

О.Абрамова: Во всяком случае, не уголовной. Скорее, здесь можно говорить о нравственной ответственности. При этом следует помнить, что только избранный политик в полной мере может отвечать за свои обещания. Наказанием за неисполнение взятых на себя обязательств может и должно быть то, что на следующих выборах этот человек не получит поддержки своих избирателей вновь.

Самая большая ответственность из всех субъектов политики, безусловно, возлагается на действующую власть. Именно она ответственна за рост благосостояния всех граждан, за то, чтобы люди независимо от пола, возраста, национальной, расовой принадлежности, других отличительных признаков чувствовали себя в своей стране комфортно (это обеспечивается через сферу гражданских и политических свобод), а также за то, чтобы происходила смена власти, если она людей больше не устраивает.

Ошибочным я считаю мнение о том, что политическая оппозиция ни перед кем не ответственна, кроме узкой группы людей, принадлежащих к той или иной партии. Задача оппозиции состоит прежде всего в том, чтобы предлагать обществу, той его части, которая не разделяет проводимой властью политики, нечто альтернативное. Для этого и существует политическая оппозиция. Периодически она сменяет правящую элиту. Так вот, ответственность оппозиции состоит в том, чтобы предлагать альтернативные проекты обществу и проводить их в жизнь, добиваться власти теми методами, которые не ставят общество перед угрозой реально опасных гражданских конфликтов. Меня, кстати, огорчает, что в Парламенте нет сейчас представителей политической оппозиции. В любом пруду должна быть щука. На то она и щука, чтобы карась не дремал. Замечу, что себя я не отношу к политической оппозиции. Скорее, к идейной, я — человек гражданского общества.

«СБ»: Ольга Михайловна, а вы считаете белорусскую оппозицию конструктивной? Где экономические и социальные программы, которые она предлагает людям? Они вообще в природе существуют? Ведь большинство наших граждан вполне справедливо полагает, что у оппозиции на первом плане тяга к митингам и революции, нежели какие–то реальные проекты, способные улучшить положение дел в той или иной сфере.

О.Абрамова: У всех партий белорусского политического спектра есть свои политические программы. Они включают экономические и социальные вопросы и ответы на них. Все это закреплено в партийных документах. Ведь партии проходят регистрацию в Минюсте. Другой вопрос, имеют ли возможность представители партий донести свои идеи до граждан... Нет каналов.

Н.Лозовик: Я бы хотел вспомнить здесь один случай, имевший место во время избирательной кампании по выборам депутатов Верховного Совета 12–го созыва. Я тогда возглавлял предвыборный штаб одного из кандидатов в депутаты — человека очень скромного и уважаемого в своем избирательном округе. Случилось так, что наш конкурент вдруг начал распространять какие–то нелепые слухи — откровенную ложь и клевету о моем кандидате. Судиться по этому поводу мы не хотели, не в наших это, скажем так, традициях. Поэтому я решил поговорить с этим человеком по–мужски. «Как вы можете говорить такие вещи о человеке, которого вы прекрасно знаете, и знаете, что все это вранье?» — задал я ему откровенный вопрос. Наглость и цинизм нашего оппонента меня тогда просто сразили: «А как вы думали, политика дело грязное». Так вот я это к чему? На мой взгляд, не политика дело грязное, а руки у некоторых горе–политиков, добивающихся победы любой ценой, грязные. Не бывает политики чистой или грязной. Вся проблема в том, кто эту политику делает.

На мой взгляд, если говорить об ответственности субъектов политики, и в первую очередь депутатов Парламента, то во многом эта ответственность определяется избирательной системой. Скажу откровенно, я являюсь сторонником мажоритарной избирательной системы. Почему? Она предоставляет возможность каждому избирателю сделать осознанный выбор. Любой человек при желании может даже лично познакомиться с кандидатом в депутаты, не говоря уже о том, что при необходимости он может получить сведения о его биографии, предвыборной программе и так далее. При мажоритарной избирательной системе избиратель голосует за конкретную личность. А избранный депутат в свою очередь прочно связан обязательствами перед своими избирателями. В общеполитическом плане мажоритарная система позволяет сформировать парламент устойчивого большинства. Единственным недостатком такой системы можно считать только то, что она не стимулирует развитие партийной системы. Но, может, это и не такой большой недостаток. На родине парламентаризма — в Великобритании, где палата общин избирается по мажоритарной системе, оппозиционные партии 5 раз вносили на рассмотрение этого органа резолюцию об изменении избирательной системы. Но каждый раз палата общин отвергала эти предложения.

А что же можно сказать о пропорциональной избирательной системе, там на первом месте политическая партия. И даже не столько сама партия, сколько ее лидер. Именно он решает, кто и под каким номером будет идти в избирательном списке. Кандидатам в этом случае приходится доказывать свою преданность не избирателям, а лидеру партии. То есть получается, что пропорциональная система, с одной стороны, стимулирует развитие политической системы в целом, а с другой — провоцирует политический застой и коррупцию. Потому что партии, которые преодолевают избирательный барьер, как правило, делегируют в парламент свою верхушку. А эти люди, как показывает опыт, зачастую становятся профессиональными политиками, которые «кочуют» из созыва в созыв, лоббируют свои политические интересы. Все это, на мой взгляд, благоприятствует развитию коррупции. При наличии в государстве множества партий пропорциональная система позволяет сформировать парламент, который будет наиболее адекватно отображать политическую структуру общества. Это можно расценивать как позитив этой системы. Но такой парламент будет неустойчивым. Снижается его политическая и законодательная дееспособность. Именно это заставило Италию после ряда парламентских кризисов провести в мае 1993 года референдум, на котором 87,2 процента его участников высказались за отмену пропорциональной системы выборов. Что и было сделано летом этого же года. Об отмене пропорциональной системы выборов в парламент сегодня серьезно говорят в Польше. Хотя, надо заметить, пока эта система еще довольно распространена в мире. Добавлю также, что при такой системе выборов избиратель не знает и не может знать, за кого он голосует. Чаще всего он знает лидера партии и не имеет представления о тех котах в мешке, которых тот ведет за собой. Особенно если выборы проходят так «демократично и открыто», как в Ираке, где фамилии кандидатов с целью безопасности были засекречены. Здесь нельзя не задаться простым вопросом, кого же избиратели делегировали в парламент? Ведь они не знают даже фамилий. И от кого избиратели потребуют ответа, о какой политической ответственности в этом случае можно говорить?

Г.Атаманов: Николай Иванович, скажите, а мажоритарная система не создает условий для коррупции?

Н.Лозовик: Многое ведь зависит от личности. Если человек не склонен к этому, то никакая система не сможет заставить встать его на путь преступления.

Г.Атаманов: А кому должен быть предан кандидат в депутаты по мажоритарному округу, для того чтобы он прошел в парламент?

Н.Лозовик: Только своим избирателям...

Г.Атаманов: И только?.. А вы обладаете сведениями, все ли избиратели спустя полгода после выборов могут назвать фамилию своего депутата?

Н.Лозовик: И дай Бог, чтоб они его не знали. Ведь главное для депутата не количество обращений избирателей, а то, насколько упреждающе он умеет работать, разрешать те или иные социально–бытовые вопросы в своем округе. Если он решает все эти проблемы путем принятия жизненно важных законов, а избирателю не нужно обивать пороги различных инстанций, то они вполне могут его фамилию и забыть.

М.Шиманский: А как быть с проблемами, которые требуют сиюминутного вмешательства? Если депутат не будет встречаться с избирателями, это тоже не правильно, я считаю.

Н.Лозовик: Я не говорил, что депутат не должен встречаться с избирателями. Избиратель может забыть о депутате, но ни в коем случае — депутат об избирателе. Вот Ольга Михайловна как депутат, думаю, подтвердит правильность моих слов. Она часто проводит встречи с избирателями.

В.Воробьев: И много людей приходит к вам на прием?

О.Абрамова: Много. От двадцати до пятидесяти человек. И у каждого непростые проблемы. Как правило, большинство из них уже обращалось в другие инстанции и не получило там помощи.

В.Воробьев: Так это значит, что вы плохо работаете. Так выходит?

О.Абрамова: Нет, не так. Но я не об этом. Я бы хотела кое–что дополнить к тому, что говорил Николай Иванович. Я также считаю, что мажоритарная система гораздо лучше в наших условиях. На примере некоторых событий в России мы могли убедиться в том, что именно эта система более эффективна. Как только началась «монетизация льгот» и пошел массовый протест обездоленных людей, вспомните, какие выступления зазвучали в Госдуме: «А давайте мы спросим депутатов–одномандатников, они–то знают, что думает народ?» Интересно, а кого спросят, когда Госдуму будут избирать только по партийным спискам?

Да, у мажоритарной системы тоже есть свои недостатки. Выборы по одномандатным округам проходят по принципу «победитель получает все». Мнение же тех, кто не согласен с таким выбором, кому кандидат–победитель не нравится, остается совершенно неучтенным. Здесь уже прозвучала мысль о том, что при пропорциональной системе возникает опасность повторного избрания депутата, который не оправдал оказанного ему доверия. Я считаю, что и при той, и при другой системе разочарованные избиратели всегда наказывают голосованием. Это касается и партии, и конкретного депутата. Нужен пример? Последние выборы в Госдуму. Демократические партии России их, к сожалению, проиграли. В причины вдаваться не будем.

Вернемся к вопросу об ответственности в политике. Полагаю, что прав был Николай Иванович, когда фактически сформулировал другими словами известный принцип: политика в целом не является бесчестным делом, а если частично и является, то лишь постольку, поскольку ею занимаются нечестные люди. Все зависит от людей, от того, как тот или иной человек понимает свой внутренний долг. И наибольший успех в политике имеют не безнравственные люди, не те, кто разбрасывается пустыми обязательствами, а те, кто трезво оценивает свои возможности и неукоснительно выполняет данные обещания.

М.Шиманский: Я бы хотел продолжить тему, касающуюся политической ответственности, но при этом еще раз затронуть такой аспект этого понятия, как ответственность политических партий. Наверно, многие присутствующие здесь помнят то время, когда фактическим лидером нашей партии был небезызвестный Семен Шарецкий. Все в партии было хорошо до определенного момента, до тех пор, пока Семен Георгиевич конъюнктурно не почувствовал, что вышел на первую позицию. Партией была проведена большая работа для того, чтобы Шарецкий занял пост спикера в Верховном Совете. Когда этот рубеж был преодолен, на политисполкоме партии мы потребовали от него отчета, почему его публичная позиция в обществе и на уровне Парламента начала отклоняться от той линии партии, с которой он шел под ее флагами на депутатство и на спикерство. И вот этот человек, который, по сути, являлся первым человеком в партии и должен был, по идее, олицетворять ее совесть, моральную и нравственную чистоту, заявил нам тогда, что, дескать, все это не ваше дело, партия создавалась только на период выборов и я, мол, не должен ни перед кем отчитываться. Я это все к чему? Ведь прямого механизма отчета депутата перед партией, которая его «сделала», сегодня нет. Мы все полагались на порядочность кандидатов. Никто даже предположить не мог, что такое может случиться.

Н.Лозовик: И даже в этом случае партия не имела бы возможности отозвать своего депутата. В этом случае партия имела право его исключить из своих рядов и не более того.

М.Шиманский: Что и было в итоге сделано. Но от этого ничего не изменилось.

«СБ»: Итак, сегодня прозвучало немало различных мнений о том, что же такое политическая ответственность, как соотносится это понятие с теми или иными субъектами нашей политической системы. Разговор получился достаточно острым, полемичным, что еще раз подтверждает тезис о том, что эта проблема волнует сегодня многих. Мы предлагаем участникам нашего «круглого стола» подвести итоги нашей беседы с тем, чтобы резюмировать все то, о чем мы здесь говорили.

Г.Атаманов: Понятие политической ответственности, на мой взгляд, это прежде всего обязательство и необходимость отвечать за свои действия и поступки. Государство, коль оно как аппарат берет на себя ответственность решать те или иные проблемы и не решает их, у тех, кто предоставил ему на это полномочия, должны быть механизмы и право спросить, как реализовано то или иное обязательство. Если мы обратимся к истории, то можем заметить, что власть у нас крайне редко несет ответственность перед своими согражданами. И главное в этом, я еще раз подчеркну, найти механизм такого взаимодействия власти и народа.

Что касается политических партий, то при той избирательной системе, которая имеется у нас, на кандидата, выдвинутого от партии, я считаю, ложится двойная ответственность. Это ответственность перед избирателями, которые оказали ему доверие, и ответственность перед партией, которая его выдвинула. Кроме того, должна нести ответственность и партия за своих кандидатов, которых она направила в Парламент. Учитывая то, что закон о политических партиях еще только будет рассматриваться во втором чтении, есть смысл прописать в нем механизм ответственности партий за своих выдвиженцев.

В.Воробьев: Роль партий будет, конечно, возрастать в будущем, это бесспорно. Но при одном условии, что та или иная партия будет поддержана народом, если она будет отражать его волю. Но нельзя допускать того, чтобы этой партии была отведена роль единственной направляющей и руководящей, как это уже было в нашей истории.

Л.Гончар: Все участники нашего диалога, говоря о политической ответственности, вполне правомочно задавались вопросом о том, где критерий этой самой ответственности. И сами же давали ответ на этот вопрос. Это должна быть и юридическая, и морально–этическая ответственность. Возможны и некие другие формы. Но все же, в чем же заключается именно критерий? На мой взгляд, критерием политической ответственности нужно считать доверие и поддержку общества. Прошедший у нас в прошлом году референдум — хорошее подтверждение этого вывода. Белорусский народ в большинстве своем не только отозвался на инициативу Президента, но и поддержал ее. При этом поддержал не просто как Главу государства, но и политику, которую он проводит. Именно существующие политические условия как внутреннего, так и внешнего характера в дальнейшем будут определять политику государства. Поэтому, с точки зрения практической политики, именно такие факторы, как доверие и поддержка, являются критерием политической ответственности. И такая поддержка способствует усилению государства и консолидации общества. Это взаимообратные процессы. Более того, для того чтобы понять, к чему приводит отсутствие этих факторов, достаточно взглянуть на события, происходящие в ряде стран — бывших союзных республиках — Грузии, Украине, Молдове и так далее.

Н.Лозовик: В определенной мере степень политической ответственности, как я уже говорил, определяет существующая политическая система. Но если конкретизировать, то, наверно, политическую ответственность предопределяет тот, кто дает полномочия тому или иному политическому субъекту. И здесь я хотел бы исправить одну неточность, которая прозвучала. Мы поставили знак равенства между депутатом и государственным чиновником. Это неправильно. Государственного чиновника нанимает на работу государство, а депутата — избиратель. И именно он дает ему полномочия.

«Круглый стол» провели Дмитрий МАЛИНОВСКИЙ, Иван КИРИЛЕНКО, Анатолий НЕЗВАНОВ, «СБ».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?