Народная газета

Политические поцелуи

Один из самых знаменитых политических поцелуев в истории — тот, где сливаются в одном порыве Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и Генеральный секретарь ЦК СЕПГ Эрих Хонеккер. Уж и целующихся давно нет, а поцелуй — вот он, жив на останках Берлинской стены. Приходи, смотри, повторяй, фотографируйся на этом фоне. Смотреть и смешно, и неудобно, хотя обычно подглядывание за политической кухней — занятие увлекательнейшее. Примерно такое же впечатление складывалось, когда на прошлой неделе президенты США Дональд Трамп и Франции Эммануэль Макрон обменивались взглядами, долгими объятиями и, конечно, поцелуями: куда ж в политике без них? “Он мне действительно нравится”, — говорил Трамп. Макрон скромно опускал очи долу.


Президент Франции при этом пытался решать серьезные вопросы на благо всей старушки Европы. Тем более что вслед за красавчиком Эммануэлем в Вашингтон приезжала канцлер ФРГ Ангела Меркель — с поджатыми, как обычно, губами. Как строгая учительница, она будто выясняла: так справился ли ученик с домашним заданием? Выторговал ли что-то существенное для ЕС между поцелуями и объятиями? Увы и ах.

Несмотря на столь очевидную демонстрацию расположения со стороны президента США, французский президент уехал из Вашингтона с практически нулевым багажом, не продвинувшись ни по одному из вопросов, по которым надеялся добиться уступок. Основных разногласий, а значит, и тем для дискуссий, было четыре: 1) будущее соглашения по Иранской ядерной проблеме (Трамп установил 12 мая как крайний срок, когда он объявит свое решение — выходят США из соглашения или остаются); 2) продление пребывания США в Сирии (ранее Макрон уже заявлял, что убедил Трампа оставить там свои войска, но нужно было услышать подтверждение от самого Трампа); 3) Парижское соглашение по климату (из которого Трамп вышел сразу после вступления на президентский пост); 4) повышение тарифов против европейских стали и алюминия (до 1 мая ЕС от этого повышения временно освобожден). Никаких компромиссов. Даже никаких намеков со стороны Дональда Трампа, что компромиссы возможны. При всей помпе и несмолкаемых овациях в конгрессе Эммануэль Макрон уехал из Вашингтона с пустыми руками.

Что многим напомнило ситуацию, в которой был когда-то премьер-министр Великобритании Тони Блэр, прозванный в собственной стране пуделем Буша. Блэр Буша поддерживал всегда и во всем, очень мало получая взамен. Параллели слишком очевидны, особенно если вспомнить, что через много лет после начала войны в Ираке Тони Блэр признался: информация о наличии оружия массового поражения у Саддама Хусейна была сфабрикована — нужен был убедительный повод для атаки.

А что фрау Меркель? Сухо, по-деловому, без торжественного ужина. Ее отношения с Трампом складываются тяжело: она была духовно близка с Бараком Обамой, а в глазах нынешнего хозяина Белого дома это грех почти непростительный. Другой непростительный грех — большой профицит Германии в торговле с США. Если и этого недостаточно, есть еще один: мало тратят на оборону. Трамп требует, чтобы это было 2% ВВП, как договаривались когда-то в НАТО, а у Германии сегодня 1,25%. У Франции, кстати, этот показатель выше — 1,8%: еще один плюс Макрону в глазах Трампа.

Разговор Меркель и Трампа — разговор не на равных: у того, кто просит (а Меркель просит), позиция всегда более слабая. Берлин уже заявлял, что готов рассмотреть возможности приобретения сжиженного газа у США, больше инвестировать в американскую экономику и не исключает заключения двустороннего торгового договора. После затянувшегося почти на полгода формирования правительства позиции Меркель ослабли — и внутри страны, и вне ее. А Трамп, отличный бизнес-переговорщик, знает, куда и как давить, чтобы побольнее и для него эффективнее. При всем внешнем различии визитов Макрона, у которого было почти три помпезных дня, и Меркель, у которой едва набралось три часа, результат у них один: обещание Трампа подумать. Такова цена политических поцелуев.

sbchina@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости