Полезно «по умолчанию»

Руководители бизнес-школ сетуют, что интерес к их услугам невысок

Никто не спорит, что образование способствует движению по карьерной лестнице. Вопросы начинаются в другой плоскости: насколько оно эффективно и стоит ли потраченных денег и усилий… В меньшей степени этими вопросами озадачиваются выпускники школ, пересаживаясь на студенческую скамью, — престиж вузовского диплома все же сам по себе достаточно высок. Перспективы практического применения заветных «корочек» могут казаться туманными, но на желании учиться это не сказывается. Другое дело бизнес-образование… В Беларуси это направление развивается чуть более 10 лет, и его активных сторонников сегодня гораздо меньше, чем сомневающихся и даже скептиков. Руководители бизнес-школ сетуют, что интерес со стороны органов госуправления и самих компаний, особенно государственных, к их услугам невысок. Но представить убедительные доказательства своей полезности пока могут далеко не все организаторы бизнес-курсов.

«При оценке любого инвестиционного проекта всегда важно определить, кто вкладывает средства, кто получает выгоду и как она используется», — пояснил профессор, консультант международных проектов Янис Кармаколис (Греция), выступая на Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы бизнес-образования» в Минске. Он рассказал участникам форума об уникальном исследовании, которое проводилось несколько лет назад при создании университета в одной из стран Южной Америки. С инвестициями и их источником все было понятно, а вот выгоды всех участников процесса (включая студентов, преподавательский состав, муниципальный бюджет, местные предприятия, близлежащие объекты торговли и сервиса) были изучены досконально. В частности, оценивались «потери» студентов: плата за обучение и тот доход, который они могли бы получить, если бы не учились, а работали. Потом эксперты просчитали, какую прибавку к зарплате получили выпускники этого вуза по сравнению с выходцами из других учебных заведений, насколько более престижную должность они получили. «Мы выяснили также, что специалисты с нашим дипломом находили работу через 3 месяца после окончания, в то время как другие — спустя 10—14 месяцев», — пояснил Янис Кармаколис.

Одним из наиболее сложных моментов было оценить отдачу от создания нового учебного заведения для экономики страны. «Мы исходили из того, что производительность и эффективность людей, получивших хорошее образование, приносит большую пользу предприятиям, — заметил специалист из Греции. — Но просчитать этот эффект в цифрах очень непросто».

В исследовании остались «белые пятна», признался Янис Кармаколис, но это единственный случай в его практике, когда подобная попытка вообще предпринималась. В развитых странах, где системы подготовки грамотных управленцев для бизнеса складывались десятилетиями, «по умолчанию» принято не сомневаться в пользе бизнес-образования. Важнее оценить качество предоставляемых школами знаний. Самым авторитетным экспертом в этой области считается американская ассоциация AACSB International: ее аккредитация для учреждений образования сопоставима с ИСО для предприятий реального сектора.

В каждой стране действуют и собственные способы выставить оценки бизнес-школам. Например, в Польше, где на этом поле действует несколько десятков игроков, в последнее время стали популярными различные рейтинги, рассказал ректор Высшей школы управления в Жешове Кшистоф Кашуба. Один из наиболее авторитетных строится на основе анализа двух составляющих. Сначала берут данные о том, сколько специалистов с дипломами менеджеров выпустила школа за последние 10 лет, определяют их долю в общем объеме. Затем опрашиваются 2 тыс. крупнейших польских компаний на предмет трудоустройства молодых специалистов, причем именно на управленческие должности.

Так сложилось, что большинство систем оценки призваны убедить в пользе обучения самого потенциального студента. А уж потом пусть он доказывает работодателю, что его диплом принесет неоценимую пользу компании. Американским бизнес-школам в некотором смысле проще — учиться к ним приходят не убежденные практики, а вчерашние школьники. Этим система становления менеджмента в США и отличается: сначала диплом, потом — руководящая должность. В Беларуси действует иной подход, основанный на старых советских традициях и близкий к принятому в Европе: специалист с неуправленческим образованием по карьерной лестнице добирается до кресла руководителя, а уж затем пополняет свой багаж профессиональными знаниями. 

«Нерешенных проблем в сфере бизнес-образования в Беларуси немало, — признает директор Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ Владимир Апанасович. — Это и слабое внедрение новых технологий, и по-прежнему большой разрыв между теорией и практикой». Найти в пределах республики предприятия мирового уровня, где студенты и магистранты могут пройти стажировку, — тоже непросто. Выручают зарубежные коллеги. Например, по одной из образовательных программ Германии на ведущих немецких предприятиях прошли практику более 100 белорусских управленцев.

Между тем конкуренция в мире бизнеса растет огромными темпами. Это как в спорте: сегодня судьбу медали решают порой десятые и даже сотые секунды, а замешкался на несколько мгновений — и ты уже в самом конце рейтинга. Так и в бизнесе — разбежка в показателях лучших и худших компаний может колебаться на грани статистической погрешности, и человеческий ресурс становится ключевым фактором конкурентоспособности. В этом смысле показателен опыт ассоциации AACSB, которая начиная с 2003 г. корректирует обязательные требования по аккредитации бизнес-школ ежегодно, хотя раньше обновляла этот список раз в 15 лет.

Управленческий персонал в белорусском бизнесе — особая тема, с большой проблематикой. Пример греческого профессора тут очень хорошо «работает»: если человек решает инвестировать в свое образование, он должен понимать, какую выгоду это ему принесет. В США, например, стимулы учиться обозначены конкретно. Любой американец знает: с тем или иным дипломом я могу занять такую-то должность с таким-то годовым доходом. Белорусы подобной «дальновидностью» похвастаться не могут. Отечественный работодатель может посмотреть на записи в трудовой книжке претендента и не обратить внимания на количество и качество дипломов. Опять же, какой-то четкой иерархии белорусских вузов не существует, поэтому судить о знаниях сотрудника по его родной альма матер довольно затруднительно.

«Оценка эффективности бизнес-образования, действительно, очень необходима, в том числе и для представления данных в Министерство образования, — соглашается Владимир Апанасович. — В следующем году мы планируем предложить нашим магистрантам соответствующую тему для исследования. Думаю, справимся своими силами».

Специалист также рассказал, что сегодня готовятся предложения в правительство разделить источники для оплаты за обучение управленцев на три части. По аналогии с российским опытом часть суммы вносит сам обучаемый, финансово участвует предприятие, на котором он работает, и определенную долю расходов на образование компенсирует государство. Безусловно, каждому из трех «инвесторов» надо обосновать целесообразность таких вложений.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter