Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.28

Олег Рябцев играет на гитаре и мечтает прыгнуть выше головы

Полет и мысли

«Можно, я вам о нем все расскажу?» Неожиданно предложившего себя в собеседники олимпийского чемпиона Владислава Гончарова знают все. Его товарища по сборной и партнера по дуэту в синхронных прыжках Олега Рябцева пока узнают гораздо реже, но, похоже, батутисты твердо намерены исправить этот перекос. Тем более что сам Рябцев со временем вполне способен повторить путь своего пока еще более именитого товарища.


Олег Рябцев: В Европейских играх я пока не участвовал. Четыре года назад с Владом прыгал Николай Козак, хотя я его обыгрывал. Меня, помнится, тогда зацепило, что не взяли в команду, хотя и понимал, что еще неопытный. В любом случае после первых Игр понял, что очень хотел бы выступить на таком турнире. Интересные соревнования, высокий уровень. Если сравнивать, например, с чемпионатом Европы, то Европейские игры однозначно круче. К тому же проходят дома! Столько видов спорта, открытие, как на Олимпиаде, факел… Мы, кстати, с Владом несли факел в своем родном городе — Витебске. Здорово, хотя дистанция оказалась всего 150 метров. Я думал, будет больше, но все равно все поздравляли, радовались.

— Тебя часто узнают?

О.Р.: Чаще всего те, с кем учился в одной школе или вырос в одном районе. Возможно, однажды будет иначе, но пока по улицам гуляю спокойно.

— Что считаешь пиком своей карьеры?

О.Р.: Запомнился один из чемпионатов мира в 2017 году. У меня на тот момент еще не было чемпионских титулов, выступление было словно шаг в неизвестность. И тут мы с Владом выигрываем золото в синхронных прыжках. Сначала было дико страшно. Потом, когда сходил с батута, пришло ощущение, что, похоже, будем первыми или вторыми.

Владислав Гончаров: Мы такие суммы до того момента никогда не набирали. На том чемпионате англичане выступили сильно и наблюдали за нами с уверенностью победителей. Да и сами мы особо не рассчитывали на победу. И тут объявляют, что мы стали чемпионами!

На II Европейских играх Олег Рябцев постарается взлететь на новую высоту.

— После того турнира и поверил, что можешь побеждать кого угодно?

О.Р.: Скорее, понял, что, если уверенно выполню свою программу, с большой долей вероятности окажусь с медалью. Это придает уверенности.

В.Г.: Особенность синхронных прыжков в том, что их в действительности прыгают не два человека, а один. Тот, кто на данный момент сильнее и способен прыгать выше, постоянно должен подстраиваться под партнера. У нас по первому времени Олег делал свою комбинацию, а я за две или три недели тренировок вычислял, где у него спады или подъемы высоты. Сейчас он прибавил, и мы прыгаем практически одинаково. К слову, под Олега мне пришлось подстраиваться меньше. Вот когда я выступал вместе с Колей Козаком…

— Выстроить программу в синхронных прыжках сложнее, чем выступать самому?

О.Р.: В индивидуальных прыжках комбинации сложнее, но и выступаешь один. Если что-то не получилось и случился спад высоты, ты просто доведешь программу. В синхроне же постоянно приходится «ловить» партнера, подстраиваться.

В.Г.: Но индивидуальные прыжки все равно считаются более престижными. Олимпийский вид! А попадут ли туда синхронные прыжки — вопрос пока открытый.

— Вы с Владом сейчас больше конкуренты или партнеры?

О.Р.: Как такового разделения нет. Соперничество ведь в любом случае не выливается во вражду, и никто точно не будет пытаться как-то навредить другому.

В.Г.: Тем более для меня есть прямая выгода от прогресса Рябцева. Есть ведь, например, командные соревнования. На последнем чемпионате Европы в командных соревнованиях мы опередили россиян, которые умудряются выигрывать чемпионат мира у китайцев. По-моему, отличный показатель!

Олег Рябцев, Владислав Гончаров, Ольга Власова и Никита Ильиных.

— Насколько в прыжках на батуте велика разница между чемпионством и, допустим, пятым местом?

О.Р.: На этом уровне все определяется психологией. Очень многие ребята способны выполнить комбинацию, с которой можно выиграть чемпионат мира. Но в решающий момент кто-то оказывается психологически неустойчив, а кто-то, наоборот, «выпрыгивает из штанов». Бывают случаи, когда все фавориты падают и побеждает тот, кто ехал на турнир аутсайдером.

— Как работать с психологией?

О.Р.: У каждого свои методы. Я общался с психологом, книжки читал. В том числе и по психологии. Очень помог «Мирный воин».

В.Г.: Очень важно постоянно заниматься саморазвитием. Когда читаешь, даже если книга не в топ-10 тех, что нужно обязательно прочесть за свою жизнь, всегда можно наткнуться на отрывок, главу или даже фразу, которая зацепит и ты возьмешь ее себе на вооружение. Бывает, прочтешь книгу, которую психолог посоветовал, и думаешь: «Что за ерунда — ничего не помогает!» А какой-нибудь «Вишневый сад» или даже детские сказки помогли настроиться.

— Кто у вас в сборной самый читающий?

О.Р.: Аня Гончарова больше всех увлекается и другим советует. Но универсального рецепта не существует. Я, например, все равно считаю, что лучшая психологическая тренировка — метод проб и ошибок. Опыт позволяет чувствовать себя гораздо увереннее. Был очень неудачный период. Но раз все преодолел, значит, и в будущем смогу.

— Ты, говорят, хорошо играешь на гитаре?

О.Р.: Я бы не сказал, что играю супер. Самоучка. Старший брат играл. Потом я сам открыл интернет и начал разбираться, как аккорды зажимать. Есть ведь такое правило десяти тысяч часов: если чем-то заниматься на протяжении этого времени — точно научишься.

В.Г.:
С батутом, кстати, такая же история. Я в первые годы занятий от сетки вообще оторваться не мог. Просто раскачивался на ней. Все говорили, что ничего из меня не выйдет. А теперь, пока в команде не появился Ваня Литвинович, я прыгал выше всех.

О.Р.: Сейчас, правда, график тренировок такой, что на гитаре играю больше для того, чтобы просто не забыть. Еще и девушка приезжает — нужно ей время уделить. На сборы с собой гитару постоянно вожу, но в итоге достаю где-то раз в неделю. Хотя, было дело, для девушки песню написал: поздравил с днем рождения. Романтика… А вот на сцене с гитарой себя не представляю. Хотя у нас есть в команде парень — Никита Ильиных, который пишет песни. Я его, кстати, сам учил, но у него получается что-то среднее между шансоном и группой «Ленинград». Мне же больше по душе романтика, признания в любви… Таня Петреня тоже на гитаре хорошо играет. Мы как-то даже успели с ней вместе спеть — красиво получилось.

— В батуте тебе тоже все давалось непросто?

О.Р.: В юниорском возрасте я показывал неплохие результаты, а потом случился «заскок». Есть у нас такое понятие, когда человек начинает панически бояться прыжков. Я не мог выступать, постоянно думал, что точно приземлюсь на голову. Три года карьеры из-за этого потерял — никто мной, считай, не занимался. Потом тренер Лидия Болотникова показала меня российскому тренеру Виталию Дубко, который готовил в свое время первых олимпийских чемпионов Александра Москаленко и Ирину Караваеву. Мы поработали с ним пару тренировок — и меня отпустило. В итоге за один 2009 год я наверстал все, что было упущено. Скачок получился просто космический. Как раз в то время посмотрел фильм «Секрет». Там было про материализацию мыслей, и я очень загорелся этой темой. До сих пор в это верю, но это не работает по принципу: «Представил медаль — и вот она у тебя на шее». Я просто настраиваю себя на то, что все будет хорошо и все получится. В том числе и на II Европейских играх.

komashko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ , Виталий ПИВОВАРЧИК , Александр КУШНЕР
Загрузка...