Полесье: что осушишь, а что пожнешь

основной акцент в области землепользования в ближайшую пятилетку будет сделан на реализацию Национального плана действий по предотвращению деградации земель

Основной акцент в области землепользования в ближайшую пятилетку будет сделан на реализацию Национального плана действий по предотвращению деградации земель
Протяженность мелиорационных каналов в стране — 160 тысяч километров, ими четыре раза можно опоясать по экватору весь земной шар. Плюс тысячи ирригационных и вспомогательных объектов, в том числе мосты и шлюзы-регуляторы. Но в основном системы построены в 70—80-е годы прошлого века, поэтому большая часть коллекторно-дренажной сети износилась на 60, а то и больше процентов. Это самая большая забота и головная боль специалистов. Ведь основной акцент в области землепользования в ближайшую пятилетку будет сделан на реализацию Национального плана действий по предотвращению деградации земель. Это четко прописано в проекте Программы социально-экономического развития страны на 2016—2020 годы, которая всесторонне обсуждена на пятом Всебелорусском народном собрании. Заглавное слово здесь за мелиораторами и учеными, ведь без современных технологий никак не обойтись.



Экономика правит бал

Госпрограммой сохранения и использования мелиорированных земель на 2011—2015 годы ставилась цель реконструировать около 420 тысяч гектаров таких угодий. На деле сумели сделать только 270 тысяч гектаров. В планах было также добавить около 30 тысяч гектаров нового осушения. На самом деле новыми их можно назвать с большой натяжкой. Это, скорее, завершение начатых еще в советское время работ. 

Но о строительстве новых систем, то есть о массовом осушении, речь сейчас не идет, нужно поддерживать работоспособность существующих объектов, увеличить срок их службы. Наоборот, около 60 тысяч гектаров решено перевести из осушенных сельскохозяйственных угодий в естественные. Это экономически более целесообразно, строительство и реконструкция гидросистем всегда были дорогим удовольствием. А еще нужно соблюсти социальные и экологические интересы. Словом, средства нужны солидные, а их, как всегда, не хватает.

Здесь интересны некоторые сравнения. Мелиорационное строительство из расчета на один гектар в 50-е годы прошлого века, по оценкам специалистов, обходилось в 115 рублей, в 80-х – 1,6 тысячи. Теперь же в госпрограмме рассчитывалась цена реанимации одного гектара в 2—3 тысячи долларов. А ведь нужно еще регулярно чистить каналы, ремонтировать насосы и шлюзы, промывать дренаж. Если этим не заниматься, то уже через десять лет придется строить все заново, а место для землеройной техники придется расчищать лесорубам. 

Благодаря разработкам отечественных ученых и новым технологиям по ряду направлений стоимость удалось снизить на треть. Директор ГО «Белводхоз» Сергей Лецко говорит, что за последние пять лет практически полностью обновлена техника, которой обеспечены мелиоративные организации республики, в основном отечественными образцами. Скажем, разработанные нашими инженерами средства малой механизации, те же косилки для обкашивания каналов, стоят около 2—3 тысяч долларов. Это на 40 процентов дешевле российских.

Но резервов, как и неиспользуемого потенциала, еще достаточно, на что не раз обращал внимание Президент. Глава государства считает, что мелиораторам нужно удвоить, а то и утроить усилия. Хотя бы потому, что в мире из года в год будет возрастать потребность в продовольствии, под его производство нужно искать дополнительные земельные ресурсы. И как раз здесь наша страна может сыграть по-крупному, еще более упрочить свои позиции среди экспортеров продовольствия. Поэтому государство и здесь подставляет плечо аграриям: Указом № 30 утверждена инвестиционная программа этого года, на объекты мелиорации планируется потратить более 50 миллионов рублей в новых ценах. Сумма немалая, теперь надо с толком ею распорядиться и не повторять прошлых ошибок.

Не только зерно, но и инфраструктура

В свое время масштабное осушение болот для белорусов стало таким же важным, как для всего СССР освоение целины. Так, в Гомельской области заболоченными и непригодными для земледелия были 63 процента территории, в Брестской – 60, при этом в отдельных районах, таких как Ганцевичский, Лунинецкий, Пинский, она и вовсе достигала 70—80 процентов. Кроме того, мелкоконтурность полей не позволяла вести на них эффективное сельскохозяйственное производство. Достаточно сказать, что валовой сбор зерна в 1961 году составил по стране немногим более 2 миллионов тонн при урожайности 8,7 центнера с гектара. Удивительно, но далеко не самая маленькая страна на карте Европы буквально задыхалась от безземелья, и мелиорация была объективной необходимостью. 

Сейчас используется около 2,9 миллиона гектаров мелиорированных земель. Цифра может показаться не такой уж и большой. Но чтобы понять ее значимость, надо сказать, что в некоторых районах страны осушение болот позволило увеличить сельхозугодья вдвое и даже больше. На них производится более трети растениеводческой продукции, имеется около 70 процентов кормов. 

К тому же вложенные в мелиорацию средства, а они эквивалентны 8–10 миллиардам долларов, это не только осушение и орошение, а одновременно созданная целая инфраструктурная сеть: новые дороги, социально-культурные, производственные и бытовые объекты. Работы велись с небывалым размахом.

Быль и мифы

Увы, сегодня их масштаб сказывается. При планировании освоения Полесья не обошлось без ошибок и просчетов ученых. Так, не совсем точно провели оценку масштабов запасов органического вещества. Она требовала более углубленных исследований, на которые, к сожалению, просто не было времени. Сверху приказывали ввести в оборот как можно больше пахотных земель, и в погоне за количеством пострадало качество.

В то же время хозяйства старались получить максимальную отдачу от новых, в основном торфяных, земель, и засевали их зерновыми. От вспашек и ветра уровень торфа осел местами на метр и больше, почва постепенно превращается в низкобалльную. Отдельные участки начали как бы лысеть и покрываться песчаными островками, на которых уже ничего не растет. Это явление стало спусковым крючком для зарождения расхожего мифа о том, что на Полесье начался процесс опустынивания. Мол, довели ученые регион до ручки, в Каракумы скоро превратится…

Впрочем, идущие сейчас процессы далеки от каких-либо апокалиптических сценариев, уверен директор Института мелиорации НАН Беларуси Николай Вахонин. Полесье, и уж тем более вся Беларусь, даже теоретически не может превратиться в пустыню. По словам ученого, пустыня – это местность, в которой не хватает влаги. А у нас годичная сумма осадков превышает объем испарений. То есть природный процесс сам по себе направлен на болотообразование от избытка влаги. Что касается песчаных островков – то это лишь локальные явления, и борьба с ними ведется.

Кроме того, еще десять лет назад началось вторичное заболачивание полностью выработанных торфяников и деградировавших земель. Всего по стране подобные пустоши занимают площадь, сравнимую с крупным районом. За последние пять лет через ренатурализацию – именно так называется возвращение земель в исходное, природное состояние – прошло почти 30 тысяч гектаров ранее осушенных болот. Сюда возвращаются звери, птицы и, самое главное, меньше опасность торфяных пожаров. 

Спутник все видит 

Но мелиорация в Беларуси сегодня – это, можно сказать, поиск компромиссов. Экологические, экономические и социальные интересы совпадают далеко не всегда, а иногда даже противоречат друг другу. Так, например, случилось с обходной дорогой вокруг Беловежской пущи. Здесь по настоянию экологов было решено не вводить в сельхозоборот несколько тысяч гектаров земли, а оставить их около трассы в естественном состоянии, хотя производственники настаивали на обратном. 

Кроме того, надо учитывать различные подходы в мелиорации южных и северных районов. На Полесье главная задача — сдержать напор грунтовых вод и откачать излишки с помощью насосов. Именно электроэнергия здесь съедает большую часть средств, выделяемых на поддержание мелиорированных земель.

 На Витебщине проблема — отвести с полей поверхностные воды. Здесь нужны другие технологии, включая современные геоинформационные системы, с помощью которых можно моделировать стоки.

«Коммунист» не сдается

Есть и иные факторы, от которых не уйти, как ужу в болото. Так, одним из основных объектов всесоюзной ударной комсомольской стройки по мелиорации Белорусского Полесья был теперешний КСУП «Совхоз «Коммунист» Ельского района. Сегодня на месте тягучих топей — современные сельхозугодья. Увы, не самые плодородные. По словам директора хозяйства Григория Бобченка, на мелиорированных просторах нет ни сотки обычной земли, а это ни много ни мало — более четырех тысяч гектаров торфяников, к тому же весьма капризных. Небольшой морозец весной — и приходится пересевать.

Больших денег у совхоза нет, поэтому на первом месте — технологическое обновление сельхозпроизводства, чтобы обработка земли требовала меньшего количества рабочих рук. Как-то во время посещения совхоза Президентом руководитель сельхозпредприятия высказал Главе государства пожелание: неплохо бы на наших излишне напитанных влагой полях испытать новые гусеничные «МТЗ». Вскоре два экспериментальных трактора прибыли в хозяйство. За свои средства сумели приобрести другую необходимую технику, нашли пригодные для торфяников технологии и семена. Теперь совхоз «Коммунист» — один из лидеров на Гомельщине, и в стране далеко не последний. 

Да, сегодня мелиорация неотделима от инновационных технологий. Весьма здорово помогает белорусский космический спутник. С его помощью проводят мониторинг состояния почвы и мелиоративных систем. С космоса виднее, на что обратить внимание и куда точечно вкладывать средства. А задача проста — получить с каждого рубля максимум отдачи и сохранить ее на будущее.

shevko@sb.by

Фото Анатолия СИЛЬВЕРСТА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?