Полемика и догмат

Если Шушкевич, Позняк не сумели убедить людей в правильности своего личного политического выбора, то это вовсе не означает, что плохи люди, а не выбор. Скорее, наоборот.
Если Шушкевич, Позняк не сумели убедить людей в правильности своего личного политического выбора, то это вовсе не означает, что плохи люди, а не выбор. Скорее, наоборот.

Поэтически великому и по–человечески противоречивому немцу Генриху Гейне принадлежит странноватый афоризм: «Полемика способствует выработке догмата». Казалось бы, нонсенс: полемика подразумевает столкновение мнений, наличие полярных позиций, аргументацию, противоположную по своей направленности. Но между тем странного в суждении поэта нет. Для того чтобы в этом убедиться, всмотритесь в нашу сегодняшнюю политическую практику.

Вроде бы полемики хватает. Много и суесловно говорят о путях развития суверенной Беларуси, о векторах и парадигмах ее развития, глобальных союзнических предпочтениях, идеологической составляющей и тому подобных интересных вещах. Но незаметно полемика привела к формулированию ряда догматов, во всяком случае, с одной стороны.

Приведем некоторые примеры. Догмат номер один гласит: будь Станислав Шушкевич или Зенон Позняк посмелее, белорусская демократия была бы на 10 лет старше. Характер и содержание полемики, следствием которой вообще стала возможной такого рода формулировка, широко известны.

Догмат номер два имеет несколько иной характер: измениться может все, только не авангард. Так и есть: вокруг условное море полемики, лишь неприступен персональный утес лидеров, на котором с непроницаемыми лицами возвышаются властители наших дум.

И для полноты картины назовем еще один догмат: мыслящий человек может быть только инакомыслящим. Помнится, даже книжки под похожим названием издавали, где «iншадумцы» рассказывали о своем видении перспектив развития страны. Та полемика уже закончилась, а вот догмат остался. Надо признать, что такого рода догматов достаточно много, однако и перечисленных достаточно для того, чтобы сформулировать главный вывод: перед нами не парадоксы, не некие могучие истины, глубокие мысли, а очевидные банальности.

Вот, скажем, распространенное заблуждение, что интеллигентный человек должен быть обязательно инакомыслящим, фрондировать, так сказать. Высказывать сомнения в правильности курса, выражать скепсис по поводу деловых качеств руководства, мыслить не в русле официальных документов, а по–европейски свободно, в полный, так сказать, голос. И как–то не приходит в голову этим гражданам, что интеллигентность, патриотизм могут быть вполне совместимыми с лозунгами дня, основным направлением общественного развития. Историк Василий Ключевский как–то говорил по отношению к великим революционерам: «Они так хотят согреть Россию, что готовы ее сжечь». В этом смысле хочется сказать: не надо «жечь» Беларусь, нет никакой необходимости молиться альтернативности общественного развития как новому способу спасения человечества.

Конечно, это нормально, когда предлагается много выходов из той или иной ситуации. Ненормально другое: когда наработанное, имеющееся реально в некоторых революционных программах, превращается в политическую ветошь, сдается на рынки идейного вторсырья.

То же самое можно сказать относительно сроков наступления «полного демократизма» в одной, отдельно взятой стране: если Шушкевич, Позняк не сумели убедить людей в правильности своего личного политического выбора, то это вовсе не означает, что плохи люди, а не выбор. Скорее, наоборот. Возьмите недавнюю политическую историю в России. Правые силы, начиная от Гайдара и заканчивая ее нынешними лидерами, в своей полемике с властью создали несколько социальных догматов, которые ее, эту правую оппозицию, и похоронили. Например, о богатстве любой ценой. Или о приоритете олигархии над иными социальными группами в процессе развития суверенной России. Широким народным массам не понравилась постановка вопроса в такой форме. Инакомыслящих деликатно отодвинули в сторону, оставив, правда, шанс вернуться от догматов к полемике.

Ведь чем догмат отличается, скажем, от социальной теории, динамичной социальной мысли? Тем, что закостеневает, абсолютизируется, не содержит в себе возможностей развития. Так, словосочетание «няма дэмакратыi» уже трудно назвать даже догматом. Хочется подсказать авторам такого рода творчества: листайте классиков, обращайтесь к трудам и практике крупных политических деятелей. Скажем, деятельности генерала де Голля. Этот офицер бронетанковых войск никогда не боялся признаться в своей любви к монархическим идеалам, более того, предпринял реальные шаги для конституционного закрепления своих патерналистских идей в практике французской политической жизни. И ведь остался, несмотря на это, демократом, а если и называли его «диктатором», то делали это лишь проигравшие ему битву за Францию правые.

Как получается, догматизм означает отсутствие гибкости, но это ведет к заведомому проигрышу в политической борьбе, обусловленный слабостью программных заявлений.

Полемика не обязательно приводит к появлению догматов. Полемика может приводить и приводит к конкретным программам развития общества, реализуется в нашей повседневной жизни. Полемика не должна осуществляться ради полемики, ради доказательства того, что кто–то умнее, а у кого–то одна извилина и та прямая. Полемика тогда имеет смысл, когда в ее результате абстрактные рассуждения превращаются в конкретные дела.

Хотя надо признать: любители могут находить соль и в полемике абстрактной. Вспомните хотя бы аттическую соль диалогов Сократа о красоте.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости