Какие изменения ожидают финансовый рынок Беларуси после вступления страны в ВТО

Покорение полиса

Экономика услуг в Беларуси активно развивается. Хотя неравномерно и не с такой скоростью, как этого хотелось бы. Впрочем, много компетенций удается сконцентрировать только в компаниях с межрегиональным или транснациональным статусом. Вступление в ВТО Беларуси должно значительно оживить рынок услуг, привлечь и технологии, и инвестиции. Правда, повысится и конкуренция. Как это отразится на белорусских компаниях? Смогут ли они на равных конкурировать с крупными игроками? Какие изменения ждет финансовый сектор, который особенно чувствителен к открытию границ? Об этом мы поговорили с генеральным директором Белорусской ассоциации страховщиков Ириной Мерзляковой, заместителем министра финансов Андреем Белковцом, начальником отдела развития и интеграции Министерства экономики Анастасией Бичун.

Вступление в ВТО и приход в страну иностранных финансовых организаций приведут к доступности кредитных ресурсов.
dengadel.ru

Инвестиции в услугах


«Р»: Какие изменения ждет финансовый сектор после присоединения страны к ВТО? Повысится ли инвестиционная привлекательность белорусской экономики настолько, что в страну придут крупные международные фонды?

А. Бичун:


— Инвестиционный потенциал страны, несомненно, повысится. И это не только наши предположения. Международные исследования и статистика подтверждают: в течение трех — пяти лет после присоединения страны к ВТО наблюдается рост иностранных инвестиций, благодаря чему в долгосрочной перспективе отмечается рост ВВП. Мы также прогнозируем увеличение потока зарубежного капитала в страну. Почему это должно произойти? Вследствие нескольких факторов. Во-первых, улучшается имиджевая составляющая государства. Вступление в ВТО — это своеобразный сертификат качества. Международные эксперты признают: стране можно доверять, есть отточенная нормативно-правовая база, правила и условия игры на рынках соответствуют международным стандартам. Членство в ВТО повышает лояльность инвесторов и снижает их риски выхода на наш рынок. Второй фактор — переговоры по всем вопросам, затрагивающим внешнеторговый режим, и обязательства, которые берет на себя страна. В пакете обязательств, который составляет около 500 страниц, отдельный раздел посвящен инвестиционному режиму. Подробно описывают условия инвестирования, нормативно-правовые акты, которые действуют в Беларуси для иностранных инвесторов. И если у наших партнеров по переговорам возникали какие-либо вопросы или сомнения, то они посылали нам четкий и откровенный сигнал: та или иная юридическая норма их не устраивает, так как препятствует бизнесу для продвижения своих интересов. И мы совершенствуем нашу правовую систему там, где наши взаимные интересы совпадают. Третий аспект — условия доступа на рынок услуг. Согласно международной статистике, более 55 процентов всей международной торговли услуг приходится на третий способ поставки услуг — коммерческое присутствие, которое напрямую связано с инвестированием: создание представительств, филиалов, дочерних структур или совместных предприятий в стране базирования. И мы берем на себя определенные обязательства не вводить дополнительных дискриминационных мер, кроме тех, которые прописаны в условиях вступления в ВТО. Страна связывает себя определенными обязательствами, но для зарубежных компаний наш рынок становится понятным, предсказуемым и более привлекательным.

А ведь сегодня почти две трети добавленной стоимости в мировой экономике формируются именно сферой услуг. В Беларуси около 54 процентов, согласно последним данным, представленным на сайте Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). В развитых странах этот показатель достигает 80—90 процентов. Очевидно, что именно услуги являются одним из ключевых драйверов роста. Между тем в рамках действующего международного права отсутствуют организации или договоры, которыми бы страны связывали себя определенными обязательствами не применять ограничения для инвесторов. Эти вопросы решаются в рамках соглашений о защите инвестиций либо регулируются договорами о создании свободных зон торговли. Беларусь заключила более 60 соглашений о защите инвестиций, в то время как действующих соглашений о свободной торговле услугами и осуществлении инвестиций, если не считать ЕАЭС, у нас нет. Переговоры по заключению такого соглашения сегодня мы ведем с Сингапуром. Но вступление в ВТО обеспечит прозрачность и предсказуемость нашего инвестиционного климата.

«Р»: Значит, придется вносить изменения в нормативно-правовые акты…

А. Бичун:

— Мы проанализировали и видим, что целесообразно усовершенствовать некоторые аспекты в Законе «Об инвестициях». В следующем году мы внесем на обсуждение проект изменений. Надеемся, что нашу позицию поддержат другие органы государственного управления и Парламент. Но есть еще отраслевые нормативно-правовые акты, которые регулируют доступ на рынок компаний в отдельных секторах. И если мы договоримся с партнерами по ВТО о либерализации правил игры в том или ином сегменте рынка, конечно, потребуется вносить изменения в нормативно-правовую базу. Также ведется работа над проектом указа о внедрении института филиалов иностранных юридических лиц. Сейчас в Беларуси действуют две правовые формы коммерческого присутствия: создание юридического лица с регистрацией в нашей стране либо открытие представительства. Во многих странах мира допускается еще третья форма коммерческого присутствия — филиалы. Законодательство позволяет их открывать и в государствах — наших партнерах по ЕАЭС. Но в Беларуси пока нет соответствующей нормативно-правовой базы. Между тем эта форма коммерческого присутствия достаточно востребована, позволяет зарубежным компаниям прощупывать рынки, оценивать их потенциал для себя, а потом уже планировать более серьезные инвестиции. Конечно, ни одна страна не распахивает широко двери перед филиалами, а предъявляет к ним ряд условий. Сейчас с заинтересованными органами государственного управления Министерство экономики разрабатывает критерии и условия для прихода филиалов зарубежных компаний. Однозначно налоговое законодательство для них будет действовать такое же, как и для обычных компаний — резидентов Беларуси. Можно дискуссировать, насколько необходима такая форма присутствия, но если бизнесу она нужна, то почему нет?! Есть сектора в экономике, в которых она достаточно часто используется. Кроме того, в сфере услуг все чаще используется трансграничный способ поставки, то есть когда компания может оказывать услуги из любой точки земного шара через интернет. И филиалы — это своего рода компромиссный вариант, когда государство, где они учреждаются, получает экономический эффект путем создания рабочих мест, потребления филиалом вспомогательных услуг на своей территории, а также больший контроль и налоговые поступления, чем в случае, если такая компания оказывает свои услуги из другой страны.

Больше спрос — ниже цена


«Р»: Финансовый рынок в Беларуси достаточно динамично развивается. Но что греха таить, далеко не все его сегменты по различным причинам достигли того уровня эволюции, чтобы на равных конкурировать с коллегами из развитых стран.

А. Белковец:


— Я бы не говорил, что наш финансовый рынок не развит. Просто на некоторые услуги нет как такового спроса, поэтому их сегмент не очень сильно заметен. Если говорить об инфраструктуре, то в Беларуси она соответствует международным стандартам. В последние годы нас уже практически никто не критикует, что в стране отсутствует регулирование тех или иных видов деятельности. С точки зрения нормативно-правовой базы Беларусь идет впереди многих наших соседей. Другой вопрос, что развитие тех или иных сегментов рынка сталкивается с другими проблемами как таковыми, не связанными с законодательной базой. Прежде всего, это  дефицит свободных ресурсов. Вступление в ВТО с точки зрения финансовых услуг несомненное благо. Естественно, участники рынка с настороженностью относятся к появлению новых игроков и увеличению конкуренции. Но та же страховая сфера уже высококонкурентна. И смогут ли зарубежные компании сразу претендовать на значительную долю рынка?! Полагаю, навряд ли. Тем более что отдельные крупные иностранные компании уже давно присутствуют в Беларуси, создав дочерние организации, и отнюдь не доминируют на рынке.

Как регулятор, Министерство финансов не против появления в стране филиалов зарубежных страховых компаний. Но с оговорками: это должны быть крупные, известные, благонадежные в мире компании. Если они принесут в страну инвестиции и технологии, усилят конкуренцию, то это пойдет только на благо. Конкуренция позитивна, когда она служит развитию, а не массовым банкротствам. Прекрасно, если новые игроки смогут оживить рынок и увеличить его емкость. Допустим, «Автокаско» пользуются в Беларуси только 10 процентов населения. Существуют огромные резервы для роста. Другой вопрос, как убедить граждан в целесообразности приобретения полиса. Нормативно-правовая база и технологии страхования у нас неплохо развиты. Если и были какие-то вопросы, то они большей частью снялись после вступления в силу Указа № 530. Легитимированы электронные полисы, убытки на сумму до 800 евро с 1 сентября можно урегулировать без вызова ГАИ… Если у страховых компаний остались какие-то барьеры для развития — мы готовы их обсуждать и ликвидировать. Поэтому после вступления в ВТО появление на белорусском рынке новых игроков не сделает революции и не создаст какой-то сверхконкуренции, которой стоит бояться. Другой вопрос, зачастую мы ищем риски даже там, где их нет.

ВТО — это набор правил, по которым живет весь капиталистический мир. И если мы хотим полноценно выходить на международный рынок, необходимо подстраиваться под мировые стандарты. Если закрываться, выстраивать для своих компаний барьеры от конкуренции, ни к чему положительному это не приведет. Например, приход зарубежных инвесторов на внутренний рынок облигаций — в России до 20 процентов покупателей этих ценных бумаг — нерезиденты, — что приводит к снижению заимствований на 1—1,5 процентных пункта. Если спрос на долги увеличивается, то заимствования становятся для компаний дешевле. У финансового сектора Беларуси сегодня есть одна проблема — ограниченное количество точек входа на наш рынок иностранного капитала. Имеются в виду финансовые институты, в первую очередь банки, которые западными инвесторами будут рассматриваться в качестве приемлемых контрагентов для проведения финансовых операций. Например, международная клиринговая система «Клирстрим» в качестве такового видит для себя только Приорбанк, дочернюю компанию австрийской группы «Райффайзен». А в Украине 6 банков являются дочерними компаниями крупнейших международных банковских групп. Количество точек входа необходимо увеличивать. Ведь приход «Райффайзен» не создало нашей банковской системе никаких проблем.

«Р»: Тем более что ряд секторов финансового рынка могут динамично развиваться только за счет прихода зарубежного капитала. Внутренние ресурсы, мягко говоря, крайне ограничены. Насколько членство страны в ВТО является определяющим фактором для компаний для выхода на национальный рынок?

А. Белковец:

— Вопрос ставится не с точки зрения, страна является членом ВТО или нет. Для инвесторов главное, какое применяется регулирование. ВТО предполагает некий набор обязательных правил. Если государство не член ВТО, то потенциальному инвестору приходится нанимать юридическую компанию, которая будет оценивать законодательство, изучать риски, систему налогообложения и множество других нюансов. Нельзя сказать, что международные финансовые компании не разговаривают со странами, не являющимися членами ВТО. Разговаривают. Но для инвестора вход на такой рынок затруднен. Конечно, приход зарубежных игроков может нести некие риски. Но их надо не бояться, а анализировать, оценивать. Вводить переходный период, чтобы у национальных участников рынка было время приспособиться к новым правилам игры. Не потерять конкурентоспособность. Не исключен вариант, что зарубежные инвесторы выберут инструмент входа на белорусский рынок, приобретая уже существующие компании, с устоявшимся персоналом, который владеет компетенциями работы на рынке, знает все его особенности. А зарубежный партнер финансовыми ресурсами и технологиями будет помогать развиваться.  

Максимум выгоды, минимум рисков


«Р»: Но, скажем, страховой рынок с опасением ожидает вступления Беларуси в ВТО?

И. Мерзлякова:


— Финансовая система, в том числе банковский и страховой сектора, всегда чувствительна к вступлению государства в ВТО. Прежде всего потому, что в них сосредоточены большие финансовые ресурсы. Поэтому во всех странах при присоединении к ВТО во время переговоров страховщики всегда стараются отложить приход филиалов: одни страны договаривались на 5 лет, некоторые — на 9—10. Страховщики опасаются больше всего именно возможности свободно открывать филиалы. Все-таки у национальных и международных компаний слишком разная финансовая мускулатура. Самая чувствительная точка — сектор длинных денег: страхования жизни, дополнительной пенсии. Даже сегодня, при полном запрете работы нерезидентов в Беларуси, они умудряются нелегально продавать свои полисы. К сожалению, есть круг граждан, которые пользуются этими услугами, попадаясь на удочку агрессивного маркетинга. Ушлые агенты убеждают, что зарубежные компании более надежные, деньги у них будут в большей сохранности и приносить более высокий доход. К приходу филиалов в финансовый сектор необходимо относиться осторожно и продуманно. Особенно когда дело касается сбережений наших граждан. Да и в целом целесообразно, чтобы деньги оставались в национальной экономике и работали на ее развитие.

Справедливо и утверждение, что охват страхованием в Беларуси еще недостаточный. На Западе за столетия развития капитализма застраховано почти все. В развитых странах различные сегменты страхования в прошлом году демонстрировали рост на 0,2—3 процента. И такая динамика считается очень неплохой. В Беларуси за прошлый год прирост страховых взносов составил 16—17 процентов. Естественно, зарубежные компании видят в нашем рынке потенциал для своего развития. Но к приходу филиалов зарубежных игроков с их агрессивным маркетингом необходимо относиться очень осторожно. Ассоциация европейских страховщиков признает: в ЕС есть определенные проблемы с приходом иностранных компаний в длинные виды страхования. Например, болгарская компания приходит в Польшу, регистрирует филиал, привлекает деньги граждан. А потом у нее возникают финансовые сложности на родине, что порождает социальные проблемы. Конечно, хотелось бы обезопасить наш рынок от негативных моментов. Поэтому логично предусмотреть переходный период, чтобы было время оценить интерес к нашей стране крупных компаний, проанализировать их возможную стратегию выхода на наш рынок, подготовиться к этому. С другой стороны, вступление в ВТО может способствовать либерализации страхового рынка, ликвидации барьеров. Все о них знают. В частности, возможность работать с обязательными видами страхования только государственных компаний. Выравнивание условий для игроков независимо от формы собственности, несомненно, положительно бы сказалось на развитии страхового сегмента.

А. Бичун:

— Мы внимательно изучали негативный опыт других стран от прихода филиалов. Есть понимание ситуации. И переговорщики стремятся так согласовывать обязательства, в том числе и по финансовым услугам, чтобы минимизировать потенциальные риски. Особенно для населения. И если мы говорим, что будем внедрять такую форму коммерческого присутствия, как филиалы, это не значит, что она появится во всех отраслях. В чувствительных секторах останется требование регистрировать юридические лица в Беларуси. Или будут применяться другие меры регулирования, которые распространятся и на филиалы. С другой стороны, есть много сегментов бизнес-услуг, в которых филиалы не несут никакой угрозы национальным интересам.


belrynok.by

А. Белковец:

— Если Беларусь возьмет обязательства в ВТО по допуску филиалов в страховой сектор, то только с переходным периодом. Но требования к ним будут серьезные и после истечения этого срока. И открывать филиалы смогут только серьезные компании, а не все желающие. Что касается длинных видов страхования, в том числе жизни и пенсии, то доступ к этому сегменту будет максимально ограничен, чтобы защитить население от рисков потери страховых накоплений. Государство должно обладать возможностями контролировать такие сферы и предотвращать нарушения, а не разбираться с их последствиями.

«Р»: Упоминалось, что приход иностранных фондов на внутренний рынок облигаций снижает стоимость заимствований. Можно ли говорить, что после вступления в ВТО подешевеют все финансовые услуги?

А. Белковец:

— В Беларуси и сегодня стоимость страховых услуг весьма невысокая. Некоторые страховые компании даже выступают за введение минимального тарифа, так как при текущей конкуренции приходится продавать полисы на грани положительной рентабельности. А иногда получается, что и ниже себестоимости. Мне не доводилось слышать, чтобы какая-нибудь иностранная компания оценивала наш рынок как высокомаржинальный и рвалась сюда, чтобы снять сливки.

«Р»: Если говорить про розничный рынок — стоимость услуг минимальная. Но то же экспортное страхование обходится достаточно дорого для наших производителей.

А. Белковец:

— Тарифы невысокие и для розничного, и для корпоративного секторов. Если говорить именно об экспортном страховании, то его стоимость зависит не от аппетитов страховщиков, а от оценки рисков. Это объективный фактор, и зарубежные игроки не будут оценивать риски ниже, чем белорусские. Все ориентируются на классификацию по страновым кредитным рискам ОЭСР: страны разбиты на восемь групп (с нулевой по седьмую) в зависимости от уровня рисков. И этой таблицей пользуются все агентства по экспортному страхованию. И членство в ВТО не играет никакой роли в формировании этих тарифов.

Другой вопрос, что присоединение к ВТО станет позитивным фактором, который сможет повлиять на место Беларуси в классификации ОЭСР. Сейчас мы находимся в 6-й группе риска, а объективно могли бы быть в 4-й. Если говорить о стоимости заимствований, то на нее принципиально влияют кредитные рейтинги. Членство в ВТО тоже является позитивным сигналом. Однако надо понимать: сразу рейтинги не повысятся. Влияют на них многие иные факторы.

А. Бичун:

— Повышение нашего суверенного рейтинга международными организациями зависит и от того, как быстро партнеры отреагируют на наше присоединение к ВТО.

И. Мерзлякова:

— Не стоит ждать снижения тарифов. Они и сейчас очень низкие. Например, по добровольным видам страхования средний взнос в 2013 году был эквивалентен 75 долларам, а в прошлом — 63. Так как у нас основной портфель — «моторное» страхование, то идет снижение и по КАСКО. Редко в какой стране можно по «Автокаско» застраховать машину за 2—3 процента ее стоимости. Обычно тариф 5—7 процентов и выше. И навряд ли иностранные игроки смогут предложить меньшую цену. Скорее всего, зарубежные компании придут к нам с более высокой стоимостью своих услуг и будут ее обосновывать качеством.

А. Белковец:

— Иностранные компании действительно могут предложить вам услугу более высокого качества. Но это не значит, что наши компании начнут повышать цены: зачем это делать, если мы будем конкурировать по стоимости? Спрос будет и у первых, и у вторых. Европейцы не смогут поглотить наш рынок, они, скорее всего, найдут сегмент, где у них преимущество. Но в любом случае для людей хуже не будет: чем больше игроков, тем больше на рынке разнообразных услуг, тем выше их качество. Возвращаясь к стоимости кредитов (в том числе для физлиц и юрлиц). Вступление в ВТО и приход к нам иностранных финансовых организаций приведут к доступности кредитных ресурсов.  Почему? Рейтинг наш быстро вряд ли вырастет. Но даже если он останется на нынешнем уровне, а к нам придет крупный банк, у белорусской дочерней компании появляется возможность привлекать фондирование от материнской компании по внутренним ценам. Следовательно, эти «дочки» смогут получать более дешевые деньги, чем коммерческие заимствования. Тогда дочерняя компания здесь сможет предложить ресурсы дешевле и конкурировать. Таким образом, за счет прихода крупных иностранных банков появится возможность удешевить стоимость ресурсов, особенно валютных, для белорусских компаний.

А. Бичун:

— Если, конечно, не появится очередной «черный лебедь» (теория, рассматривающая труднопрогнозируемые и редкие события, которые имеют значительные последствия. — Прим. ред.). На мировом рынке могут случиться какие угодно потрясения, которые могут изменить ситуацию.

«Р»: Эти риски можно как-то учесть?

А. Белковец:

— Можно. Через пруденциальные нормы. Например, у нас есть требование обязательного хранения резервов, то есть нельзя забрать и вывезти страховые или банковские резервы за границу — это незаконно.

А. Бичун:

— Кроме того, в рамках Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС), которое в целом регулирует торговлю услугами в ВТО, действует специальное приложение по финансовым услугам. Как раз таки понимая определенные риски, на этапе разработки ГАТС для финансового сектора заложили положение, по которому члены вправе принимать любые необходимые пруденциальные меры для защиты своего рынка. Для других секторов такой возможности нет, действуют лишь общие исключения. Еще раз повторюсь: мы анализируем все риски. И готовы брать на себя обязательства, если они не несут угрозы национальным интересам.

volchkov@sb.by,

konoga@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей МИЦЕВИЧ