Поколение диванных мыслителей

Почему у нас растет поколение взрослых детей

Поздно вечером зазвонил домашний телефон. Этим видом связи я пользуюсь очень редко, а потому немало удивилась. Женский голос, человек в истерике, плачет. «Помогите — просто выслушайте и что-нибудь посоветуйте!» — просит незнакомка. Наверное, она почувствовала мое недоумение и переспросила: «Это психолог?» Я поняла: человек ошибся номером. Что бы сделали вы? Не знаю, но сказать банальное «вы ошиблись» и положить трубку не смогла: «Нет, я не психолог, но готова выслушать и буду рада, если смогу помочь».

Фото divomix.com

Поняла, что моя собеседница из Оршанского района, работает в детском саду, одна воспитала сына. Именно в нем и есть ее проблема. Парню уже 26 лет, нигде не работает. Мать плачет: речь идет не о том, что негде трудоустроиться, отпрыск просто ленив. Лежит дома на диване, сидит в интернете, не забывая периодически наведываться к холодильнику. Несколько раз задействовала подруг, знакомых, они находили неплохие рабочие места. Стыдно. Две-три недели — сын снова дома. Нервы не выдержали, когда пришел счет за телефон и интернет — пришлось отдать половину зарплаты. Как месяц жить?

Может, вопреки требованиям материнского сердца сделать жизнь на диване для молодого человека некомфортной? С пустым холодильником, отключенным интернетом? Ведь такие вещи, как рваные носки и пустой тюбик с зубной пастой, его уже не волнуют. Повеселевшая собеседница сама предлагает: энергетики грозились отключить свет, но она уплатила долг. Сын об этом не знает: может быть, сымитировать отключение? Посмотреть на реакцию?

Я не знаю, получилось ли в итоге у моей нечаянной «пациентки» достучаться до родного сына, но очень хочется верить, что ей удалось сделать это. Проблема в том, что сегодня в таком же положении находятся сотни заботливых родителей, любовью и добротой которых эгоистично пользуются великовозрастные детки. В Министерстве труда и социальной защиты мне назвали цифры: на 1 октября прошлого года из 40 тысяч безработных, состоящих на учете, около 13 тысяч — молодые люди в возрасте до 35 лет. То есть примерно каждый третий. При этом в базе на тот момент имелось свыше 36 тысяч вакансий.

Но, анализируя статистику, нужно учитывать, что далеко не все праздноживущие юноши и девушки стремятся получить официальный статус безработного, чтобы потом постоянно отбиваться от ненужных им предложений трудоустройства. Они просто не собираются искать работу, а значит, и обращаться в службу занятости им незачем. Вполне осознанно бездельничают.

За чей счет праздник? Ну, конечно же, не без родительской помощи. Какой родитель позволит своему «невезучему» ребенку ходить в обносках и полуголодным? Это мягко сказано, так как немалое количество деток при этом имеют личные авто и отдыхают (от чего, интересно? — авт.) за рубежом. Вот и сейчас с такой же искренней родительской заботой тысячи мам и пап помогают своим наследникам выплачивать сбор на финансирование государственных расходов — налог на тунеядство.

Возможно, среди читателей появятся оппоненты, которые захотят поспорить, доказывая: молодежь нигде не берут, работы нет, зарплаты низкие. Проверим? Звоню в управление по труду, занятости и социальной защите Витебского горисполкома — самый низкий уровень заработных плат фиксируют именно в Витебской области. Итак, на сегодня в городе имеется около 500 вакансий на 1,8 тысячи человек. Мало? Да, конкурс солидный. Но основная масса безработных претендует на неквалифицированный труд. Вакансий дворника, грузчика и уборщика днем с огнем не сыщешь! Вывод: люди не хотят проходить переобучение и бесплатно приобретать нужные региону профессии. Например, Витебску остро нужны электросварщики, электрослесари, швеи. Требуются водители трамваев и троллейбусов, которых также готовы обучить за счет бюджетных средств — только пожелай. Зарплата? Водителям официально предлагают 600—650 рублей. Вполне неплохо. Может быть, здесь среди нуждающихся в трудоустройстве много людей предпенсионного возраста, которым сложно освоить новую профессию? Да нет, около 550 состоящих на учете безработных (опять примерно каждый третий) — в возрасте до 34 лет.

Невольно прихожу к выводу: к сожалению, некоторые молодые руководствуются в жизни новомодным слоганом: зачем работать, если можно не работать. К чему это приведет?

a_veresk@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.87
Загрузка...
Новости