«Приятно, что наш труд заметили»: врачи перепрофилированной под COVID-19 клиники рассказали о существенных доплатах к зарплате

Похвальный лист медикам

«Там мой четвертый этаж, смотрите, коллеги машут из окон», — Мария Журович, заведующая пульмонологическим отделением 6-й городской клинической больницы Минска, встречает нас у входа в терапевтический корпус. Шапочка, халат, очки и респиратор — это облегченная форма, которую вот уже несколько месяцев носят врачи в чистой зоне. Для фото просим опустить маску, на лице виднеются красные следы — отпечатки титанического труда и десятков ночных дежурств. Несмотря на порой неподъемный груз работы и ответственности, который лег на плечи медиков в последние месяцы, они не унывают. Потому что знают, что их поддерживают тысячи людей и государство. Сегодня мы поговорили с врачами и медсестрами о доплатах, предусмотренных указом Президента, и посмотрели, как изменились их расчетные листы.

«Хочется, чтобы все понимали: врачам тоже тяжело, мы живем в постоянном стрессе, но забываем о нем, когда нужна помощь».

Глоток воздуха

По понятным причинам даже в чистую зону нам входить нельзя, поэтому с медиками общаемся во дворике больницы. Благо теплая майская погода способствует беседе, да и врачам пара минут на свежем воздухе не помешает. 

Мария Журович работает заведующей отделением вот уже 23 года. Юной отличнице деревенской школы в Дятловском районе пророчили карьеру учительницы, но сердце подсказало другой путь:

— В 1976 году я собрала сумочку с книгами и уехала в Гродно, где поступила в мединститут на лечебный факультет. Оказавшись в Минске, 10 лет трудилась врачом-пульмонологом в БСМП, а потом перешла в 6-ю больницу. Работа — мой смысл и образ жизни, особенно это чувствуется в экстренных ситуациях. Да и армия коллег в моем отделении — будь здоров! С ними ничего не страшно.

Мария Журович.
 
Мария Ивановна коротко описывает свой день — с появлением в стране коронавируса он сильно изменился: 

— Около 7 утра я уже на месте. Недолго работаю с бумагами, потом начинаю обход. Всегда знаю, какие у пациентов проблемы, потому что круглосуточно на связи: коллеги могут позвонить и в выходной, и вечером. Мы столкнулись с совершенно новой специальностью и стали инфекционистами. Хотя нам немного проще, ведь пульмонология близка к тем проблемам, которые возникают при коронавирусе. Эта тяжелейшая непредсказуемая болезнь: кажется, поступает легкий пациент, а через пару дней мы получаем много сюрпризов — как положительных, так и отрицательных. Сегодня наша работа сопряжена с колоссальным риском для жизни.

В отделении Марии Ивановны постоянно лежит 50–60 человек. Еще недавно на такое количество больных приходилось всего два врача. Это, по словам заведующей, была сумасшедшая нагрузка, поэтому вскоре появился третий медик. 

— У нас отдельный вход с торца корпуса: там мы переодеваемся, оставляем вещи и поднимаемся по чистой зоне на свой этаж. Мы обеспечены всеми необходимыми средствами защиты, дезинфектантами. Чтобы зайти в грязную зону, облачаемся в противочумные костюмы — в них работать невыносимо жарко, все пережимает, невозможно дышать. Первое время мы выскакивали глотнуть воздуха и быстро возвращались назад, чтобы заболевшие не чувствовали себя брошенными.


Заслуженная надбавка

В голосе Марии Ивановны слышатся нотки гордости, когда она рассказывает о тяжелых пациентах, которым удалось спасти жизнь:

— Буквально сегодня отвоевали 30-летнего парня: стабилизировали состояние, сделали все, чтобы он не попал в реанимацию на ИВЛ. По опыту говорю: основное правило — не запускать процесс, не ждать, что все само пройдет. Когда я читаю о летальных случаях, мне порой кажется, что люди поздно обратились за помощью. К нам пациенты поступают с огромными пневмониями, их страшно лихорадит, температура не снимается ничем. Хочется, чтобы все понимали: врачам тоже тяжело и плохо, мы живем в постоянном стрессе, но забываем о нем, когда нужна помощь. О встречах с родными в такое время и речи не идет: я, например, общаюсь с семьей только по скайпу. Несколько наших медсестер живет в гостинице. Скучаем ли мы? Думаю, вы сами знаете ответ.

Никаких слов не хватит, чтобы выразить наше восхищение сегодняшними героями. К счастью, государство не оставило врачей один на один с трудностями и решило поддержать их материально. По Указу «О материальном стимулировании работников здравоохранения» каждый медик получит ежемесячную надбавку за работу в условиях, связанных с инфекциями. Мария Ивановна показывает нам расчетник, в котором обозначена ее доплата — 2207 рублей за 235 часов в стационаре.


— Все зависит от количества часов, но в целом те надбавки, которые обещали, мы получили. Врачи — 1500 рублей, медсестры — 1300 рублей, санитарки — 900 рублей. Это результат огромных переработок и ночных дежурств. Вообще, в мою зарплату входит много составляющих: ставка заведующей и ставка врача, дежурства, максимальный стаж, высшая категория, профессиональная вредность. В прошлом месяце за все я получила 2000 рублей, а сейчас насчитали 4900 «грязными» (4181 рубль «чистыми»). Я не меркантильный человек, но очень рада, что нашу работу так высоко оценили.

Мария Ивановна, как заведующая отделением, рассказывает о настроении своих коллег. Говорит, когда те узнали о надбавке, у многих появилась дополнительная мотивация работать:

— Теперь хоть улыбка видна на лицах, потому что медики понимают, что могут решить многие материальные проблемы. Надбавку они получили заслуженно, выстрадали ее. Но в то же время стали более амбициозными и готовы много работать. 

Никто не остался незамеченным

Знакомимся с еще одним врачом-пульмонологом Натальей Петрухиной. Она признается: медиком мечтала стать с детства. 

Наталья Петрухина.

— Я закончила витебский университет, в 6-й больнице работаю уже 9 лет. С приходом коронавируса стало труднее: много тяжелых пациентов, мы переживаем за каждого, стараемся назначить лучшее лечение. Каждый день не покидаем отделение допоздна, чтобы успеть помочь всем. Кстати, мой муж тоже врач, работает на «скорой» и очень за меня переживает. Очень приятно, что государство нас так поощряет материально! В этом месяце я получила надбавку 2179 рублей за 232 часа, а итоговая сумма — 3579 рублей «чистыми». Хотя деньги не самое главное: да, они нужны, но понимание значимости нашего труда и доброе отношение бесценны. 

Средний медперсонал тоже в обиде не остался. 20-летняя медсестра Ольга Струкова пришла в 6-ю больницу после окончания медколледжа и работает здесь уже два года:

Ольга Струкова.

— Я долго выбирала место учебы, но решила, что хочу помогать людям. Коронавирус меня, не скрою, напугал. Добавляет сложности и то, что нам нужно постоянно переодеваться, а в костюмах очень жарко. От нашей наблюдательности, старательности и человеческого отношения многое зависит. Я родилась в Костюковичах, а в столице живу с парнем на съемной квартире. Раньше зарабатывала 700–800 рублей, а теперь на 1300 рублей больше — такая поддержка очень нужна и приятна. Я сейчас учусь на права и откладываю деньги на машину, теперь надеюсь, что скоро ее куплю. 

Вторит коллеге и старшая медсестра Наталья Урбан: 

— Прибавку получили все: какие суммы называли, такие нам и начислили. Если кто-то работал больше часов, получил больше денег. Раньше мы, например, зарабатывали 1000 рублей, а сейчас — около 2300. Лично меня деньги никогда не интересовали, я хожу на работу, потому что она мне нравится. Но, безусловно, очень приятно, что нашу работу оценили. Многие медсестры и санитарки теперь выплатят кредиты, закроют вопросы с жильем. 

Напоследок интересуюсь у медиков, каким они видят день, когда выпишут последнего больного коронавирусом:

— Мы снимем противочумные костюмы и облачимся в нормальную одежду. Зайдем через парадный вход, откроем свои двери, и к нам, как обычно, пойдут пациенты… Но пока время диктует другие условия, и мы готовы в них работать.

glushko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ