Пока ВТО «восстает из пепла»...

Что даст Беларуси вступление в ВТО ?

ЧЛЕНСТВО Беларуси в ВТО должно привести к увеличению реальных доходов на 8,2 процента, уверяет бывший ведущий экономист Всемирного банка Дэвид Тарр. В долгосрочной перспективе — до 16 процентов потребления в год. Цифры впечатляющие. Но для этого нам надо вступить в этот всемирный торговый клуб. И для начала просчитать: не станем ли сидеть впроголодь, обеспечивая кому-то возможность увеличить барыши?

Особенность нашего нынешнего положения в том, что страна оказалась единственной среди государств — участников ЕАЭС, не вступившей в ВТО. Как все это согласуется? Если для кого-то вступление в ВТО — это взаимные уступки и требования, которые страны выдвигают друг другу, то в нашем случае — дорога с односторонним движением. Беларусь должна де-факто соблюдать требования ВТО, поскольку их соблюдают четыре наших партнера, а страны — члены ВТО не обязаны их соблюдать в отношении Беларуси.

Мы уже три года назад были вынуждены принять чувствительный для нас объем обязательств России перед ВТО. Например, снизить таможенные тарифы и господдержку АПК. На промышленные товары к 2020 году — с 9,4 до 7,2 процента, сельхозпродукцию — с 13,3 до 11,2. При этом некоторые партнеры, наоборот, увеличили импортные тарифы для нас. Страны ЕС по прошлом угоду — для 32 процентов товарных групп, что составило 9 процентов импорта из Беларуси. Китай — 14 процентов белорусского импорта. Словом, игра идет в одни ворота. 

Спору нет, мы обречены вступать в ВТО, даже если этого не особо и хотим. Будем хотя бы иметь возможность оспаривать торговые ограничения и настаивать на равнозначном снижении тарифов на перспективных рынках. Кроме того, по идее, это поможет нам реально снижать зависимость от рынка России. В этом пытаются убедить нас и эксперты ВБ, советующие Беларуси расширять перечень товаров, экспортируемых на рынки стран вне СНГ. И намекают, что сейчас самый ходовой товар в ЕС — белорусские нефтепродукты. Кто бы сомневался. 

Вопрос, вступать или нет, не стоит. Проблема — когда и на каких условиях? Надо посмотреть и просчитать. Учесть, например, и такой удручающий факт: по данным Минэкономразвития России, прямые потери бюджета при вступлении в ВТО составили 6 миллиардов долларов, а через два года выросли до 8 миллиардов. 

Оптимисты, которые кричат о нашем гармоничном встраивании в мировую экономику при вступлении в ВТО, еле слышным шепотом все же отмечают побочные эффекты. К примеру, сворачивание деятельности неконкурентоспособных предприятий. Промышленность, сельхозмашиностроение, АПК — список можно продолжать — пострадают существенно. И не только потому, что менее конкурентоспособны. Я бы сказала, даже не в этом дело, как бы кощуственно это ни прозвучало для либеральных ушей независимых экономистов. 

Любая страна, которая хочет быть независимой, должна сохранять и поддерживать основные отрасли народного хозяйства, даже если они с коммерческой точки зрения неэффективны или убыточны. Здесь экономические соображения нередко вообще неуместны. Промышленность и АПК необходимы для выживания страны, в них национальный интерес государства. Вспомним элементарную теорию: «сам по себе производственный потенциал представляет главную часть национального достояния, независимо от его рентабельности в данной конкретной конъюнктуре». А нам предлагается, хлопая ушами и закрыв глаза, открыть объятия конкурентам. 

Всем известно, что сегодня в Европе переизбыток продуктов питания, которые девать некуда, а в Африку — все равно жалко. Беларусь, впрочем, как и Россия, — идеальные площадки для сбыта. Пока Россию, как ни странно, в этом смысле спасают антисанкции — рынок, по сути, закрыт. Но в 2012—2013 годах много она отправила товара на европейский и другие рынки? Нет уверенности, что в ЕС с радостью начнут вкушать белорусские сырки и сметанку. Даже с Украиной до сих пор договориться не могут. Тем более унификация нашего законодательства и правил ВТО — путь долгий и мучительный.

Но выбора уже нет. Надо только не торопиться и не ошибиться. И потом, поговаривают, что ВТО переживает критические времена. По крайней мере, об этом заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев 20 декабря на пленарной сессии 10-й Министерской конференции, которая проходила в столице Кении Найроби: «Всемирная торговая организация (ВТО) находится в критической ситуации». Причина — больше разговоров, нежели реальной торговли. «Мы надеемся, что ВТО как механизм разрешения торговых споров восстанет из пепла словно Феникс», — так и сказал. 

А пока ВТО будет «восставать», у нас есть время. Чем раньше мы поймем необходимость либерализации торговли и выйдем на унификацию норм тарифного и нетарифного регулирования с нормами ВТО, тем лучше будет для наших же производителей. 

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости