Сельская газета

Пограничная родня

Копище - украинская сестра нашей Хатыни

74 года назад в украинской деревне Копище, почти на границе с Беларусью, каратели сожгли 2887 человек, в том числе 1347 детей
Расстояние в восемь километров от приграничной белорусской деревни Глушковичи преодолеваю быстро, за несколько минут прохожу приграничный контроль, меня здесь встречает Михаил Михалец, староста украинской деревни Копище, он же председатель сельсовета. В дороге Михаил Васильевич сразу же делится местными проблемами. Два года соседние Лельчицкий и Олевский районы не видели дождей. Уборть, а это приток Припяти, обмелела так, что курица вброд перейдет. Перестали расти грибы, да и ягод нужно еще поискать. Правда, в этом году относительно много черники. А это один из самых верных заработков, как для белорусов, так и для украинцев. В Майдане Копищанском что ни семья, то каждый день в лесу. Такого же образа жизни придерживаются в соседних Глушковичах и Приболовичах. В день могут собрать до 30 килограммов, зарабатывают не меньше 60 рублей. Поэтому встретить в такое время кого-то из сельчан дома — большая редкость.

Еще одна напасть последних жарких лет — нашествие жука-короеда. На территории Милошевичского лесхоза заметил в нескольких местах усыхающий сосновый бор. Знакомые лесники объяснили, что лес вырубают медленнее, чем его уничтожают насекомые. Аналогичная проблема с насаждениями и в Олевском районе.

В Копище более 30 лет работает музей, посвященный трагедии далекого 1943 года. Директор Мария Мартиновец говорит, что нередки здесь делегации из Италии, Германии, Америки. Недавно были школьники из Борисовского района. Так что о копищанской истории, которая напоминает хатынскую, известно широко.

ПОЧЕМУ сожгли деревню? За связь с партизанами. Лето 1943-го было временем, возможно, самых масштабных на Гомельщине и Житомирщине партизанских сражений с фашистами. Не было в Копище семьи, которая не помогала бы лесным воинам. Места непролазные, по этой глуши никакая военная техника не проедет. Выбить партизан из леса можно было только тотальными бомбежками, да и то…

Листаю музейные документы, которые говорят вот что. 10 июля 1943 года карательные силы численностью до тысячи человек, сведенные в один усиленный штурмовой батальон под командованием гауптштурмфюрера Гюнфхера, вошли в Копище, но не застали там людей — они убежали в лес. Тем не менее крестьянам как-то довели, что не тронут ни одного мирного жителя, пообещали даже выдать дефицитные товары.

Директор копищанского музея Мария МАРТИНОВЕЦ проводит экскурсию для детей.

На следующий день люди вернулись в свои хаты под гарантии неприкосновенности. Однако красивые и клятвенные слова оказались пустым звуком. Как только село опять наполнилось людьми, каратели окружили его и согнали жителей на центральную площадь. Расправа началась 13 июля в 13 часов 15 минут. Людей загоняли в деревянные здания, закрывали в домах, помещениях, церкви и сжигали.

Спастись посчастливилось немногим. Маму с ребенком четырех лет спрятал в пустой бочке немецкий солдат, сказав при этом, что он deutsch Kommunistische. Шестилетнему мальчику удалось незаметно убежать, когда людей загоняли в большой зерноток. Этот мальчик — ныне здравствующий 80-летний Федор Бовкун, который по моей просьбе еще раз возвращается в те страшные дни.

Федор Герасимович вспоминает, как каратели пришли в дом, выгнали на улицу и повели к току его, мать, сестер и братьев, двух детей сестры Марины. Заталкивали внутрь, людей набилось много:

— Я не попал туда, удалось бежать. Помню, как пылал ток, а люди кричали. Они выбили двери и разбежались. Каратели строчили из пулеметов по горящим фигурам. Так погибла моя сестра Марина. Иван, Галя, Маша, ее дети — сгорели заживо.

Выживший очевидец Федор БОВКУН.

У Федора Герасимовича многие родственники в Беларуси. Чтобы их пересчитать, мало пальцев на руках. В Лельчицах — директор АЗС Александр Колесный и заведующая столовой Лариса Кононович, в Минске — преподаватель БГАТУ Иван Кононович. Со всеми Федор Герасимович поддерживает отношения по телефону.

Последний раз приезжал в Лельчицы в гости к ныне уже покойной 90-летней Анастасии Колесной — учительнице Приболовичской и Глушковичской школ. Ее в годы Великой Отечественной спас от смерти отец Федора. Молодая девушка была беременной, переходила Уборть в районе Копища. Затаившийся на крыше церкви снайпер выстрелил ей прямо в грудь. Сельчане, которые как раз и прятались в лесу, перенесли ее к землянкам, выходили. И продуктов, несмотря на то, что на несколько семей всего одна корова и попробуй прокормись, не пожалели. Анастасия Федосовна, которая потом прожила еще долго, вырастила пятерых детей, об этом помнила всегда.

Староста Копищей Михаил МИХАЛЕЦ.

Сегодня Копище — деревня, где немало сельчан с белорусскими корнями. Владелица единственного кафе — Мария Ветис. Ее мать из Глушковичей, но сама Мария нашла судьбу в Украине — в конце прошлого века вышла замуж за копищанского парубка. По словам хозяйки, бизнес свой строили не один год, сейчас сами торгуют, с доставкой и разгрузкой товара помогают сыновья Коля и Игорь.

У Марии еще есть продуктовый магазин. Ассортимент — колбасы, хлеб, приправы, конфеты, печенье. В нем продавцом уроженка Глушковичей Ева Ковалевич. Она тоже вышла замуж за украинца и переехала в Копище.

Мария Молотовская — участница объединенного хора деревень Глушковичи и Копище. Правда, хора уже десятки лет как нет. О нем остались лишь воспоминания. По словам Марии, где только ни приходилось гастролировать: в Минске, Гомеле и Киеве. У Марии брат — священник Леон. Он один на две деревни — службы проводит в Глушковичах и Копище.

Здесь, в глубинке, жизнь своим чередом. И хотя деревни по разные стороны границы — они полесские. Даже диалект у копищанцев и глушковчан одинаковый.

В ТЕМУ

Копище — деревня с тысячным населением. Здесь два магазина, сельсовет, детский сад, школа, почта, музей, клуб, парк. На минувшую годовщину трагедии — четыре года назад — сельчанам продемонстрировали историческую реконструкцию тех событий. В этом году в память о дне трагедии у памятника пройдет митинг, благоустроят территорию парка, монумент.

СПРАВКА «СГ»

Партизанская борьба – это часть истории украинского и белорусского народа. В  Лельчицком районе немало деревень, жители которых сотрудничали с партизанами. За что их  постигла участь Копища. Пострадали от зверства фашистов:

Картыничи, Марковское, Осенское, Руднище когда-то входили в Картыничский сельсовет. Все четыре села с 300 дворами полностью сожжены, вместе с ними и 83 мирных жителя.

Милошевичи. В декабре 1942 года фашисты подожгли их с обоих концов.  Людей ловили и загоняли в большой сарай, тех, кто пытался бежать в лес, расстреливали. Согнав всех, кого нашли, немцы подожгли сарай. Смерть в огне здесь нашли 88 человек.

Глушковичи. 12 декабря 1942 года лельчицкий партизанский отряд вместе с ковпаковцами разгромил немецкий батальон. В отместку фашисты заживо сожгли более 300 мирных жителей.

Приболовичи. В окрестностях действовали партизаны Лельчицкой бригады. В декабре 1942 года деревня сожжена вместе с 52 мирными жителями.

Тонеж. 6 января 1943 года местные жители по приказу немецкой власти собрались якобы для обмена паспортов. Их загнали в церковь и сожгли. Среди 262 жителей — 108 детей. Чудом уцелела только Татьяна Боровская. Потеряв в одночасье четверых детей, она добралась до партизан.

kovalev@sb.by

Фото автора

Минск—Олевский район—Минск

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости