Поговорим

О языковом барьере

Хохочу и закрываю YouTube. Подумать только: семь лет прошло, а речь бывшего министра спорта России Виталия Мутко по–прежнему хит интернета номер один. Кто за давностью дней успел подзабыть ту громкую историю, напомню: мужественный руководитель, с трудом выучивший английский на тройку с минусом, не побоялся и представил российскую заявку на право принять ЧМ–2018 по футболу на языке Байрона и Шекспира. Спич мгновенно растащили на цитаты, и смущенный Виталий Леонтьевич клятвенно пообещал, что к чемпионату 2018–го заговорит на английском не хуже остальных. Ну а пока российские сановники скупают самоучители и зазубривают неправильные глаголы, белорусы тоже не спят в подушку. Благо дивный спортивный повод имеется. Даже два: грядущие Европейские игры и чемпионат мира по хоккею. А значит, самое время провести работу над ошибками. Языковыми в первую очередь.


Давайте признаем: предыдущий хоккейный праздник, проходивший в стране в 2014 году, обнажил все выпуклости и «впуклости» языковых проблем. С интуристами мы общались неловко и натужно, а банальные вопросы, куда пойти, куда податься, и вовсе повергали большинство в шок и растерянность. Увы, кардинально наше знание иностранных языков с тех пор ничуть не улучшилось. Барьер по–прежнему стоит даже там, где по логике он должен быть минимальным. В идеале — отсутствовать вовсе.

Начало туристического сезона застало почтенного возраста леди и ее немолодого спутника на террасе одного из кафе самой, казалось бы, модной и оживленной улицы Минска — Зыбицкой. За столиком по соседству я, краснея и потея от стыда, молча наблюдала, как отдых на летней веранде с каждой секундой превращался для них в квест с преодолением массы трудностей — моральных и интеллектуальных. Молоденький официант был категоричен: «Ай донт спик инглиш». Китайская грамота — меню на русском языке — также не оставила паре ни единого шанса заказать прохладительные напитки, просто ткнув пальцем в подходящее название. Результатов не принес и экспресс–курс актерского мастерства с усиленной жестикуляцией. Интуристы сдаваться никак не хотели, пришлось официанту, закатив глаза, достать из кармана мобильный телефон. Ответственным за коммуникацию, как нетрудно догадаться, назначили гугл–переводчик: паренек прогнал вопрос через программу и таким же макаром принял наконец заказ. Туристы счастливо выдохнули: межкультурная стена рухнула, утомительный диалог завершен.

Спору нет, туристический потенциал Беларуси заметно расцвел за последние годы. У страны есть все, чтобы сюда ехали туристы. Памятники архитектуры от XII века и до нашего времени. Шикарная природа — пущи, леса, болота, а между ними — санатории и агроусадьбы, которых у нас уже более 2 тысяч. Плюс 5–дневный безвизовый режим для граждан восьми десятков стран. Конъюнктура на рынке мирового туризма более чем благоприятная. Но в заботах о притоке гостей мы как–то подзабыли, что само понятие туризма включает немало тонкостей, порой совсем незаметных: от вывесок и баннеров на иностранных языках до повышения культуры сервиса — в том числе языкового.

Подвижки в этом деле, безусловно, имеются. Так, остановочные пункты в некоторых видах транспорта снова объявляют на английском. Наловчились и подтянулись к общемировой практике отдельные рестораны и кафе — меню национальной кухни наконец перевели на «инглиш». Но до уровня, например, Скандинавских стран нам еще бесконечно далеко. Спрашивать, владеет ли случайный прохожий (не говоря уже о персонале отелей и точек общепита) английским, там никому и в голову не придет. Ты говоришь — тебе отвечают. Молодежь — с лету, старшее поколение — чуть подумав.

Конечно, такой навык, как владение иностранным, невозможно приобрести на раз: мол, завтра понадобится — сегодня сяду и выучу. Зачем дожидаться «жареного петуха»? Когда клюнет, будет уже поздно. Незнание языка мешает в первую очередь развитию бизнеса — туристического в том числе. Зависимость тут теснейшая. Зарубежный гость будет чувствовать себя гораздо свободнее и комфортнее, если его с пониманием встретят на улицах и в магазинах, гостиницах и кафе.

Принимать гостей — дело хлопотное и кропотливое. Но если мы хотим привлекать инвестиции, получать ежегодную прибыль от туризма, становиться богаче, в конце концов, то должны приложить к этому соответствующие усилия. Без гугл–переводчиков и жестикуляций, но с беглым английским и улыбкой на лице. И только тогда сможем услышать в ответ большое человеческое thanks.

leonovich@sb.by

Версия для печати
АЮВ
Ну, что сказать? Неспособные мы к языкам. Взять, хотя бы, меня и тех кого знаю. Шесть лет, с пятого класса, английский в школе и три года в институте. Итого - 9 лет. Девять, Карл! Да за это время медведя можно было научить английскому. Медведя можно - меня, как оказалось, нет. А, ведь, и экзамены сдавал и зачеты. И на неплохие оценки. Молодость, однако. Хорошая память, зрительная, в том числе. Зазубривал, не понимая, целые страницы текста. Как говорится: "От зубов отскакивало". Стандартные вопросы. Стандартные ответы. Шаблон, называется. Анекдот напоследок: Встречаются два приятеля. Ты, я слышал, учишь английский? И как успехи?  - Неплохо. Неплохо. Уже разговариваю со словарем.  - Разговариваешь со словарем? Ещё немного и тебе надо к психиатру.  
Александр, 41, Минск
Сравнение со скандинавскими странами очень неудачно, в Европе полно стран со слабым знанием английского - Испания, Франция, например. А скандинавам не с кем говорить на своих национальных языках - шведском, датском, поэтому для них знание английского стало важно. Знание английского, конечно, надо развивать, но 90% приезжающих в Беларусь туристов - русскоязычные и надо не делать такие странные вещи как "метромова" в минском метро - нелепые латинские транскрипции белорусских названий. Оптимально для нашего туристического рынка - указатели на русском и английском. А что касается сферы обслуживания, то бизнес сам разберется - будет много туристов - будут заставлять сотрудников учить язык, нанимать людей знающих английский. Кому надо тот выучит.
АЮВ
Ну, что сказать? Неспособные мы к языкам. Взять, хотя бы, меня и тех кого знаю. Шесть лет, с пятого класса, английский в школе и три года в институте. Итого - 9 лет. Девять, Карл! Да за это время медведя можно было научить английскому. Медведя можно - меня, как оказалось, нет. А, ведь, и экзамены сдавал и зачеты. И на неплохие оценки. Молодость, однако. Хорошая память, зрительная, в том числе. Зазубривал, не понимая, целые страницы текста. Как говорится: "От зубов отскакивало". Стандартные вопросы. Стандартные ответы. Шаблон, называется. Анекдот напоследок: Встречаются два приятеля. Ты, я слышал, учишь английский? И как успехи?  - Неплохо. Неплохо. Уже разговариваю со словарем.  - Разговариваешь со словарем? Ещё немного и тебе надо к психиатру.  
Александр,53,Бобруйск
Во времена раннего СССР уделялось повышенное внимание изучению языка потенциального противника,как и после  ВОВ,а уже с моего поколения этот интерес стал пропадать,а теперь и вовсе угас.... Кого же выпускает наш инъяз???
Надежда
Что бы бегло разговаривать на иностранном, да ещё с улыбкой ,надо время от времени  выезжать за границу. Мой знакомый, который часто бывал в Польше, запросто говорит на польском. Я думаю, что всё приграничье Брестской и Гродненской области им очень не плохо владеет.
АЮВ
Ещё, считаю, неправильная методика преподавания языка. Вот родился ребенок. Он что, сразу начал изучать буквы, спрягать, склонять? Неа... Первое - он начал говорить. Папа, мама, кака, дай. Вот и начинайте как с малышом. Учите говорить. Картаво, неправильно, не с тем ударением. Показывайте мультики. Книжки с рисунками. Пусть учится просто говорить и понимать. А буквы? Буквы потом. Читать-писать ещё попозже. Как-то так.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости