Народная газета

Поэт — это диагноз

В Музыкальном театре прошла премьера спектакля «Жыццё і смерць Янкi Купалы»

Драму “Жыццё i смерць Янкi Купалы” показали в печально символичное время — 28 июня, в день гибели поэта в 1942 году в гостинице “Москва”
Если быть более точным, жанр спектакля обозначен как “музыкальная драма-версия”. Поставил его главный режиссер театра Михаил Ковальчик, опираясь на музыку композитора Олега Ходоско, драматургическую основу Анатолия Делендика, либретто поэта Анатолия Зэкова и книгу Павлины Мядёлки “Сцежкамi жыцця”. По сути, это большой национальный проект, пропитанный любовью и искренним интересом к личности Купалы. Что, увы, не спасло постановку от иллюстративного и схематичного характера многих сцен, их затянутости, предсказуемых реакций в актерской игре.



Одна из любопытных фишек — во втором действии в виде галлюцинации поэта в спектакле появляются сразу два Иосифа Сталина. Их играют Александр Осипец и заслуженный артист Беларуси Василий Сердюков. Купала (Виктор Циркунович) ведет с ними горячечный диалог, но каких-то ответов на свои вопросы не получает. Сцена в целом довольно странная и неровная. Словно авторы решили показать Сталина, а потом почему-то испугались своих намерений. Вообще, фигура Иосифа Виссарионовича в современном театре появлялась довольно часто и опытного зрителя она вряд ли может смутить даже в двойном образе. Достаточно вспомнить спектакли “Сон Гафта, пересказанный Виктюком” и “Полет черной ласточки, или Эпизоды истории под углом 40 градусов” по пьесе Петра Хотяновского и Инги Гаручава, где роль Сталина играл Игорь Кваша.

Премьеру в Музыкальном театре пронизывает пафос, хотя это не первый спектакль, посвященный Купале. Достаточно вспомнить постановку Светланы Науменко “Янка Купала. Круги рая” в Республиканском театре белорусской драматургии или “Сны аб Беларусi” Владимира Савицкого в Купаловском театре, где поэта скупо, но точно играл Александр Подобед. У Виктора Циркуновича Купала тоже вышел достоверным и впечатляющим (в другом составе в этой роли заявлен Сергей Сутько). Однако это герой, скорее, драматического театра, нежели музыкального.

Все первое действие и начало второго состоят практически только из диалогов поэта и его возлюбленной Павлины Мядёлки (Ольга Железкая). Беседы перемежевываются исторической хроникой на большом экране, однако этот прием выглядит здесь откровенным штампом. Во втором действии градус сюрреализма нарастает, психика и нервы поэта явно расшатаны — атмосфера становится все более тревожной...

“Жыццё i смерць Янкi Купалы” — целиком оригинальный продукт. Спектакль не претендует на то, чтобы закрыть купаловскую тему, приглашая зрителя к раздумьям. И, конечно, для целевой аудитории Музыкального театра эта постановка станет большим испытанием силы духа и воли: спектакль никуда не торопится, то и дело провисает, случаются и чисто драматические сцены — такой дистиллят режиссерской воли может смутить любителей “Летучей мыши” или “Свадьбы в Малиновке”.

Да и весь драматургический каркас порой выглядит архаично и неповоротливо. И это, наверное, главный минус спектакля, который вряд ли понравится молодому зрителю, привыкшему к другому темпоритму и большей визуальной изобретательности.

Музыка Олега Ходоско написана вполне себе в духе истории. Но хитов нет. Может, они и не нужны? Музыкальный язык Ходоско, как водится, отвечает поставленным задачам, в нем всегда есть дух времени и эпохи.

Режиссер Михаил Ковальчик влюблен в своих артистов, влюблен в материал. Его действительно занимает тема взаимоотношений художника и власти, тема репрессий белорусской интеллигенции в 1930 годах... Но все это подается с такой долей прямолинейности, что место театра тут занимает уже чистая публицистика. Герои говорят книжными фразами, а иногда и прямыми лозунгами, фактами и цифрами из научных книг. Такая кондовость языка снижает впечатление, мешает поверить в органику происходящего.



Михаил Ковальчик не может вовремя сказать: “Стоп!” ни себе, ни артистам. Видимо, поэтому в премьере много затянутых сцен. Хотя артисты играют самозабвенно. Виктор Циркунович — стопроцентное попадание в образ Купалы. Ольга Железкая в роли Павлины, которую зрители полюбили по другой работе Михаила Ковальчика — “Софья Гольшанская”, тоже органична. Но ее героиня страдает каким-то комплексом отличницы. О нравах сталинского времени тут призвана напомнить размашистая и широкая хореография Натальи Фурман.

Трогательная сцена соблазнения народным поэтом влюбленной в него Павлины на роскошной кровати и вовсе напоминает провинциальный водевиль. Спектакль, претендующий на фантасмагорию, скатывается вдруг в откровенную пошлость. От некоторых диалогов просто краснеют уши. Сценография, минималистская работа художника Ильи Подкопаева тоже вызывают много вопросов. Уж слишком лапидарно.

Зато в финале спектакля зрителей ждет особый сюрприз — новая версия “Молитвы” Янки Купалы на музыку Олега Ходоско.

Драму “Жыццё i смерць Янкi Купалы” показали в печально символичное время — 28 июня, в день гибели поэта в 1942 году в гостинице “Москва”



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...