Подсчитать точно... невозможно

МЫ УЖЕ давно отвыкли от скудного ассортимента молочных продуктов, а ведь и такое было время. Сегодня в магазинах есть все, чего хочется и не хочется. Кефир, молоко, творог, упакованные и в пленку, и в пюр-пак, и в бутылку… Это те продукты, которые люди покупают каждый день, поэтому частое повышение цен бьет по карману и не может не раздражать. Причем основания для очередного пересмотра стоимости «молочки» в сторону увеличения остаются. Но характерно, что и после повышения обделенными считают себя и производители, и переработчики, и торговля. У каждого — свои доводы и объяснения роста затрат, которые, как обычно, оплачивает покупатель.

В цепочке ферма–комбинат–магазин слишком много секретов и слишком мало экономической эффективности

МЫ УЖЕ давно отвыкли от скудного ассортимента молочных продуктов, а ведь и такое было время. Сегодня в магазинах есть все, чего хочется и не хочется. Кефир, молоко, творог, упакованные и в пленку, и в пюр-пак, и в бутылку… Это те продукты, которые люди покупают каждый день, поэтому частое повышение цен бьет по карману и не может не раздражать. Причем основания для очередного пересмотра стоимости «молочки» в сторону увеличения остаются. Но характерно, что и после повышения обделенными считают себя и производители, и переработчики, и торговля. У каждого — свои доводы и объяснения роста затрат, которые, как обычно, оплачивает покупатель.

«Военная» тайна переработки

Цены на молочную продукцию хоть и выросли значительно, но по темпам заметно отстают от инфляции в стране: в прошлом году «молочка» подорожала на 8,3 процента. В принципе, рост впечатляющий, если не учитывать, что в целом на продовольствие они увеличились на 13,4 процента. В чем причина? Цены на молочную продукцию в Беларуси регулирует государство. По идее, проблем здесь быть не должно: раз государство считает эту продукцию социально значимой, то рост цен должен касаться ее в наименьшей степени. Так что же происходит, например, со стоимостью молока  на пути от коровы до стакана потребителя?

Нас интересуют кефир и творог, которые, понятно, изготавливают из «белого напитка». В 2013 году сельхозпроизводители получили молока гораздо меньше, финансовых потерь — гораздо больше, а закупочные цены поднимались трижды по 10 процентов. Сегодня литр молока сорта «экстра» стоит 4280 рублей, высшего — 3687. Причем молочные комбинаты авансируют хозяйства  за еще не сданное сырье. В Минсельхозпроде, тем не менее, отмечают, что затраты сельчан удалось компенсировать лишь частично. Интересно, до каких пределов  могут и будут расти эти самые затраты?

Переработка — туда же. Специалисты  многих молочных комбинатов утверждают, что низкая или вообще минусовая рентабельность складывается из-за того, что их затраты на производство растут быстрее, чем отпускные цены, которые регулирует государство. И прежде всего проблемы с рентабельностью возникают при продажах на внутреннем рынке продукции низкого ценового сегмента — кефира и молока малой жирности в пакетах и творога. Видимо, поэтому сегодня в магазинах при всем разнообразии пакетов найти  обезжиренные кефир и творог становится проблемой. Переработчики утверждают, что тех денег, которые зарабатывают на внутреннем рынке, недостаточно, чтобы выплатить зарплату, оплатить налоги, отремонтировать оборудование. Но так ли это?

В феврале Минэкономики разрешило производителям повысить максимальные отпускные цены на молочную продукцию без добавок  на 7 процентов, с добавками — на 5. Литр кефира без вкусовых добавок и наполнителей в полиэтиленовых пакетах вырос в цене на 184—330 рублей и теперь стоит от 2810 рублей (нежирный, которого практически нет) до 5051 рубля (3,5 проц. жирности). В себестоимости кефира удельный вес закваски, которая используется при производстве, занимает не более 2—3 процентов. Кстати, Минэкономики определяет максимальные отпускные цены на продукцию, расфасованную в полиэтиленовые пакеты. За коробки, банки и бутылки покупателю приходится платить дополнительно. Заметим, максимальные отпускные цены — это стоимость товара, по которой его у производителя закупают магазины. К цифрам, определенным Минэкономики, приплюсуют торговую надбавку в 11 процентов и НДС в 10 процентов. Но при всем желании трудно вспомнить присутствие в магазине кефира по 3400 рублей (2810 рублей плюс 21-процентная торговая надбавка с учетом НДС). Зато переработчики  говорят  о  реальных затратах  неохотно, многие вообще не хотят открывать свою «военную» тайну. Но настаивают, что сегодня среди продуктов питания «молочка» —  самая дешевая: литр кефира дешевле бутилированной воды. Но это тема уже другого разговора.

«Никаких, понимаешь, доходов, расходы одни»

Так говорил известный персонаж мультика, так утверждают и производители творога. Из чего делают этот продукт? Конечно же из «нормализованного пастеризованного молока с использованием закваски, приготовленной на чистых культурах молочнокислых микроорганизмов». Официально принято классифицировать творог, сделанный традиционным способом, по содержанию в нем жира. Специалисты различают: жирный — 18 процентов, полужирный — 9 и нежирный — 3 процента. Почему это важно знать? Жир — довольно дорогая составляющая молочных продуктов вообще и творога в частности. Поэтому самый простой способ удешевления производителем  продукта – продажа менее жирного под видом более жирного. Таким образом переработчик может значительно сэкономить.  Еще один способ  нечестного снижения затрат — добавлять растительные жиры. Не могу знать точно, но считается, что белорусские молочники не лукавят, когда говорят о высоком качестве продукции. Недаром  она ценится во многих странах.

Сколько реально стоит производителю изготовить килограмм творога?  Посчитать точно невозможно. У каждого молочного комбината свои условия «существования». Например, в среднем в цене продукции каждого предприятия Минской области около 80 процентов занимают затраты на сырье и необходимые материалы (упаковку), 4,5 — расходы на заработную плату, 2,2 — на топливо, около 4 — на электрическую и тепловую энергию, 1,8 процента — на амортизацию. Кроме того, комбинаты используют разные виды добавок, витамины, закваски.

«В цене продукции Березинского завода, к примеру, затраты на сырье и материалы занимают  90 процентов, Борисовского и Клецкого — 87 процентов», — делятся информацией в Миноблмясомолпроме. А, скажем, на молокоперерабатывающих комбинатах Брестского района затраты на сырье не превышают 70 процентов. Дело в том, что у молочных заводов по-разному развиты сырьевые зоны, разные кредитные обязательства, амортизационные расходы. Прибыль и убытки предприятия полностью зависят от структуры производства и доли социально значимой продукции. Тем, у кого не установлено линий по выпуску сыра, сушилок для выпуска сухого молока, приходится сложно. Есть и другие примеры. Так, Березовский сыродельный комбинат активно занимается реконструкцией ферм, устанавливает в хозяйствах новое лабораторное и доильное оборудование, холодильники, пастеризаторы. В отличие от большинства заводов, которые упаковывают «молочку» в асептическую тару, здесь стараются отдавать предпочтение пленке — получается дешевле продукт, поступающий на прилавки.

Становится более-менее понятно, почему в магазинах такие разные цены. Например, 350 граммов 9-процентного творога «Молочный гостинец» стоят 17350 рублей. 280 граммов «Савушкин хуторок» — 11650, а 200 граммов биотворога «Деревенский» — 8050 рублей.

И все-таки попробуем посчитать хотя бы приблизительно. Например, 350-граммовая пачка творога Беллакт 9-процентной жирности в магазине стоит 16100 рублей. Без 20-процентной торговой надбавки — 14400 рублей. Значит, килограмм — 41150. На приготовление килограмма творога идет 8 литров молока. Здесь вряд ли используется «экстра». Высший сорт комбинат покупает по 3687 рублей за килограмм. Получается, сырье в килограмме творога «тянет»  на 29500 рублей. Оставшиеся 11650 рублей идут на закваску, зарплату, расходы на топливо, транспорт, амортизацию и обслуживание. Упаковку молокозаводам приходится импортировать. Не следует забывать и задолженность по краткосрочным кредитам, привлеченным для расчетов с хозяйствами за сырье. Естественно, молочные комбинаты стремятся любыми путями продавать продукцию на экспорт, который в большей мере компенсирует их затраты. 

И вот, наконец, прилавок магазина. Как заверяют здесь, «молочка» — товар невыгодный. Надбавка, как на социально значимый продукт, ограничена государством — от 8 до 11 процентов. А социальные прилавки якобы и вовсе делают дыру в бюджете магазина.

Есть ли выход? Минсельхозпрод для повышения рентабельности переработки предлагает дальнейшее поэтапное повышение отпускных цен, исходя из затрат на производство и конъюнктуры внешнего рынка. Оговаривая, конечно, необходимость «мер социальной защиты малообеспеченных слоев населения» и для поддержки сельхозпроизводителя инициирует повышение закупочных цен, мотивируя это увеличивающейся себестоимостью сельхозпродукции из-за удорожания топлива, импортируемых добавок к кормам, средств для обработки растений.

Куда ни глянешь, у всех одни затраты и сплошные убытки. Наверное, так и будет, пока не научимся повышать эффективность и снижать себестоимость — что на колхозной ферме, что на молочном комбинате, что в магазине. Ведь другим путем остановить эту бесконечно ценовую гонку просто невозможно.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?