Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Как Беларусь была подготовлена к войне в 1941 году

Под ударом

Сегодня ровно 75 лет с начала Великой Отечественной войны. Был ли готов СССР к противостоянию с Германией в 1941 году или она застала его врасплох? Этот вопрос до сих пор вызывает споры. Для нас он важен потому, что территория нынешней Беларуси в то время находилась «под ударом» — на самой границе. Могла ли война обойти нашу землю стороной, был ли реальный шанс остановить здесь агрессора? Материалы из белорусских и российских архивных фондов проливают некоторый свет на проблему. Рассмотрим некоторые детали по годам.


На военных учениях. Конец 1930–х гг.

1939


Еще в мае началась разработка новой системы мобилизационного развертывания Красной Армии. 16 июля у наркома обороны СССР состоялось совещание, где обсуждали, как должны повести себя стрелковые войска в случае войны. Шла речь о дополнительной мобилизации 297 тысяч человек, что увеличивало бы численность армии до более 2 миллионов.

1 сентября началась Вторая мировая. В Белорусском особом военном округе (БОВО) призвали из запаса 380.067 человек. 17 сентября — 12 октября Красная Армия в соответствии с меморандумом, известным как «договор Молотова — Риббентропа» (тогдашних руководителей внешнеполитических ведомств Германии и СССР) заняла территорию Западной Белоруссии. Нормализация обстановки на западных границах СССР позволила еще 29 сентября начать сокращение численности армии, и к 3 декабря из войск БОВО были уволены 280.059 человек.

Авиация БОВО на 1 января 1939 года составляла 19 процентов от общего количества имевшихся в ВВС Красной Армии авиаполков.


Пехотинцы в строю. Конец 1930–х гг.

1940


Смена К.Е.Ворошилова на посту наркома обороны маршалом С.К.Тимошенко привела к разработке нового плана реорганизации Красной Армии, который был 21 мая представлен И.В.Сталину и В.М.Молотову. Общая штатная численность войск устанавливалась в количестве 3.302.220 человек, и предусматривалось в 1940 году пропустить через учебные сборы 1.000.000 человек запаса. Эти предложения были утверждены.

4 октября нарком обороны и начальник Генштаба просили Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР разрешить утвердить штатную численность Красной Армии в 3.616.724 человека. Однако эти предложения были сочтены слишком радикальными. 14 октября нарком обороны и начальник Генштаба направили в Политбюро ЦК ВКП(б) новые предложения по усилению войск в первой половине 1941 года. Военное руководство просило утвердить общую штатную численность Красной Армии в количестве 3.574.705 человек. Эти предложения утвердили. Кроме того, было решено создать дальнебомбардировочную авиацию, под «прицелом» которой могли быть практически все европейские столицы.


На военных учениях. Скрытая огневая точка (СОТ). Конец 1930–х гг.

1941


Нарком обороны CCCР издал 14 февраля приказ о создании системы противовоздушной обороны в составе Смоленского, Минского, Белостокского, Барановичского и Гомельского районов ПВО. Шла масштабная работа по инженерной подготовке этой территории. По плану капитального строительства, утвержденному 9 марта 1940 года, в БОВО предусматривалось достроить 30 аэродромов (из них 18 в западных областях), построить 19 оперативных и реконструировать 1 аэродром.

На 1 декабря 1940 года в Западном особом военном округе (ЗапОВО) находилось 233 аэродрома, кроме того — 44 аэродрома Наркомата земледелия, которые тоже могли использоваться истребителями ВВС.

25 февраля 1941 года было утверждено постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О реорганизации авиационных сил Красной Армии», согласно которому, в частности, следовало построить 240 бетонных взлетно–посадочных полос, из них 70 в «ЗапОВО и на территории Орловской и Курской областей».

24 марта было утверждено постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР о строительстве для Наркомата обороны в течение года 251 аэродрома, из них 20 новых, на 220 расширялись летные поля и строились бетонные взлетно–посадочные полосы. В частности, в ЗапОВО предусматривалось соорудить 6 новых аэродромов, провести расширение летных полей и бетонирование взлетно–посадочных полос на 59 аэродромах.

В ЗапОВО планировали образовать 10 районов авиабазирования. При этом в Гродненском, Белостокском, Кобринском, Барановичском, Пинском и Вилейском районах следовало иметь по 48 аэродромов в каждом; в Минском и Слуцком — по 36 аэродромов, а в Гомельском и Смоленском — по 24 аэродрома. Сказать после этого, что СССР не готовился к современной войне, нельзя... 

К 20 июня 1941 года на 50 аэродромах ЗапОВО шло бетонирование первой взлетно–посадочной полосы и велись земляные работы на второй. 20 — 21 июня в Минске состоялось совещание главных инженеров строек, на котором было решено завершить 30 — 40 процентов строительств к 15 августа, а полностью выполнить программу к 1 октября.

Но 22 июня началась война...

6 ноября 1940 года нарком обороны Тимошенко издал директиву о проведении с 5 января по 15 февраля 1941 года приписки к призывным участкам граждан 1922 года рождения, лиц, имеющих законченное среднее образование, и учащихся 10–х классов средних школ и выпускных курсов техникумов 1923 года рождения, не приписанных граждан старших возрастов и лиц 1920 — 1921 годов рождения в Западной Украине и Западной Белоруссии. С 15 мая 1941 года начался призыв приписного состава запаса, который должен был продлиться до 1 июля. Всего к 22 июня 1941 года в войска ЗапОВО были призваны 71.715 человек.

Но несмотря на большое количество учебных мероприятий, подготовка войск находилась явно не на должном уровне. Наиболее серьезной проблемой Красной Армии был уровень подготовки командно–начальствующего состава и штабов. Причем нельзя сказать, что командование не знало о состоянии подготовки войск. В годовых отчетах об итогах боевой подготовки войск округа отмечалось, что «при быстрых темпах продвижения штабы отстают от войск, теряют управление, не умеют так построить свое управление, чтобы заранее на определенное время предусмотреть ход боя». Слабо была поставлена работа разведки, а «часть командного состава в условиях не только ночного, но и дневного боя теряет управление своими подразделениями». Понятно, что в этих условиях выполнение войсками своих задач в ходе борьбы с сильным противником являлось проблематичным.

Не случайно с лета 1940 года советское военное руководство стремилось интенсифицировать оперативную подготовку командно–начальствующего состава Красной Армии. Вся система командирской учебы была направлена на подготовку «высоко развитого, инициативного и волевого штабного командира — мастера управления современным боем и операцией». Командно–начальствующий состав ориентировался на тщательное изучение вероятных противников, которыми считались все соседние с СССР страны и прежде всего Германия, Япония, Турция, Румыния и Финляндия.

На боеготовности войск округа сказывались и имевшиеся проблемы с дисциплиной. Несмотря на декларированную борьбу с «разгильдяйством и неорганизованностью», различные чрезвычайные происшествия приводили к убийствам, ранениям, увечьям и дезертирству военнослужащих, утере ими оружия, авариям и катастрофам военной техники и транспорта.

Сопоставление разведданных о численности германских войск, развернутых у советских границ, с приводимыми в исследовательской литературе действительными данными показывает, что, правильно вскрыв факт переброски германских войск к границе СССР, советская разведка не располагала точными сведениями о количестве сосредоточенных войск и в своих оценках исходила из завышенных сведений об общей численности вермахта. Советская разведка так и не сделала вывода о непосредственной угрозе германского нападения. Она фиксировала интенсивное оборонительное строительство противника в приграничной полосе, но в угоду политическому руководству и лично Сталину полагала, что в вермахте «все более широко распространялись антивоенные настроения». Вместе с тем честные руководители военной разведки штаба ЗапОВО определили численность противостоящей германской группировки в 45 — 46 дивизий, и в разведсводке от 21 июня 1941 года сделали заключение: «1. По имеющимся данным, основная часть немецкой армии в полосе против Западного ОВО заняла исходное положение. 2. На всех направлениях отмечается подтягивание частей и средств усиления к границе. 3. Всеми средствами разведки проверяется расположение войск у границы и в глубине».

Но высокие кремлевские начальники, Сталин, Политбюро ЦК ВКПБ, Генштаб (Жуков), Наркомат (Тимошенко) проявили беспечность, которую потом, невиданным героизмом, пришлось преодолевать советскому народу.

Кстати

После воссоединения Западной Белоруссии с БССР вдоль новой государственной границы начала создаваться линия укрепленных районов (УР). Планировалось построить Гродненский, Осовецкий, Замбровский и Брестский УР. К лету 1941 года из запланированных 2.130 долговременных огневых сооружений было построено 338 (15,9 процента), а из них оборудовано и вооружено 156 (46,2 процента). В тыловой зоне БОВО имелись построенные в 1928 — 1937–е годы Полоцкий, Минский и Мозырский УР. В 1938 — 1939 годах началось сооружение Слуцкого, однако в 1940–м тыловые УР были разоружены и законсервированы.

Использованы материалы Михаила Мельтюхова, старшего научного сотрудника Всероссийского НИИ документоведения и архивного дела.

Советская Белоруссия № 117 (24999). Среда, 22 июня 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи