Под союзным щитом

Франц Клинцевич — о пограничных постах, совместных учениях и союзных программах

На прошлой неделе завершились совместные российско–белорусские стратегические учения «Запад–2017». Об их итогах, а также о проектах Москвы и Минска по обеспечению общей безопасности «СОЮЗу» рассказал депутат союзного парламента, зампред Комиссии по обороне, безопасности и противодействию коррупции Франц Клинцевич.

Франц Клинцевич: Натовцы используют инфраструктуру бывших советских военных аэродромов в Латвии и Литве.
фото РОМАН ЩЕРБЕНКОВ

— Франц Адамович, как оцениваете итоги завершившихся недавно учений «Запад–2017»?

— Основным содержанием «Запада–2017» была оперативно–тактическая игра на картах и средствах связи. В рамках взаимодействия двух силовых ведомств России и Беларуси шло сопряжение данных штабов и радиоэлектронных средств, чтобы можно было этими войсками, силами и средствами через эти структуры управлять. Тактическая легенда учений была определена как нападение на Союзное государство больших террористических групп, в связи с этим в учениях и были задействованы силы и средства других силовых ведомств — ФСБ, МВД, Росгвардии. Отрабатывалось взаимодействие разных видов, родов войск, силовых министерств. Вот это и было главной задачей учений. Кроме больших группировок с техникой и авиацией, которые участвовали в условном террористическом нападении на нас, были еще мелкие диверсионные группы, с которыми тоже надо было бороться соответствующим подразделениям. Обычно на эту тему не особо говорят, не очень показывают, но мы же готовимся и к таким вариантам, чего греха таить.

— С совместными учениями понятно. А как идет сотрудничество в сфере обеспечения безопасности Союзного государства в обычном режиме?

— У нас по этой линии прописаны программы, многие из них закрытые, на них идет большая часть нашего совместного союзного бюджета, и мы эти задачи очень эффективно решаем. Некоторые «эксперты» иногда ерничают, не до конца понимая, сколько пользы приносит унификация действующего законодательства, контакты разного уровня, совместное проведение различных мероприятий, таких как «Запад–2017». Во–первых, у нас решены очень многие проблемы, которые позволяют, что называется, «вполтыка», если возникла проблема с каким–то преступником, с какой–то опасностью, организовать взаимодействие, не допустить негативного развития ситуации. Второе — у нас нет закрытой границы, но мы вместе охраняем границы нашего Союзного государства. По линии министерства обороны у нас налажено взаимодействие, есть свои представительства, есть понимание, как должны действовать, например, системы ПВО в случае возникновения реальной опасности.

— НАТО не стесняется продвигать свою инфраструктуру на восток, есть ли необходимость у России размещать свою военную технику в Беларуси, ближе к границам с членами альянса?

— В этом нет необходимости. У белорусской стороны достаточно квалифицированная и надежная армия, надежная техника, они вместе с нами проводят ее модернизацию. Сегодня натовцы используют инфраструктуру бывших советских военных аэродромов в Латвии, Литве. У них есть техническая возможность в течение суток на трех прибалтийских границах сконцентрировать до 120 тысяч человек и осуществить прорывы. Конечно, есть серьезная опасность для Беларуси: в случае возникновения такой группировки на границах они самостоятельно долго противостоять ей не смогут. Здесь будет нужна серьезная поддержка России, мы эту поддержку окажем.

— В начале этого года Россия возобновила работу пограничных постов на границе с Беларусью. Как работает система пропуска?

— Беларусь, проводя в 2014 году чемпионат мира по хоккею, построила большое количество инфраструктуры и создала условия, благодаря которым туристы могут находиться в стране до 5 суток без визы. Но границы с Россией открыты. Ладно, когда едут туристы, но если это люди, намеренные совершить противоправные действия, диверсанты или террористы? Тут сразу возникают вопросы безопасности, поэтому Россия возобновила пункты пропуска. У меня был случай, когда приехали друзья из Киргизии, а потом мы поехали на машинах в Беларусь. Мы проехали границу, потом возвращались и отметки никакой не поставили. Пограничники увидели, что паспорта киргизские, есть отметка о въезде в Россию, а о въезде из России в Беларусь — нет. Пограничники даже при моих возможностях сказали, что надо возвращаться. Я вынужден был ехать с друзьями в Минск и оттуда вылетать, как положено, с отметками.

Россия таким образом страхуется, не допуская никакого несанкционированного и бесконтрольного проникновения на свою территорию. Это вынужденная мера.

Галина Мисливская

mislivskaya@rg.ru
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?