«Под сенью больших деревьев ничего не растет»

Сергей Соседов - о поющих людях и великой тайне искусства

Сергей Соседов о «Славянском базаре», поющих людях и великой тайне искусства

Подавляющее большинство читателей, слушателей и зрителей запомнили российского журналиста и музыкального критика Сергея Соседова (на снимке) по очень рейтинговой в свое время телепередаче «Акулы пера». Еще больше известности ему принесло членство в жюри популярного телешоу «Ты — суперстар!». Часть зрителей только из-за Соседова программу-то и смотрели. Эмоциональный, экспрессивный, бескомпромиссный, иной раз он разносил конкурсантов-звезд в пух и прах. Своя точка зрения у него есть всегда, и он готов аргументированно ее отстаивать. Как он сам говорит, его критических стрел достойны только самые талантливые музыканты, певцы, композиторы, поэты, актеры, художники, которым доброжелательная критика должна помочь в творческих поисках и устремлениях. И даже когда он пишет разгромные рецензии и разражается едкими репликами, то не ставит своей целью унизить (или, того хуже, оскорбить) человека, творческую личность, а старается дать объективную критическую оценку (насколько это вообще возможно) тому творческому продукту, который эта самая личность представляет на суд публики. Его принцип — никогда не писать о заведомо плохом, ничтожном и творчески несостоятельном. Двенадцать лет подряд Сергей Соседов приезжает на «Славянский базар в Витебске». В этом году он стал одним из ста обладателей эксклюзивных юбилейных медалей, врученных организаторами фестиваля тем, кто в той или иной области вносит свою лепту в становление и развитие фестиваля. Впечатлениями о завершившемся в Витебске празднике искусств Сергей Соседов поделился с читателями «Р».

— К «Славянскому базару» я был неравнодушен всегда. Он мне интересен атмосферой. Здесь представлены многие виды искусства, различные ремесла, здесь люди дружат друг с другом, собираются из разных стран, чтобы снова встретиться и пообщаться. В этом смысле «Славянский базар» — своего рода Соборная площадь. И главная его задача — объединять людей. Именно эта идея мне всегда нравилась. Она очень сильна, глобальна, и мало сегодня фестивалей, которые эту идею пропагандируют. Обычно они посвящены одному виду искусства — песне, опере, кино, выявлению талантов. Здесь же все это при основной задаче. Ситуацию можно сравнить с приемом гостей. Ведь мы приглашаем людей не для того, чтобы закормить и напоить допьяна, хотя и курицу жарим, и оливье готовим. Мы зовем гостей, чтобы поговорить, сказать друг другу теплые слова. А блюда: салаты, дорогие вина — все при этом празднике. Так и на «Славянском базаре»: конкурсы, концерты, джазовые вечера, кинопрограмма, театральные показы, художественные выставки и т.д. — все служит цели объединять людей. Мне нравится эта задача фестиваля. Потому я здесь каждый год уже 12 лет.

Приятно отметить, что фестиваль становится лучше. В том числе и в бытовых вопросах, которые считаю немаловажными, которые меня всегда волновали и с которыми бывали прежде трудности, портившие настроение. С каждым годом преображается и сам Витебск — благоустраивается, ремонтируется, реконструируется, к этому фестивалю пешеходная зона появилась. Ежегодные перемены — примета фестиваля. Город становится лучше, комфортнее, а значит, фестиваль служит людям, фестиваль делает город. И это гораздо важнее, чем выступление, скажем, Баскова или Меладзе. Они приедут и уедут, а город остается для людей.

— А как, на ваш взгляд, развивается фестиваль в творческом плане?

— В этом плане ничего особенного не происходит, да и, считаю, не нужно. Как уже говорил, у «Славянского базара» другая задача — объединять, и ему не нужно стремиться во что бы то ни было заполучить к себе каких-то суперзвезд, уговаривать их, платить сумасшедшие гонорары. Для этого есть другие фестивали. Здесь выступают хорошие артисты — яркие, современные, главным образом из Беларуси, России, Украины, — и это правильно, ведь фестиваль — это прежде всего праздник славянских народов. Поэтому песенная культура этих стран традиционно представлена широко. Что касается российской эстрады, то за эти годы она была представлена в Витебске вся, что говорит о многом. Если этот фестиваль почитали своим присутствием, допустим, Алла Пугачева, Людмила Зыкина, Эдита Пьеха и ряд других замечательных артистов, значит, он нужен и интересен им прежде всего. Ведь заработать артист уровня Пугачевой может и на других фестивалях или концертах, причем куда большие деньги.

К слову, если говорить об артистах и «Славянском базаре», то не думаю, что тут была бы кстати, например, Леди Гага. Публика, может, и пришла бы на концерт, если бы умеренными были цены на билеты. Но большим успех был бы вряд ли. Леди Гага — эпатажная дива, она работает больше на западную публику, а здесь другой менталитет, славянский. Вот, бывает, певицы молодые говорят: мол, я воспитана на западной музыке. Мне жаль их: чего они добьются, ведь здесь англосаксонская манера не приживается, а там они никому не нужны. Смешно, когда бравируют, говоря, что учатся, например, в Америке. Ну выучатся, и что? Получат диплом и чао-какао! Такая же рядовая певица, как если бы там и не училась.

— В чем же, по-вашему, секрет успеха?

— На сцену должна выходить личность. Манера, стиль — это вторично. Если личности нет, то пусть хоть четыре или пять октав диапазон, но это будет чистое вокальное ремесло, голая техника. А искусство — это тайна, загадка. Великий артист выходит и может не петь. Ему не надо петь. Он может шептать, хрипеть, просто рассказывать историю, но его будут слушать, раскрыв рот. Потому что на сцене — личность. Она несет себя, свою судьбу, ей есть что сказать публике. А чем сказать, великий артист всегда найдет: голосом ли, жестом ли, актерской ли игрой, молчанием ли. Ведь можно молчать и очень много сказать. А можно петь, голосить каждый раз о новой программе, но песен этих никто не знает и никому они не интересны, хотя отмечать будут, что и голос звучит, и техника присутствует, — но и только. Вот в чем проблема. И ее не решат никакие Америки с музыкальными академиями. Там дают ремесло, а не личность.

— Вы — знаток российской эстрады, сейчас много времени проводите в Киеве, «жюрите» в украинском эстрадном телешоу «Х-Фактор», наверняка знакомы и с белорусской эстрадой. Что вы думаете о сегодняшнем белорусском шоу-бизнесе?

— Не люблю слово «шоу-бизнес». Оно означает шоу ради бизнеса, а там, где деньги, искусства нет. Конечно, можно довести бизнес до искусства, как это сделали Мадонна или Майкл Джексон, но для этого нужно обладать колоссальной харизмой, адской работоспособностью и менталитетом все же другим. Мы же славянские люди — мягкие, где-то ленивые, очень лирические. Славянская душа может грустить, страдать, плакать. У нас могут быть периоды безделья, депрессии, а потом всплеск, озарение какие-то. И душу нельзя изменить славянскую, кто пытается это сделать, ничего не добьется, а лишь потеряет время.

Что же касается белорусской эстрады, то она не очень интересна, увы. По той же причине отсутствия личностей. Есть талантливые певицы, много певиц, но у меня нет их образов. У всех какой-то среднестатистический макияж, имидж не пойми какой, все кукольное, нет живости. Помните лица старых актрис — Бабанова, Марецкая, Сухаревская, Тарасова. Там не было никаких стилистов, визажистов, но у каждой был свой образ, взгляд, прическа. А сейчас — стилистов полно, а все одинаково и неинтересно. Это ширпотреб, к сожалению. И дело не в плохих стилистах. Стиль — это не то, что напомадили, шиньон накрутили, ты вышел и — ха! Нет. Стиль — это то, что внутри, то, что в глазах. И если они пусты, с этим ничего сделать нельзя.

Поющих людей сегодня много. Поют иногда хорошо, но могли бы и не петь, ничего не изменилось бы. Сегодня эта ситуация одинаково видна и в Беларуси, и в России, и в Украине. Есть, конечно, артисты, которые уже давно состоялись, корифеи, мэтры эстрады. А молодые-то что? Талантливые есть — личностей нет. Как говорится, под сенью больших деревьев ничего не растет.

Великих артистов рождает время, а не академии, консерватории, телевидение или продюсеры. Русланова, Шульженко, Утесов, Бернес, Магомаев, Высоцкий… Все эти люди созданы эпохой. На земле должно было быть их время, чтобы они могли некую мысль, слово, чувство донести через песню. И бесполезно искать вторых Пугачеву или Ротару. Не будет уже таких певиц. Время другое, и, видимо, не требует оно таких личностей. Должна скопиться некая критическая масса творческая, которая будет выплеснута в какую-то новую персону великую, какой в Беларуси в свое время стал, например, Владимир Мулявин с «Песнярами».

Я вообще иногда думаю: может, в искусстве уже все сделано и ничего нового, в принципе, сказать невозможно, поэтому все и уходит в какие-то техностили, клубные миксы, RnB, когда речь идет о форме, а не о содержании, потому что сказать нечего, все сказано.

Ведь все лучшие песни, симфонии, фильмы, спектакли — спеты, написаны, сняты, сыграны давным-давно. И это колоссальный, богатейший багаж. Советской песне нет аналогов в мире, такую музыку не писали нигде. Она абсолютно уникальна, она — часть мировой культуры, как венская оперетта или французский шансон. Советские композиторы — это школа: Соловьев-Седой, Дунаевский, Блантер, Фрадкин, Колмановский, Богословский, Таривердиев, Пахмутова… Потому я часто говорю, что не ищу для себя новых песен, мне достаточно старых, которые всегда слушаю с удовольствием. Согласитесь, разве этого мало?..

Фото: Дмитрий ЕЛИСЕЕВ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.77
Загрузка...
Новости