Источник: Знамя юности
Знамя юности

Под присмотром

Когда родители – френды. Мамы и подростки о контроле в соцсетях

Когда мамы и папы фолловят своего ребенка в соцсетях – это не только дополнительная возможность пообщаться, но и лишний повод проследить за его виртуальной жизнью. Вместе с тем родительский контроль отнюдь не тайна для детей: многие в курсе, что за ними наблюдают. Мы узнали мнения разных сторон: мамы поделились опытом, как не перейти грань в той самой слежке, а подростки взвесили за и против подобного присмотра. 


Про лимиты, маты и котиков 

Татьяна Кирова, специалист по продаже, 36 лет, Жлобин: 


– Сыну 14 лет, в соцсети он заходит 2–3 раза в неделю, чаще всего в группы с мемами. Знаю пароль от его аккаунта, он от меня не скрывает переписок ни с девочками, ни с приятелями. Думаю, иногда ему неловко за то, что я вижу нецензурную лексику в их общении. В то же время и сама понимаю: начну отчитывать, сын будет скрывать переписку. И не факт, что в его компании перестанут использовать маты. Когда замечаю обновления в ленте, всегда обращаю внимание на тематику постов, нет ли уклона в сторону опасных тем – наркотиков, например, или суицида. Во всем остальном стараюсь не подавлять индивидуальность сына, а лишь присматриваю за его выбором со стороны. 

Татьяна Камлюк, медрегистратор, 38 лет, Минск: 


– Двое моих детей (одному 19  лет, второму – 12) ак­тивно пользуются соцсетями. Раньше пристально следила за их страницами: «я же мама, должна все знать». Но потом поняла, что ничего особенного там нет, да и они ограничили меня в доступе. Не обижаюсь, поскольку у каждого есть право на личное пространство и копаться в нем ни к чему. Когда сама была в этом возрасте, также не хотела, чтобы родители все знали. При этом у нас доверительные отношения: можем обсуждать самые разные темы. Был случай, когда увидела фото, где сын курит электронную сигарету. Пришлось серьезно поговорить. Контроль за детьми нужен, но на свободу ребенка в сети излишне посягать не стоит: она способствует формированию ответственности и самоорганизации.

Елена Беганская, фотограф, 33 года, Молодечно:


– В сети аккаунты есть у 10-летней дочери и 7-летнего сына, правда, его страницу мы ведем сами. Добавляю туда фото, чтобы через какое-то время он мог сам пользоваться лентой, а заодно и посмотреть, каким был раньше. Дочке разрешаю сидеть во «ВКонтакте» полчаса вечером с моего телефона, остальное время занимают уроки и кружки. Если провинится, в качестве наказания могу не разрешить заходить в интернет. Иногда сама смотрю, кто пишет ей на страницу. Если вижу сообщения от незнакомцев, читаю переписку. Дочка не против, я ей сказала, что до определенного возраста буду контролировать, хочет она того или нет. Пока я спокойна: ребенка ничего, кроме котиков и песен в соцсетях, не интересует. 
Компетентно

Дарья Черетун, магистр психологических наук, частный психолог:

– Прекрасно, если инициатива добавления родителей в друзья исходит от ребенка. Но когда ситуация складывается таким образом, что сын или дочка не хотят делиться личной информацией, стоит задуматься о пробелах в воспитании. Возможно, в реальной жизни нужно чаще интересоваться тем, что чувствуют дети, о чем переживают, с кем дружат и как проводят время. Надо больше рассказывать им, что допустимо, а что нет. Важно уметь договариваться и о поведении в интернете, чтобы пребывание в нем было безопасным. 

Дети

Цензура на лексику, фотки с друзьями и черный юмор

Кристина Сенько, 16 лет, Марьина Горка:


– Мама не зарегистрирована в соцсетях, но иногда в гостевом режиме просматривает мои фотографии. Поэтому слишком откровенные не выкладываю. В постах стараюсь обходиться без матов и цитат про неразделенную любовь. Что касается сообщений, то маме разрешаю их читать, если они не сугубо личные.

Андрей Красов, 14 лет, Гродно:


– В социальных сетях зарегистрирован мой папа, но обычно там он пишет мне только по делу. Например, когда надо что-то купить по дороге домой. Иногда оставляет комментарии под моими публикациями. У него отличное чувство юмора, поэтому это даже прикольно – такой современный папа! Тем не менее, некоторые вещи все равно публикую в скрытом доступе. Спрятаны несколько групп, пару фотографий и видеороликов с друзьями. И сообщения читать бы никому не позволил, для меня это недопустимо.

Геннадий Солодовников, 14 лет, Могилев:


– Родители нигде не зарегистрированы, но за моим аккаунтом следят. Больше всего обращают внимание на общение. Отношусь к этому негативно, не люблю, когда читают чужую переписку. Пытался поговорить с мамой и папой на эту тему, но они переживают, чтобы я не попал куда не надо, поэтому остаются при своей позиции. Приходится подвергать свои сообщения цензуре – многое сокращать или заменять.

Дмитрий Чикилев, 15 лет, Гомель:


– С папой общаемся через сеть только в случае надобности. Мои сообщения родители не читают, у нас в семье все строится на доверии. Впрочем, на моей стене нет ничего такого, чего нельзя смотреть родственникам или учителям. Пошлые шутки и черный юмор не публикую. Знаю, многие ровесники этим грешат: иногда встречаю у френдов такие записи, что хочется перестать с ними общаться. А заодно и их родителям показать. 

Карина САФРОНОВА, студентка 2-го курса факультета журналистики БГУ




Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...