Под номерами 803 и 4407: от российского Понизовья до белорусского Зароново

НО ЧТО ЖЕ и когда побудило молодого россиянина взяться за поиски, которые привели в том числе и в деревню Зароново, что на Витебщине? И откуда пошли истоки рода Синицыных? Михаил Евгеньевич докопался до сведений, что корни фамилии — тверские. Однако перед началом Великой Отечественной две большие многодетные семьи прадеда автора письма в «БН» (о своих поисках он подробно в нем излагает), а также родного брата этого самого прадеда жили в деревне Попадино Талдомского района Московской области. А еще раньше село принадлежало территориально Калязинскому уезду Тверской губернии Российской империи. В каждой из семей — по десять детей! Уже после войны, кстати, в обоих семействах прописались ордена, причитавшиеся матерям-героиням. Жаль, но далеко не всем из Синицыных удалось уцелеть во время военного лихолетья. Кто конкретно не вернулся домой? Где похоронен? Задавшись такими вопросами, молодой потомок синицынского рода «пошел» в Интернет. Причем сделал это в День Великой Победы, что теперь считает символичным. И вот в одном из списков безвозвратных потерь Михаил наткнулся на сведения о родном брате своего прадеда — Андрее Александровиче, рядовом 1115-го стрелкового полка, наводчике минометной роты. Скупые строки сообщали: «Погиб 24 сентября 1943 года в деревне Лещево Велижского района Смоленской области». А до войны, между прочим, вместе с женой Марфой они воспитывали десятерых детей, одним из которых и был Павел Андреевич Синицын. На войне — командир отделения 247-го гвардейского стрелкового полка 84-й гвардейской стрелковой дивизии. Его жизнь, как выяснил Михаил Синицын, оборвалась «в бою 5 февраля 1944 года, в деревне Кисляки Витебской области, ныне — Республики Беларусь, а тогда — БССР».

Житель Смоленска Михаил Синицын, покопавшись в корнях своего рода, незримой нитью «связал» судьбы своих предков, погибших недалеко один от другого на фронтах Великой Отечественной…

НО ЧТО ЖЕ и когда побудило молодого россиянина взяться за поиски, которые привели в том числе и в деревню Зароново, что на Витебщине? И откуда пошли истоки рода Синицыных? Михаил Евгеньевич докопался до сведений, что корни фамилии — тверские. Однако перед началом Великой Отечественной две большие многодетные семьи прадеда автора письма в «БН» (о своих поисках он подробно в нем излагает), а также родного брата этого самого прадеда жили в деревне Попадино Талдомского района Московской области. А еще раньше село принадлежало территориально Калязинскому уезду Тверской губернии Российской империи. В каждой из семей — по десять детей! Уже после войны, кстати, в обоих семействах прописались ордена, причитавшиеся матерям-героиням. Жаль, но далеко не всем из Синицыных удалось уцелеть во время военного лихолетья. Кто конкретно не вернулся домой? Где похоронен? Задавшись такими вопросами, молодой потомок синицынского рода «пошел» в Интернет. Причем сделал это в День Великой Победы, что теперь считает символичным. И вот в одном из списков безвозвратных потерь Михаил наткнулся на сведения о родном брате своего прадеда — Андрее Александровиче, рядовом 1115-го стрелкового полка, наводчике минометной роты. Скупые строки сообщали: «Погиб 24 сентября 1943 года в деревне Лещево Велижского района Смоленской области». А до войны, между прочим, вместе с женой Марфой они воспитывали десятерых детей, одним из которых и был Павел Андреевич Синицын. На войне — командир отделения 247-го гвардейского стрелкового полка 84-й гвардейской стрелковой дивизии. Его жизнь, как выяснил Михаил Синицын, оборвалась «в бою 5 февраля 1944 года, в деревне Кисляки Витебской области, ныне — Республики Беларусь, а тогда — БССР».

50 км – и сразу две оборванные жизни…

Несложные манипуляции с географическими картами дали Михаилу полезную дополнительную наводку: расстояние между деревнями, где сложили головы его славные предки-воины, — всего-то 50 км. Значит, появлялся шанс из виртуального путешествия «перекочевать» в реальное? Да, но сперва нужно было отыскать следы самих населенных пунктов. Ведь на тот момент, весной-летом 2012 года, ни Лещево, ни Кисляки уже не значились на картах современных России и Беларуси. Что делать? Михаил Синицын решил идти до конца — «взялся» за краеведов в обеих странах, немало общался также с сотрудниками местных администраций — и на Смоленщине, и на Витебщине.

Деревня Лещево, как выяснил неутомимый исследователь семейных корней, теперь территориально «слита», говоря языком официальных бумаг, «с Понизовским сельским поселением Руднянского района Смоленской области». Что до Кисляков, то их на белорусской карте нет, увы. Но рядом — деревня Грушевская, во время Великой Отечественной носившая название Сыворотка. Именно там, просветила Синицына хранитель зароновского музея Любовь Константиновна Никитина, располагался полевой госпиталь, куда свозили раненых и убитых бойцов. Не там ли прошли последние мгновения жизни Павла Андреевича Синицына?..

Все ближе к цели!

…К сентябрю 2012-го Михаил получил ответы из военкоматов — белорусского и российского. Андрей Синицын не числился в списках захороненных в братской могиле деревни Лещево. А вот его сын Павел… действительно умер от ран в том самом госпитале в Сыворотке! И захоронен был на воинском мемориале деревни Зароново Витебской области. По удивительному стечению обстоятельств, эти ответы из военкоматов Михаил Синицын прочел день в день, то есть 24 сентября 2012 года, но только… спустя 69 лет после гибели в бою Андрея Синицына!

Но где же все-таки место последнего упокоения старшего из погибших за Родину Синицыных? Еще немного упорного изучения документов, интернет-источников — и ответ найден! Синицын Андрей Александрович увековечен в списках захороненных в братской могиле, находящейся в Понизовье. Еще в 1953 году туда переносили останки воинов, изначально похороненных в Лещево.

А всякие сомнения насчет поездки в белорусское Зароново у Михаила Синицына отпали после того, как во Всемирной паутине удалось «выловить» фотографии мемориальных плит в Беларуси. На них — фамилия и Павла Синицына…

Поклон и память

В феврале 2013-го Михаил вместе с невестой Татьяной собрались в дорогу. Чтобы поклониться могилам предков, побывать на той земле, где они проливали кровь… Выехав из Смоленска, направились к городу Рудня, а там и до Понизовья добрались.

— Посетив мемориал в Понизовье, хотели еще и в бывшее Лещево попасть, — заодно поделился со мной Михаил и планами на будущее. — Обязательно туда попадем! Просто тогда, в февральскую непогодь, была опаска застрять — из-за не очень качественных российских дорог… У местных жителей, правда, разжились подробными «инструкциями» — не сомневаюсь, что отложенная поездка в Лещево состоится.

…Далее путь наших героев пролегал уже по белорусской земле. Добрались до деревни Зароново Витебского района. Любовь Константиновна Никитина, приветливая, гостеприимная хранительница местного музея, даже выезжала с пытливыми россиянами на места боев, в район бывшей деревни Сыворотка… Конечно же, гости помолчали на самом мемориале в Зароново — громкие слова в этом месте, где захоронено более 8 тысяч бойцов-красноармейцев, без надобности. А вот поклониться памяти павших — святое дело! Впрочем, признается сейчас Михаил Синицын, «никакими словами нельзя описать наши впечатления от той поездки».

…А 23 марта 2013 года в адрес военкомата Талдомского района, откуда в разные годы призывались оба Синицына, отправлено такое письмо:

«…На основании приложенных документов прошу внести изменения в электронную Книгу памяти погибших в Великой Отечественной войне, а также учесть установленные сведения при переиздании ее печатного варианта:

Синицын Павел Александрович, 1925 года рождения. Призван Талдомским РВК в 1943 году. Командир отделения 247 гв. СП 84 гв. СД связн., погиб в бою 05.02.1944 года в деревне Кисляки Витебской области. Похоронен в братской могиле деревни Зароново Витебской области. Номер захоронения — 4407.

Синицын Андрей Александрович, 1898 года рождения. Призван Талдомским РВК 25.12.1941 года, рядовой 1115-го стрелкового полка, наводчик второй минометной роты — убит 24.09.1943 года в деревне Лещево Руднянского района Смоленской области. Похоронен в братской могиле № 10 в деревне Понизовье Руднянского района Смоленской области под номером 803».

Говорят документы…

Михаил Синицын, проштудировав «Журналы боевых действий…» 332-й стрелковой дивизии 4-й ударной армии и 10-й отдельной гвардейской танковой Городокской Краснознаменной бригады, а также книгу Петра Пшеничного «Дневник ополченца. Хроника военных событий Великой Отечественной войны 1941—1945 годов», смог «воссоздать», что же происходило в те дни, когда его предки сложили свои головы на алтарь Победы. Итак:

«…1115-й стрелковый полк 24 сентября 1943 года, к 9.00, оборонял… участок Храпуны Верхние — Чеши — Савостье, ведя бой с открытыми флангами. В 10.00 с южной и западной части района обороны противник силой до 650 человек с шестью танками атаковал полк, прорвался к Мартиново… К 16.00 полк оставил Храпуны Верхние, Мартиново, Чеши и прорвался в… лес западнее Овечки, где противник оказал упорное сопротивление. Полк обошел Овечки и занял оборону… За день боев уничтожено до 180 солдат и офицеров противника. В районе Альсы сдалась в плен группа Понизовской полицейской роты в количестве 61 человека, захвачено 2 пленных… Наши потери: убито 73 человека, ранено — 240…»;

«…утром 2 февраля 1944 года на немецкую оборону обрушилась гигантская лавина нашего артиллерийского огня по фронту в 10—12 км. Горизонт сделался черным от дыма. Артподготовка продолжалась 1 час 40 минут, после этого пехота тремя эшелонами поднялась и пошла вперед. Сила артогня была настолько велика, что круглая роща — в диаметре 0,5 км, где проходила вторая линия немецкой обороны, в основном была уничтожена. Многолетние сосны сносились с корнем, через каждые 3—4 метра зияли огромные воронки, а поле за этой рощей буквально было вспахано снарядами. Всюду валялись обезображенные трупы немцев. Первые 5 км противник бежал в безумной панике, бросая вооружение, в том числе — два самоходных орудия… Но затем начал усиливать сопротивление, и на 8-м километре за деревней Новоселки, близ шоссе, на юго-западном берегу реки, закрепился, успел оправиться, подтянул резервы и артиллерию. Ежедневно бросая на нас авиацию, окончательно остановил наше наступление. От этих мест до Витебска оставалось 12 км.

Отчаянные наши попытки прорвать здесь оборону не увенчались успехом, гвардейцы начали выдыхаться и численно быстро редеть. Враг буквально засыпал нас снарядами…»

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

Фото из личного архива Михаила СИНИЦЫНА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости