Под крылом черного аиста

ТЕЛЕКАНАЛ PBS впервые показал американским зрителям документальный фильм «Радиоактивные волки Чернобыля», где рассказывается о диких животных в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике. Лента подготовлена общими усилиями кинематографистов четырех стран — Австрии, Беларуси, Германии и США, которые четыре года вели съемки в зоне отчуждения. После аварии многие опасались появления на отселенных территориях зверей-мутантов. Фильм свидетельствует, что этого не произошло, в чем корреспондент «БН» смог лично убедиться, побывав в Хойникском районе.

После чернобыльской катастрофы сама природа начала уникальный эксперимент.

ТЕЛЕКАНАЛ PBS впервые показал американским зрителям документальный фильм «Радиоактивные волки Чернобыля», где рассказывается о диких животных в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике. Лента подготовлена общими усилиями кинематографистов четырех стран — Австрии, Беларуси, Германии и США, которые четыре года вели съемки в зоне отчуждения. После аварии многие опасались появления на отселенных территориях зверей-мутантов. Фильм свидетельствует, что этого не произошло, в чем корреспондент «БН» смог лично убедиться, побывав в Хойникском районе.

В ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ «мертвой зоне» условия неприемлемы для жизни людей, но животных и птиц это, судя по всему, не волнует. На прилегающей к АЭС территории трех наиболее пострадавших районов (Брагинского, Наровлянского и Хойникского) в сентябре 1988 года был создан Полесский государственный радиационно-экологический заповедник. Его сотрудники проводят радиобиологические исследования, изучают состояние флоры и фауны в зоне отселения.

Первоначально площадь заповедника составляла 131,3 тысячи гектаров, но в 1993 году в его состав было включено еще 84,8 тысячи га земель, выведенных из хозяйственного пользования. Здесь сосредоточено около 30 процентов цезия-137, более 70 процентов стронция-90 и около 97 процентов трансурановых элементов, выпавших на Беларусь. Большая часть территории Полесского ГРЭЗ не может быть возвращена в хозяйственный оборот в течение тысячелетий. На охраняемой территории находится 96 бывших населенных пунктов, в которых до аварии проживало 22 тысячи человек.

Одну из таких деревень мы посетили вместе с российскими журналистами во время пресс-тура по Гомельской области. В отселенном Бабчине расположена научная часть заповедника. Она включает в себя три научных отдела и лабораторию радиационных измерений. Научные подразделения осуществляют исследования динамики радиационно-экологической обстановки в природно-территориальных комплексах 30-километровой зоны Чернобыльской АЭС, изучают процессы перераспределения радионуклидов между различными компонентами природной среды ближней зоны.

После принятия решения о создании радиационно­экологического заповедника в отселенной деревне была проведена тщательная дезактивация. Зараженную почву вывезли. Территорию научного центра покрыли асфальтом. В 2005 году в Бабчине были реконструированы два здания. Тогда же научные отделы и лаборатория радиационных измерений заселились в научно-административный корпус, оснащенный современным оборудованием и приборами, часть из которых была поставлена в рамках технического проекта МАГАТЭ. Ввод же в действие санитарно-бытового корпуса с пунктом спецпитания и небольшим музеем принципиально улучшил бытовые условия научных сотрудников, которые работают вахтовым методом. Таким образом, вместе с реконструированными ранее столовой и котельной в заповеднике организован научный городок.

ОДНИМ из структурных подразделений заповедника является отдел лесного хозяйства и охраны. На базе 16 лесничеств его сотрудники выполняют лесотехнические, лесоустроительные и лесовосстановительные работы. На них также возложены функции охраны территории, контроля за несанкционированным проникновением, борьбы с браконьерством и регулирования численности вредных животных.

У входа в научно-административный корпус беседуем с начальником отдела радиационной безопасности и режима заповедника кандидатом физико-математических наук Георгием Кочубеевым.

— Главной задачей нашего структурного подразделения является недопущение переоблучения персонала, — говорит он. — Если в деревне Бабчин уровень радиации составляет 0,58 микрозиверта в час, то в населенном пункте Масаны, который ближе всего к Чернобылю, эта цифра составляет до 6 микрозивертов. Кстати, в Масанах расположен стационар радиационно­экологического мониторинга, где трудятся специалисты заповедника. Находиться там без специальных средств защиты опасно. Специалисты там работают посменно. Они строго соблюдают меры радиационной безопасности и регулярно проходят медицинское обследование.

В нашем случае не так опасно внешнее облучение, как попадание в организм зараженной радионуклидами пищи и воды. Вредные вещества накапливаются в организме и со временем вызывают болезни. Поэтому на территории заповедника строго­настрого запрещается ловить рыбу, охотиться и собирать грибы.

— Авария на Чернобыльской АЭС привела к тому, что в зоне отчуждения начался уникальный природно-экологический эксперимент, — включается в нашу беседу заместитель директора заповедника по научной работе кандидат химических наук Юрий Бондарь. — Можно твердо сказать, что с уходом из зоны отчуждения человека природа здесь начала жить по своим законам. Представители флоры и фауны, чувствуя фактор спокойствия, стали возвращаться на свои места. На территории заповедника к настоящему времени зарегистрировано 44 вида наземных млекопитающих. Из 11 видов, включенных в Красную книгу Республики Беларусь, в заповеднике отмечены медведь, барсук, рысь, соня-полчок и орешниковая, зубр. Живут здесь беркуты, орланы-белохвосты и черные аисты. Эти виды птиц входят в число самых редких в стране. А вот белые аисты, наоборот, покинули опустевшие деревни, потому что привыкли жить рядом с человеком.

В НАСТОЯЩЕЕ время в заповеднике обитает большое количество волков. Звери здесь уже привыкли к тишине и спокойствию. Вообще, покинув свои дома, люди создали для диких животных и птиц идеальные условия для отдыха и укрытия от непогоды. Вместе с тем уникальный эксперимент, который начала проводить сама природа, для человека может принести и уже приносит ряд негативных моментов. Мясо диких кабанов, которые начали миграцию из зоны отчуждения по всей территории республики, иногда превышает допустимые радиационные нормативы в 20 тысяч раз.

Кстати, допустимый уровень содержания цезия-137 в той же говядине в Беларуси составляет 500 беккерелей на килограмм. Так вот, удельная активность цезия-137 в мышечных тканях охотничье-промысловых млекопитающих, обитающих на территории заповедника, составляет от 3800 до 50300 беккерелей на килограмм. Примерно такая же ситуация и с рыбой в закрытых водоемах. Активно накапливают радионуклиды и грибы. Те же зеленушки, собранные недалеко от деревни Бабчин, содержат 101060 беккерелей на килограмм своей массы.

На наш вопрос о том, наблюдаются ли случаи мутаций растений и животных на территории заповедника, слышим в ответ от Юрия Бондаря, что на морфофизиологическом уровне особенных изменений не происходит. Разве что иногда появляются белые пятна на оперении птиц да курчавость хвойных деревьев, растущих в тридцатикилометровой чернобыльской зоне. Птицы и млекопитающие, век которых намного короче продолжительности жизни человека, просто не успевают накопить в организме то количество радионуклидов, которое может вызвать мутационные процессы у потомства.

Обследование территории заповедника свидетельствует о широкой видовой насыщенности его флоры. Здесь выявлено 29 видов охраняемых растений, из которых ятрышник шлемоносный, астра степная, осока теневая, наяда большая, водяной орех плавающий, гвоздика армериевидная, крестовник эруколистный, пыльцеголовник длиннолистный, венерин башмачок настоящий, росянка промежуточная — очень редки. На территории Беларуси известны лишь единичные их местонахождения. Впервые для республики в заповеднике зарегистрировано также произрастание молодила русского, зубровки ползучей и таволги степной. Уникальная ситуация сложилась и с многолетними декоративными травянистыми растениями, произрастающими на бывших приусадебных участках, многие из них уже длительный период конкурируют с местной флорой.

На содержание заповедника, по словам Георгия Кочубеева, государством ежегодно тратится до 5 миллионов долларов. Делается это для того, чтобы защитить от вторичного загрязнения другие территории.

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Фото из архива заповедника

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?