Коложская церковь, храмы оборонного типа и Августовский канал: у каких объектов Гродненщины есть шансы пополнить Список Всемирного наследия

Под грифом ЮНЕСКО

Всего четыре материальных объекта Беларуси внесены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В их числе Мирский и Несвижский замки, Беловежская пуща и геодезическая Дуга Струве. При этом в списке претендентов на этот статус сегодня только в Гродненской области находится такое же число объектов. Это, в частности, знаменитая Коложская церковь XII века постройки, два храма оборонного типа в Сынковичах Зельвенского района и Мурованке Щучинского района, которые датированы XVI веком, а также знаменитый Августовский канал. Корреспондент «Р» узнала, есть ли у них реальный шанс оказаться под крылом влиятельной международной организации.

Селфи на фоне Коложи

Каждый турист, въезжающий в Гродно с запада, обязательно увидит одну из визитных карточек города — Коложскую церковь. Храм стоит на крутом берегу Немана с XII века. В 1853 году он сильно пострадал от оползня, полностью потеряв южную каменную стену, которая в итоге была заменена на деревянную. Собственно говоря, именно в этом и есть его уникальность — смешение стилей и материалов.

Коложская церковь XII века постройки.
sportintour.by

Настоятель Коложской церкви протоиерей Александр Болонников говорит о повседневной жизни его прихода:

— Храм внесен во все туристические маршруты. Его невозможно миновать. В нашей стране есть только две святыни домонгольского периода. Это наша Борисоглебская церковь (Коложская) и Спасо-Преображенский храм Евфросиниевского женского монастыря. Этот факт всем хорошо известен. Какой бы туристический сайт вы ни открыли, там всегда найдете полную информацию об этих памятниках. Кроме того, самая действенная реклама — это сарафанное радио. Именно для этой цели приход разрешил фото и видеосъемку внутри и снаружи храма. Мы всегда готовы посоветовать гостям, что лучше запечатлеть на память. Все наши дежурные максимально стараются угодить приезжим. В летнее время двери храма открывались в 8.00 утра и закрывались в 23.00. Ни один музей в стране, наверное, уже в это время не работает. Сделано все для того, чтобы у посетителя оставались только положительные эмоции. В прошлый туристический сезон поток был действительно большой, но мы справились. 

У Коложской церкви есть интересный проект с «Белпочтой», в масштабе страны, кстати, уникальный. В храме установлен почтовый ящик. Издательский центр специально выпустил две марки и несколько конвертов с изображением святыни. Прямо отсюда теперь можно отправить послания, причем в любую страну мира, потому что номинал этих марок международный. 

— Вопрос внесения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО Коложской церкви находится на контроле у специалистов управления культуры Гродненского облисполкома,
— признает настоятель. — Со своей стороны могу сказать, что на последних международных конференциях, которые проходили на базе нашего прихода, в числе других горячо обсуждался и этот вопрос. 

Церковь в списках ЮНЕСКО — это исключительно светский интерес. Впрочем, в части включения ее в заветный список протоиерей занимает позицию человека, который ни за, ни против, а скорее воздержался. Он говорит об интересах самого прихода, при этом признает: престиж государства никто не отменял, и если уж есть что показать миру, то почему бы такой возможностью не воспользоваться.

— Безусловно, к этому надо стремиться, — говорит он. — В настоящее время речь идет о подготовке досье, где будет содержаться в том числе и наша часть. Но прежде всего там должны быть четко обозначены все пункты по возможной эксплуатации объекта. Если мы их не пропишем сами, то за нас их могут прописать другие. В последней международной конференции участвовал председатель правления Белорусского комитета ИКОМОС Степан Стурейко. Он как раз обратил на это внимание: к примеру, нам могут запретить использование восковых свечей или пускать на службу более 50 человек. Увы, для нас это неприемлемо. Ведь уникальность нашего храма абсолютна! В чем она заключается? От всех специалистов можно услышать одно важное признание: историко-культурный объект спустя сотни лет используется по своему целевому назначению. Это здание строилось как православный действующий храм. Возьмем для примера Несвижский замок. Он строился в качестве жилища, но сейчас это музей. 

Уникальная реставрация

Не так давно в Коложе завершились основные работы по спасению храма от разрушения. Провели так называемый капитальный ремонт. А что дальше?

— Очередная международная научная конференция запланирована на 21–22 мая нынешнего года, — говорит о планах на будущее отец Александр. — В прошлом году начали обсуждать очень важный момент — сохранение аутентичной стены XII века, которая нуждается в защите как внутри, так и снаружи. Даже невооруженным глазом можно увидеть, что подножие ее уже усыпано крошкой плинфы. Ее скоро наберется, наверное, целое ведро. Это происходит из-за перепада температур. Очень важно сохранить клейма на кирпичах и отпечатки пальцев мастеров XIX века. Если мы сейчас это не спасем, то утратим навсегда. Кстати, уже есть некоторые предложения. Связывались с одной немецкой фирмой, специализирующейся на производстве специальных смесей, которые по составу натуральны и идентичны тем, что использовались несколько веков назад. 

Кроме того, необходимо продумать, как стабилизировать влажностно-температурный режим внутри храма. Для этого установлено более 30 датчиков на стенах, а также внутри и снаружи стен. Это позволит получить полную картину того, как ведет себя старинная стена. Еще один момент — пол. Для привлечения интереса к церкви было сделано археологическое окно над фундаментом колонны XII века. Это очень привлекательный момент как для прихожан, так и для гостей. Сам пол был выложен в 1970-е годы для музея. До 1977 года вообще не было никакого пола. 

— Все решения, в том числе и по капитальному ремонту, принимались с оглядкой на ЮНЕСКО, — уточняет отец Александр. — Если помните, то, что предлагалось в первом проекте реконструкции с реставрацией, конечно, сразу же поставило бы крест на вхождении в этот список. И дело даже не в газосиликатных блоках, как это писалось в прессе, а в том, что проектом предлагалось восстановление храма в том виде, в каком он был возведен в XII веке. Однако дело в том, что он не задокументирован ни в одном из существующих источников. А это означало войти в конфликт с требованиями Венецианской хартии, которая запрещает что-либо додумывать при реставрации объектов старины. Радостно, что проделанная на сегодня работа воспринята прихожанами и гостями как абсолютно грамотная. Даже больше: после окончания работ мне позвонили из санкт-петербургского Эрмитажа с просьбой принять группу профессоров из Греции. Тщательно исследовав храм, они согласились с нашим решением по сохранению памятника такого уровня, назвав его идеальным. 

Архитектурная ценность

Архитектор института «Гродногражданпроект», научный руководитель проектов Елена Счасная говорит о непростой работе по подготовке досье по трем номинациям для списка ЮНЕСКО:

— Это три храма, расположенные на территории Гродненской епархии. Самый древний объект XII века находится в Гродно. Храм является единственным сохранившимся до наших дней примером гродненской архитектурной школы. На попадание в престижный список как культовые постройки оборонительного типа претендуют Свято-Михайловская церковь в деревне Сынковичи Зельвенского района, церковь Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Мурованка Щучинского района. По этим двум объектам историко-культурного развития нулевой категории есть определенные проблемы, касающиеся их состояния. Проблема и в том, что руководство районов никак не может помочь им. Ведь должен быть соблюден определенный уровень реставрационных работ и финансирования. Понятно, что сельские приходы также не могут в полном объеме обеспечить требования ЮНЕСКО. 


Перечень объектов для Списка всемирного наследия пересматривается раз в 10 лет. Объектов в сущности много — и у нас, и за границей. Важно доказать их уникальность. Срок подготовки каждой номинации — не менее двух лет, а с учетом предварительной научной работы и других подготовительных шагов — и все десять. Само досье — это по большому счету большой научный труд, к его написанию необходимо привлекать самых разных специалистов. 

— Конъюнктура постепенно меняется, а правила внесения объектов из года в год серьезно ужесточаются, — продолжает Елена Счасная. — Это связано с тем, что идет дискуссия на уровне самого ЮНЕСКО: стоит ли продолжать наращивать количество объектов в списке или сосредоточиться на сохранении тех, которые уже в нем находятся? Сменилась парадигма выбора. Сейчас идет ориентация на те объекты, которых в списке не хватает. Например, приоритетными являются архитектура ХХ века, еврейское наследие, привилегии также имеют транснациональные и серийные номинации. К примеру, из предварительного списка в свое время выбросили проспект Независимости. Сейчас он снова стал актуален. Дело в том, что есть в нашей истории века, которые очень сильно заполнены. Поэтому более «молодые» стали перспективны, и именно эту нишу ЮНЕСКО пытается заполнить.

Стоит ли овчинка выделки? Подготовить досье, оплатить услуги международных экспертов и при этом не иметь гарантии положительного результата?

— Подготовлено письмо по поводу возможности приглашения экспертов ЮНЕСКО, которые смогут четко сказать, стоит ли нам продолжать начатую работу или все же не стоит. Возможно, нет смысла расточать свои усилия там, где не будет шансов. За то время, пока мы находимся в предварительном списке, Россия внесла туда несколько подобных объектов. 

Елена Счасная отмечает: по поводу архитектурных памятников обольщаться не приходится. Несколько лет назад к нам приезжали эксперты из Германии. Они высказали мысль, что с храмами оборонного зодчества, возможно, подаваться вовсе не стоило бы. В соседних странах есть много объектов высокого уровня, на фоне которых доказать уникальность наших будет не так просто. Зато если говорить о природных объектах, таких как наш Августовский канал, то специалисты говорят: вероятность попадания в заветный лист намного выше. 

Августовский канал с высоты птичьего полета.

Кстати, в настоящее время в Списке всемирного наследия ЮНЕСКО уже более тысячи объектов. Конкуренция становится все ощутимее. 

— Пока локомотивом продвижения объектов выступают сами приходы, хотя им это не слишком-то выгодно, — считает Елена Счасная. — Уже на уровне нахождения в предварительном списке есть ограничения в плане управления объектом. Если говорить о Коложской церкви, то до сих пор нет проекта зоны охраны. На его основании можно будет определить буферную зону. Такой недавно был разработан по историческому центру Гродно. Наличие проекта зоны охраны позволяет защитить его от нежелательной застройки. Это большой плюс. Это не слишком дешево, но и не так дорого. Коложа стоит в парке на берегу Немана. Однако уже сегодня оттуда открывается вид на высотную застройку в районе Нового моста. Недавно отсылала ролик с видами российскому эксперту Марине Кулешовой, она отметила, что уже есть проблема именно с окружающей панорамой. Также мы готовы подготовить сравнительный анализ. Это очень важная часть, на основании которой делается вывод об уникальности объекта не только для страны, но во всем мире. Если говорить о храмах в Сынковичах и Мурованке, то в первом случае рядом проходит железная дорога, а во втором — располагается ферма. К примеру, в Несвиже для включения объекта в список ЮНЕСКО пришлось скорректировать генплан по развитию населенного пункта. Но такого рода вопросы, конечно же, должны решаться не на местном уровне. 

Молитва в крепости

В небольшой деревне Мурованка Гродненской области стоит замечательная церковь со славным прошлым и историческим значением — церковь Рождества Богородицы. Постройка этой церкви относится к XVI веку. Мурованская церковь была возведена как оборонительное сооружение и в свое время могла быть не только местом для молитв и богослужений, но и фортом, крепостью для защиты от неприятеля. Толщина стен церкви достигает двух метров, а фундамент — более двух с половиной метров. Этот архитектурный шедевр готично-ренессансного стиля считается историко-культурной ценностью мирового значения. Сегодня сюда едут верующие не только со всех уголков нашей страны, но и из-за рубежа. Здесь находится еще одно великое наследие — Волчинковская икона Божией Матери, которая славится своими чудесами.

Храм оборонного типа в деревне Мурованка. 
Фото автора

Молодой настоятель храма отец Кирилл рассказывает о предстоящих событиях в жизни храма:

— В 2024 году церковь отметит 500-летний юбилей. К этому событию планируем серьезно подготовиться, но без солидной поддержки местного и областного руководства нам не обойтись. К нам не так давно приезжал председатель Гродненского облисполкома Владимир Кравцов. Были оговорены некоторые моменты по предстоящему ремонту. На данный момент, если бы не паломники и туристы, которые приезжают в Мурованку из всех стран мира, содержать такой храм было бы проблематично. Местных прихожан даже на воскресную службу едва набирается человек тридцать. А счет гостям за последние два года идет на тысячи. Кстати, 14 января мы отпраздновали 30-летие с момента открытия нашего храма. Он был возвращен православным верующим только в 1990 году. Мурованка пострадала во время Первой мировой войны, когда здесь содержали военнопленных. В 1923 году здание храма было передано католикам. В послевоенные годы храм был и вовсе закрыт и более четырех десятилетий использовался как зерносклад. 

Научные исследования храма не прекращаются и сегодня. История бережно хранится в образцах древнего кирпича, гвоздей, черепицы, кусках мраморной плиты с именем основателя церкви, старинном Евангелии, ядрах шведских пушек, которые некогда обстреливали храм. Все находки бережно хранятся в экспозиции под стеклом.

Знаменитая церковь-крепость в Сынковичах.

Церковь-крепость Святого Архангела Михаила в деревне Сынковичи, или просто Михайловская церковь, тоже интереснейший объект. Это уникальный памятник истории развития белорусского зодчества и одна из первых церквей оборонного типа в Великом княжестве Литовском. Она находится в 15 километрах от Слонима по дороге на Волковыск. Место поразительное. Небольшая церквушка на краю маленькой белорусской деревни производит неизгладимое впечатление благодаря царящей здесь атмосфере. Храм полон загадок и чудес. Даже точную дату его появления до сих пор никто не может назвать. Сюда, как и в Мурованку, устремляются тысячи паломников со всех уголков света. Несколько лет назад церковь обокрали. Злоумышленники вынесли все золото, которым была увешана «Всецарица». Однако верующие в кратчайший срок вернули дары чудотворной иконе.

Эксперты во многом правы: церкви-крепости — вовсе не такое уж уникальное явление. В Восточной Европе, от Балтики до Средиземноморья, сохранились десятки похожих оборонных храмов Средневековья. Подавляющее их большинство — православные. Но умаляет ли этот факт ценность таких объектов именно для нашей страны? 

Не Мирским замком единым

Статус объекта порой оказывает решающую роль при выборе мест для посещения. Учитывая то, что Гродненщина — это все-таки приграничный регион, можно строить вполне радужные планы по росту интереса со стороны иностранцев к вышеуказанным объектам и стране в целом. Начальник управления культуры Гродненского облисполкома Елена Климович напоминает: попадание в список не несет никаких финансовых вливаний со стороны ЮНЕСКО, однако все равно играет существенную роль в развитии объектов культурного наследия.

Елена КЛИМОВИЧ рассказывает о книге с достопримечательностями Гродненщины.

— На данный момент все четыре объекта включены в предварительный список. Если говорить об Августовском канале, то это совместный проект с Польшей. И несколько лет назад, подготовив номинацию, для оценки и анализа работы был приглашен независимый эксперт, который тщательно изучал состояние объекта на территории двух стран. Ознакомившись с его предварительным заключением по досье, стороны приняли решение отозвать досье для доработки. Специалисты отметили, что, если бы работа по досье изначально велась с экспертом ЮНЕСКО, специалистом в этой области, возможно, ошибок можно было бы избежать. В связи с тем что организация работы зависит от двух государств, этот процесс значительно затянулся. Благодаря нашим стараниям 8 апреля 2019 года на очередном заседании белорусско-польской комиссии в Варшаве мы добились того, чтобы в протокол прописали возможность привлечения экспертов 

ЮНЕСКО для доработки досье. Только привлечение конкретного специалиста позволяет рассчитывать на грамотное заключение. Польская сторона обязалась взять на себя миссию и оплатить все расходы. В любом случае ситуация такова, что Беларусь не может одна закончить эту работу. 

Досье — это не только история, вычленение особенностей, но и комплексная программа, включающая план управления объектом, меры по защите и сохранению, перспективы развития. И здесь есть определенные сложности. Если проект зоны охраны Августовского канала был разработан еще в 2005 году, то на польской стороне его нет и по сей день. Поэтому так важно мнение экспертов, которые могут сказать: «Да, у вас есть все шансы, но надо сделать то-то и то-то». И вынести вердикт: «Без шансов, потому что в списке уже хватает каналов и больше не нужно». 

— Коложская церковь представлена в списке как памятник гродненской архитектурной школы, — следует по списку собеседница. — Если представлять объект в этом плане, то есть ряд требований, таких как научные исследования, публикации, конференции и так далее. Есть разные критерии, и очень важно выбрать нужный. На последней международной конференции были представители ИКОМОС из Литвы, Украины, России и Беларуси, возник вопрос именно по грамотному выбору критерия. Возможно, правильнее будет представить Коложу как памятник археологии, потому что все-таки это наполовину разрушенный храм. Или как целый комплекс памятников архео­логии, включив в него Нижнюю, Пречистенскую, Верхнюю и Воскресенскую церкви, остатки которых были найдены при раскопках. Здесь очень важно, чтобы над подготовкой работал профессионал, и на сегодняшний день управление культуры занимается поиском специалистов, готовых либо полностью взять на себя работу по подготовке досье, либо выступить консультантами. Если говорить о Сынковичах и Мурованке, то здесь мы немножко дальше, чем по Коложе и Августовскому каналу. В какой-то степени это связано с тем, что храмы двух областей идут в одной номинации. Прорабатывается возможность включения этих объектов в трансграничный проект. Вероятность попадания в список ЮНЕСКО в этом случае возрастает, так как объединяет страны и народы. Цена вопроса, безусловно, имеет значение, но она скорее в данном случае вторична. По-настоящему важен положительный результат. 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...