Почему пацифисты превратились в пофигистов?

А как хорошо все начиналось! Сколько неподдельной кротости — в Европе это качество именуется пацифизмом — светилось в глазах моих собеседников, с которыми мы в 1989 году разрывали «железный занавес». Тогда, когда Советский Союз уже шатался, но еще не развалился, были очень популярны журналистские обмены между западом и востоком Европы
А как хорошо все начиналось! Сколько неподдельной кротости — в Европе это качество именуется пацифизмом — светилось в глазах моих собеседников, с которыми мы в 1989 году разрывали «железный занавес». Тогда, когда Советский Союз уже шатался, но еще не развалился, были очень популярны журналистские обмены между западом и востоком Европы. Помню, в Германии нас тепло принимали различные пацифистские, экологические и религиозные организации, мы ночами напролет говорили об общечеловеческих ценностях... Особенно меня впечатлил рассказ длинноволосых студентов–хиппи о том, как они приковывали себя цепями к рельсам, не давая перемещать из военной базы американские крылатые ракеты «Першинги»...

И вот, как говорил классик, 20 лет спустя... Длинноволосые хиппи превратились в солидных политиков и опять ложатся под «Першинги» — если использовать этот термин как символ новой гонки вооружений в Европе. Ложатся, естественно, в несколько ином смысле — звучит, конечно, грубовато, но зато очень точно передает смысл продажности идеалов. Ведь никто не будет спорить, что нынешние планы администрации США по развертыванию элементов своей системы ПРО в Европе сравнимы с размещением в начале 1980–х годов в Европе крылатых ракет «Першинг». Но... пацифисты превратились в пофигистов, и в сегодняшней Европе вы не увидите ни одной акции протеста против новой милитаризации Европы. Вероятно, с моими старыми друзьями произошло что–то в духе Дизраэли, которого затем перефразировал Черчилль: «Кто в 20 лет не был романтиком — у того нет сердца, а кто в 40 лет не стал прагматиком — у того нет головы».

Одним словом, сегодня прагматичная Европа распрощалась с романтическими иллюзиями, забыв при этом сказать: «Прощай, оружие!».

...В начале этой недели большой шум наделало сообщение российского МИДа. Россия обратилась к Депозитарию Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) — правительству Королевства Нидерландов — с просьбой о созыве чрезвычайной конференции государств — участников договора. Президент Путин в своем послании Федеральному собранию предложил объявить мораторий на исполнение Россией ДОВСЕ и выйти из договора — «по крайней мере, до тех пор, пока все страны НАТО без исключения не ратифицируют его и так, как это сегодня фактически в одностороннем порядке делает Россия, не начнут его строго исполнять».

Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в Париже в 1990 году, за год до распада СССР, и на сегодняшний день его ратифицировали только четыре страны: Беларусь, Россия, Казахстан и Украина...

Мораторий на соблюдение Россией договора о вооружении стал ответом на планы США по размещению 10 противоракетных перехватчиков в Польше и радара в Чехии в рамках новой американской системы ПРО. О военной составляющей я не говорю — больше о политической.

Почему некоторые восточноевропейские государства, «задрав штаны, бегут за Пентагоном», понятно. Он — один из самых платежеспособных заказчиков в мире, причем заказывает все — от радаров до биотуалетов и жевательных резинок для солдат... Но мне интересна позиция Евросоюза — того Евросоюза, который столько лет рассказывал нам об общечеловеческих ценностях, — неужели сегодня не найдется ни одного лидера, который внятно объяснит опасность новой гонки вооружений?

Во вчерашнем номере «Паис» Фелипе Гонсалес — бывший председатель испанского правительства — задал коллегам прямой вопрос: «Какой смысл в развертывании противоракетного щита в некоторых странах Европы? Только взгляд на современную Россию как на угрозу может объяснить новую паранойю...»

Вот пример подобной паранойи. «Дейли телеграф» напечатала диковатую статью американского неоконсервативного идеолога Нейла Фергюсона, в которой Владимир Путин сравнивается с... Гитлером. Цитирую: «Он не простой баварский капрал, а бывший офицер КГБ. Он спокоен и расчетлив, в отличие от суетливого и импульсивного Гитлера. Гитлер относился к немецкой экономике скорее как к средству реализации своих стремлений, вызванных манией величия. Путин же фактически выступает исполнительным директором корпорации «Россия». Более того, у Путина есть преимущество, за которое немецкому диктатору приходилось бороться: огромное «жизненное пространство» и, что более важно, громадные запасы нефти и газа».

Выход России из ДОВСЕ подается подобными аналитиками как еще один пример российской угрозы и милитаризации.

...Навешивание ярлыков — опасная игра. Неужели те, кто лепит сегодня из России (и не только из России) столь непривлекательный образ, а тем более призывает к некоей изоляции в центре Европы, не понимают, что будят деструктивные силы? По сравнению с которыми нынешние неугодные Западу политики покажутся просто ангелами...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр Смирнов
"Першинг-2" - это баллистическая ракета среднего радиуса действия. Артор перепутала её с крылатым "Томагавком".
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости