Минск
+12 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Почему один из залов Лошицкой усадьбы уже 9 месяцев опечатан? Разбираем конфликт между музеем и коллекционером

Почем ценности для музея

Один из 15 залов усадебного дома XIX века в Лошицком парке опечатан уже несколько месяцев. На работе музея это никак не сказывается — в усадьбе по‑прежнему много посетителей, экспозиции 14 залов пополняются новыми уникальными предметами. А за сургучом в одной из столовых сотрудники почти год хранят антиквариат Виталия Жукова. Договор с ним о временном экспонировании предметов истек в декабре прошлого года, но коллекционер не хочет вывозить свои предметы из музея. Почему? Разбираемся в хронике конфликта.

Усадебный дом открылся для посетителей в мае 2015 года.

Как все начиналось?

Лошицкая усадьба обрела свою вторую жизнь совсем недавно, в 2015 году, когда после многолетней реставрации вновь распахнула двери для посетителей. Одними из первых в пустые залы панского дома «постучались» коллекционеры. Их интерес понятен: музей не берет с владельцев антиквариата деньги за аренду залов, а владельцы коллекций не берут с музея деньги за то, что их предметы выставлены в усадьбе, где ценности могут рассмотреть потенциальные покупатели. Либо сам музей со временем посчитает нужным купить что‑то из собрания частника. Последний вариант для коллекционеров, конечно, предпочтительнее. 


Итак, в апреле 2015 года музейщикам предстояло выбрать мебель, посуду и другие предметы быта из частных собраний для оформления интерьеров усадьбы XIX века согласно концепции. 12 коллекционеров, в их числе и Виталий Жуков, предоставили свои предметы для временного экспонирования в усадьбе. Каждому из владельцев ценностей в мае 2015 года было направлено информационное письмо, в котором разъяснялся порядок рассмотрения вопросов о возможной закупке предметов. 


На сегодняшний день все залы музея наполнены предметами эпохи.

Обратим внимание, что Виталий Жуков задолго до открытия усадьбы, с июня 2011 года, неоднократно обращался в Мингорисполком, писал письма с просьбой рассмотреть вопрос о возможности экспонирования и приобретения предметов из его частной коллекции для создания экспозиций в Художественной галерее Михаила Савицкого и в Лошице. 

ПОЧЕМУ ЭТО ВАЖНО


Коллекционеры часто обращаются в музеи с целью продажи им своих ценностей. Это одна из форм сотрудничества музеев и частных собирателей.

Почему же Виталий Жуков пошел на конфликт? 
Виталий Жуков

В редакцию «СБ. Беларусь сегодня» коллекционер Жуков прислал письменное обращение, в котором пишет, что «в течение 4 лет со мной обманным путем подписывались договоры временного безвозмездного экспонирования. Музей при этом работал, зарабатывал на моих экспонатах, за все это время из предоставленных 163 экспонатов только два прошли процедуру государственной экспертизы, и деньги за них не выплачены. Более того, ряд экспонатов оказались поврежденными из‑за безответственности сотрудников музея, покрываемых их руководством. Данные обстоятельства вынуждают меня в дальнейшем обратиться в правоохранительные и судебные органы».

За 9 месяцев, прошедших с января 2019 года, у Виталия Васильевича было немало времени, как представляется директору Музея истории города Минска Галине Ладисовой, для того чтобы обратиться в суд, но он этого так и не сделал до сих пор, предпочтя другой стиль ведения споров: Жуков обращается в государственные органы и СМИ, описывая ситуацию со своей точки зрения.

«Помпейские росписи» в оформлении коридора усадебного дома.

Галина Ладисова подчеркивает: 

— Многие музеи страны тесно сотрудничают с частными коллекционерами на безвозмездной основе, и при этом не обязательно возникает вопрос о закупке всех представленных предметов. Следует отметить, что, согласно действующему законодательству, вопросы приобретения музеем предметов музейного значения рассматривает фондово‑закупочная комиссия музея, а затем Минская городская экспертная комиссия по произведениям изобразительного и декоративно‑прикладного искусства при управлении культуры Мингорисполкома, которая может привлекать к своей работе экспертов из числа специалистов Министерства культуры, членов творческих союзов. Если эксперты посчитают ценности соответствующими концепции музея, предметы у коллекционеров могут приобретаться. Если нет — коллекционеры извещаются о возврате предметов. За период работы Минской городской экспертной комиссии по произведениям изобразительного и декоративно‑прикладного искусства при управлении культуры Мингорисполкома ряд предметов были отклонены и возвращены их владельцам. Это нормальный процесс, и это не вызвало у коллекционеров никаких претензий.


Игорь Сурмачевский, коллекционер, участвующий в создании экспозиции в Лошицкой усадьбе: 

— На сегодня документально подтвержденных претензий к музею Минска у коллекционеров нет. На словах нам обещали, что со временем выкупят предметы. Но никаких бумаг мы не подписывали. Обжегшись на этом случае, сейчас я стараюсь минимизировать такую работу, не подкрепленную документами, с музеями Беларуси. 


И только г‑н Жуков с таким примиряющим исходом не может согласиться. «4 года поиграли за мой счет в музей!» — возмущается он и отказывается вывозить свои ценности, хранить которые музей не может. Именно поэтому комната с принадлежащей Жукову мебелью и посудой остается опечатанной. Теперь уже сам музей Минска направил Виталию Жукову претензию за незаконное хранение предметов его коллекции в связи с окончанием срока договора экспонирования. 
   
 
Те самые трюмо и буфет, которые Виталий Жуков не хочет вывозить из музея.
Что хранится в «столовой» за семью печатями?

Мы заглянули в опечатанную комнату, чтобы увидеть своими глазами те ценности из коллекции Жукова. Перед нами буфет, напротив — трюмо, 1 скульптура, оставшийся 141 предмет — это посуда, мелкая пластика и предметы декоративно‑прикладного искусства, они хранятся в буфете. Нельзя сказать, что перед нами коллекция, — скорее, набор красивых предметов. Да и посетители музея вряд ли заметят зияющие пустоты в экспозиции залов панского дома, если коллекционер вывезет свой буфет с посудой и трюмо. Повторим, что в каждой из комнат интерьеры воссозданы в духе времени. Поскольку фотографий внутреннего убранства дома Любанских историки пока не обнаружили, все залы усадьбы оформляются типологически, то есть воссоздаются жилые интерьеры рубежа ХIХ — ХХ столетий. Строго говоря, на месте буфета Жукова может оказаться любой другой предмет, относящийся к упомянутой эпохе. 

Как считает Галина Ладисова, одно из проблемных мест в музейном деле — квалифицированная экспертиза предметов. 


Интерьеры воссозданы типологически.

ПОЧЕМУ ЭТО ВАЖНО

Сегодня экспертная оценка музейных ценностей оказалась у нас под угрозой. По словам Игоря Сурмачевского, коллекционера с 30‑летним стажем, в Минске был один эксперт в Нацио­нальном художественном музее — Елена Владимировна Сенкевич. Она, имея огромный опыт работы в музее, хорошо разбиралась в антиквариате. Но ушла из НХМ, не подготовив себе преемника. 

— У нас нет специалистов, которые могли бы оценить серьезные вещи. Например, гобелены XVI — XVII веков, барочную мебель и так далее. Приходится обращаться к зарубежным специалистам! Это значит, что цивилизованный рынок антиквариата у нас отсутствует. И если музей, приобретая подделки, рискует репутацией, то я — своими личными деньгами. Это называется «платить за учебу»,
— говорит Игорь Сурмачевский.

На данный момент в Лошицкой усадьбе уже есть два буфета конца XIX столетия (один из них, кстати, куплен у Виталия Жукова), приобретать третий, посчитала комиссия, сформированная Министерством культуры, нецелесообразно. Чем сильно разозлила г‑на Жукова: «Новая марионеточная комиссия Минкульта из так называемых специалистов, искусствоведов и историков выдала абсурдное заключение о перегруженности и несоответствии экспонатов — 4 года все соответствовало, теперь — нет!» 

Вместо послесловия 

В этой истории «за учебу заплатили» все участники. Ситуация зашла в тупик, как нам представляется, из‑за отсутствия опыта у музейщиков, когда за предметы Виталия Жукова и других коллекционеров начиная с 2015 года музей Минска выплачивал высокие суммы, что не могло не подзадорить продавцов ценностей. Прочувствовав ситуацию с «плавающей» экспертизой, коллекционеры вполне себе могли понадеяться и впредь продавать музею предметы по завышенным ценам. Но все течет, все меняется, рынок у нас маленький, музейные работники быстро в нем сориентировались и больше не хотят переплачивать.



ЦИФРА

За период с декабря 2015-го по декабрь 2018 года для Лошицкой усадьбы из 400 предметов, представленных коллекционерами, приобретено 38, из них 10 — на значительную сумму — у Виталия Жукова. 

КСТАТИ 

В 2015 году специалисты Национального художественного музея провели визуальное исследование и определили ориентировочную стоимость буфета Виталия Жукова в 60 — 70 тысяч долларов США. В феврале 2018 года Музей истории города Минска направил в Национальный художественный музей заявку оценить предметы из коллекции Жукова, однако был получен отказ. С принятием нового Кодекса о культуре Нацио­нальный художественный музей не проводит исследования музейных ценностей с оценкой для юридических лиц. 

ОФИЦИАЛЬНО 

Виталина Рудикова, начальник управления культуры Мингорисполкома:

— Коллекционеры не вправе заставить музей покупать у них предметы. Существует определенный порядок процедуры закупки предметов в музейное собрание. Созданная комиссия порекомендовала работникам Музея истории города Минска доработать концепцию, структуру экспозиции филиала «Музей «Лошицкая усадьба», к чему они до сих пор не могут приступить в полном объеме в связи с отказом Виталия Жукова от выполнения требований по вывозу предметов. Очевидно, спор придется решать в судебном порядке.

viki@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР
3.67
Загрузка...