Народная газета

Побеждает прагматизм

Чем выгодно для Беларуси участие в «Восточном партнерстве»

Беларусь предложила европейским партнерам активно искать пути преодоления антагонизма между Востоком и Западом и установить партнерские отношения между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом. На начальном этапе такое сотрудничество может осуществляться на экспертном уровне.

В Брюсселе на пятом саммите “Восточного партнерства” предложения нашей страны о более “заземленном” характере этого геополитического проекта нашли отражение в итоговой декларации. 

Немецкая Die Welt ситуацию вокруг “ВП” охарактеризовала так: Брюссель с помощью так называемого “Восточного партнерства” хочет привязать к себе некоторые страны постсоветского пространства. Латвийская Diena пишет: “Не верится, что в коридорах власти ЕС не понимали, что резкий выбор в пользу Брюсселя приведет к экономическим проблемам в предпринявших такой шаг государствах”. Геополитические схемы сегодня работают слабо. Именно поэтому в Брюсселе министр иностранных дел Владимир Макей призвал всех исходить из практицизма:

— Мы постарались продвинуть в декларации, и это нашло свое отражение, наши предложения о более заземленном, прагматичном характере этого документа. Наше сотрудничество между странами “Восточного партнерства” и странами ЕС должно быть нацелено на достижение конкретных результатов.

Он также напомнил об инициативе, выдвинутой Александром Лукашенко, о необходимости развития более тесного политического диалога, направленного на укрепление мер доверия в регионе. Руководитель нашего МИД предложил европейским партнерам активно искать пути преодоления антагонизма между Востоком и Западом в регионе в первую очередь посредством установления взаимодействия между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом, которое на начальном этапе может осуществляться на экспертном уровне.

Между тем экспертное сообщество весьма не однородно. Мнения разделились. Российские опасения выражает доцент кафедры европейских исследований Санкт-Петербургского госуниверситета Наталья Еремина:

— Очевидно, что “Восточное партнерство” используется для укрепления позиций ЕС в области энергетики и безопасности, а также призвано подтвердить роль ЕС как глобального игрока. Однако данная конфигурация влечет за собой нарастание напряженности с Россией и ЕАЭС.

В Украине озабочены иным: саммит ни на йоту не приблизил страну к Евросоюзу. Политолог-международник Андрей Мишин надежды официального Киева на углубление евроинтеграции считает изначально ошибочными:

— “Восточное партнерство” имеет целью удержание стран на расстоянии посредством особого статуса. Функция — удалить их от интеграции, законсервировав особым статусом. А мы, не понимая этих целей и функций, продолжаем биться головой о стену.

Белорусский эксперт Сергей Палагин оценивает прошедший в Брюсселе саммит по метеорологической шкале как “ноль с перспективой на плюс”:

— Отношения Евросоюза и нашей страны длительное время развивались в соответствии с предложенным еще в 2009 году в Праге принципом “кондиционарности” (зависимость степени сотрудничества от выполнения страной требований ЕС). Это досадное для сторон обстоятельство длительное время не удается преодолеть в полной мере. Евросоюз отказывался принимать доводы Минска по участию в проекте “Восточное партнерство” и настаивал на выполнении белорусской стороной условий, предложенных Брюсселем. Не учитывая при этом интересов нашей страны, находящейся в центре геополитических противоречий Запада и России. Что привело к утрате доверия.

Ныне же ситуация принципиально иная:

— Саммит явился важным международным событием, и участие в нем белорусской делегации выгодно настолько, насколько может быть выгодна встреча на высшем уровне, независимо от результатов и резолюций, имеющих отношение к конкретной стране. Но саммит не стал для нашей страны значительным событием, способным определить перспективу дальнейшего развития. Ситуация может поменяться, если участие Беларуси в “ВП” позволит конструктивно разрешить набившие оскомину вопросы о вовлечении белорусской экономики в европейский рынок, общей энергетической сети и ослаблении для белорусов визового бремени.

Так есть ли конкретные результаты от брюссельского форума? В части прикладного сотрудничества по линии “ВП” Владимир Макей указывает на важность выстраивания регионального взаимодействия в сферах транспорта, энергетики и совместимости посредством финансирования инфраструктурных проектов, которые содействовали бы повышению солидарности и благосостояния всех стран региона. Сергей Палагин в свою очередь предлагает обратить внимание на итоговый документ саммита:

— Декларация предусматривает обсуждение с белорусской стороной “возможностей для увеличения объема взаимной торговли и привлечения инвестиций на взаимовыгодной основе...”. Этот посыл, безусловно, приветствуется Минском, но, вероятно, носит исключительно декларативный характер с учетом отсутствия этапов описания его реализации. Важным фактором является использование строящейся БелАЭС в системе европейской энергобезопасности. Итоговый документ саммита четко сигнализирует и о возможности начала переговоров об упрощении визовых процедур для граждан Республики Беларусь — но после “заключения соглашения о реадмиссии”. 

Так что в целом итоговая декларация соответствует подходам и ожиданиям нашей страны. Именно официальный Минск в ходе ее согласования последовательно выступал против включения в этот документ односторонних конфронтационных оценок ситуации в регионе. 

И это удалось. Для страны, позиционирующей себя как миротворец, весьма не маловажный успех.

Максим Осипов

osipov@sb.by



Во главе инициативы

В этом году Беларусь впервые стала председателем Центрально-Европейской инициативы. В этой роли наша страна провела заседание парламентской ассамблеи ЦЕИ. Беларусь предложила для дискуссии тему цифровых технологий. Как признавались многие участники форума, белорусский опыт в этом направлении действительно интересен Европе. Обсуждали не только то, как развивать цифровую экономику, но и как совместно противостоять технологическим угрозам. 

Еще в 2016 году, принимая статус следующего председателя ЦЕИ, Премьер-министр Андрей Кобяков говорил о том, что наша страна приложит все усилия для укрепления роли организации в качестве “точки схождения” различных интеграционных процессов в европейском регионе. Исходя из этой цели и был сформирован девиз белорусского председательства — продвижение совместимости в Большой Европе. 

Сегодня как одна из старейших региональных платформ (а ЦЕИ существует с 1989 года) организация может стать частью более широкой европейской интеграции. Об этом, открывая заседание, говорил Председатель Совета Республики Михаил Мясникович. Участие в ЦЕИ дает нам возможность активнее развивать отношения со странами ЕС и другими государствами — членами инициативы. Весь 2017 год Беларусь работала со странами ЦЕИ сразу в трех измерениях: парламентском, на уровне бизнеса и Правительств. 

Мир стоит на пороге новой промышленной революции, или “Индустрии 4.0”. В этом контексте цифровизация экономики становится одной из основных тем мировой повестки. И Беларусь не отстает от этой тенденции и даже сама инициирует обсуждение высоких технологий и кибербезопасности на международных площадках. Так считает Национальный координатор Беларуси по сотрудничеству с ЦЕИ, посол по особым поручениям Министерства иностранных дел Наталья Жилевич:

— Я рада, что для дискуссии парламентской ассамблеи ЦЕИ выбрана такая актуальная тема для белорусов и для всех европейцев. Это говорит о том, что Беларусь инициирует тематику, которая интересна в Европе. И страны ЕС поддерживают наши предложения. Беларусь выступает в Европе донором стабильности и безопасности. 

В финале заседания страны подписали итоговый документ, в котором отражены основные идеи, которые Беларусь предложила своим европейским партнерам. А уже в декабре на встречу в Минск приедут главы правительств стран — участниц ЦЕИ. 

Ольга Зданович

zdan@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?