Минск
-2 oC
USD: 2.59
EUR: 2.84

Победить болезни одним махом: три истории пациентов, которым сделали симультанные операции

Недавно в нашей стране впервые прошло уникальное медицинское вмешательство — девушке вернули слух и параллельно пересадили донорскую почку. Симультанные операции, когда во время одного оперативного вмешательства одновременно проводится несколько различных хирургических манипуляций, популярны в современной медицине. Корреспондент «Р» узнала, какие еще сочетанные вмешательства выполняют наши медики и как живут после них пациенты. 

Идет симультанная операция. Пациентке одновременно имплантируют слуховой протез и пересаживают почку.
Фото из архива центра

Слухом земля полнится

Екатерина Зайцева из поселка Энергетик училась в БГУ на специалиста по логистике, когда у нее резко упал слух. Какое-то время окружающие звуки еще усиливал слуховой аппарат. Но глухота нарастала, и прибор больше не компенсировал тугоухость, которой Катя страдала с 10 лет. В школе она едва могла расслышать чей-то шепот. И вот теперь задремавшее наследственное заболевание внезапно пробудилось. Болезнь прогрессировала. Умирание почек сопровождалось поражением слухового анализатора. Катя, как альпинист, сорвавшийся в пропасть, стремительно проваливалась в кромешную тишину. На последнем экзамене она уже не могла расслышать преподавателя даже при помощи звукоусиливающего прибора. К счастью, ей поставили оценку автоматом. Это была последняя сессия. Прежде чем Катю окончательно захватила в плен хроническая почечная недостаточность, студентка успела защитить диплом. Но на работу болезнь ее не отпустила. 

Хватит страдать

— Сразу я не чувствовала себя плохо. Говорят, почки умирают молча, — сегодня моя собеседница говорит о своем прежнем состоянии бодро. С каждым новым днем она от него все дальше. Послеоперационные раны еще заживают, предстоит реабилитация. Слух вернется позже. Катя умеет читать по губам, но мы с ней в медицинских масках — после трансплантации это обязательно, поэтому общаемся посредством блокнота и ручки. Я Кате пишу фразу, она мне отвечает устно. 

Катя ЗАЙЦЕВА: «Представляю,
как здоровая полечу в Грецию».
— Я больше логик, и логистика мне очень подходит, — смеется моя собеседница, вспоминая про свой профессиональный выбор. — Очень интересное направление. С удовольствием ходила в университет.

Но пришла болезнь и вынудила девушку остановиться на пути в профессию. Катя прошла свой путь страдания, пока приняла сложившиеся обстоятельства. 

— Я молодая, казалось, вот скоро пойду на работу. И тут — на тебе. Сначала врачи наблюдали, как быстро у меня сгорает функция почек, потом вшили фистулу и поставили на диализ. Хоть и лень, но ходишь в больницу трижды в неделю, чтобы поддерживать свою жизнь. Много ограничений появилось. Не было желания что-то делать. Переживала сильно из-за болезни. Так длилось полгода. 

Но Катя не из тех, кто останавливается вообще. Когда одна дверь перед ней захлопывается, она открывает другую. 

— Потом в голове перещелкнуло. Решила, хватит страдать. Тем более у меня был шанс на пересадку, а я тут расклеилась. Пора браться за себя. Все же не опустила руки, настроилась на хорошее. Пришлось искать себя заново, что-то делать дома, чтобы отвлечься и не сойти с ума от мыслей о болезни. Увлеклась бисером. Делала разные украшения, броши, сережки. Иногда продавала, но больше родственникам дарила. Сначала никому о болезни не рассказывала. Стеснялась. Но потом пришлось. Все друзья меня поддерживают до сих пор. 

Подарок на 8 Марта

Донорская почка явилась Кате словно подарок на 8 Марта. Из Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии позвонили накануне. 

— Приехала после диализа домой. Смотрю, мама разговаривает по телефону. Немножко возбужденная. Я еще подумала, может, ей подружка позвонила. А потом она поворачивается ко мне, и я читаю по ее губам: «Катя, тебе почку нашли». Раньше я думала, когда придет этот день, буду плакать от радости. А у меня случился ступор. Стою и не знаю, что делать, что сказать. Пошла молча собираться. Когда приезжаешь в больницу, осознаешь, что с тобой произойдет что-то новое. Была уверена, что все будет хорошо, потому что здесь врачи — ух! — Катя сжимает ладонь в кулак. Она уже убедилась в силе своих спасителей. — Когда настроение хорошее, тогда все проходит хорошо. 

Пока Кате не предложили решить две проблемы одним разом, она мучилась в тисках выбора: что лучше — слух или почка?

— Сначала я хотела снова услышать любимый голос мамы, но потом подумала, что лучше пусть мне пересадят здоровую почку, потому что реально хочу жить. А по слуху адаптируюсь, ведь умею же читать по губам. И тут врачи вдруг предложили провести две операции в один день. Я испугалась. Как? Что со мной будет? Но рискнула. 

Голоса, мелодии, пение птиц Катя уже полтора года не слышит, но еще помнит. 

— Мамин голос, приятный, мелодичный, родной. Еще звучит в голове, как она смеялась. Голос братика не забыла. Правда, он уже вырос за это время. Когда я с подружками, то мне кажется, что ощущаю, как они говорят. Очень хорошо помню голос деда чуть-чуть с хрипотцой. Смешной такой. А птиц для меня как будто не стало. Разве что осталось в памяти, как воркует голубь. Бывало, сижу дома за рукоделием, а в голове начинает играть что-то под настроение. Я разную музыку люблю. А после операции все мелодии стихли. Может, просто не о том думаю. 

Жизнь продолжается 

Катя никогда не слышала свою собаку. Она появилась в их доме, когда у девушки уже не было слуха, и спасла ее от тоски. Катя видела, как четвероногий друг дышит, и теперь мечтает услышать его дыхание. 

— Мама говорит, что собачка издает звуки, как ребенок. Она ждет меня вместе с котом под дверью моей комнаты. Когда появляется щенок, это очень отвлекает. Ответственность, нужно ухаживать. Я не очень любила гулять на улице, а пришлось. Теперь обожаю прогулки с собакой. Стала проще ко всему относиться. Поняла, что жизнь продолжается. Кот у меня чувствительный, дежурил рядом, когда мне было плохо. Но больше всего хочу услышать голос мамы и голос братика. Я счастлива, что с каждым днем мне лучше. Даже не чувствую, что у меня внутри что-то появилось новое. Почка донорская — она как моя. А вообще я хочу выздороветь, работать, любить, путешествовать, жить.

КОМПЕТЕНТНО

Олег РУММО, директор МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии: 


— Сегодня весь мир занимается симультанными операциями. Во время такого вмешательства мы единовременно удаляем болезнь, которую могли бы оперировать два раза. Но дополнительная операция — это дополнительная нагрузка на пациента и дополнительные расходы. Выполнение совместного вмешательства снижает риски и количество послеоперационных осложнений, дает лучший результат, хорошую реабилитацию и приносит экономический эффект с учетом снижения расходов. 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Олег КАЛАЧИК, д.м.н., профессор, заместитель директора ГУ «Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии»: 

— Мы провели симультанную операцию по пересадке живого органа — почки и электронного устройства — кохлеарного импланта. Обстоятельства подтолкнули нас к тому, чтобы впервые выполнить обе операции одновременно. Кроме генетической болезни соединительной ткани у пациентки выявлено редкое аутоиммунное заболевание крови — тромбоциты у девочки разрушались быстрее, чем образовывались. Их значение было в 10 раз ниже нормы. Коварство болезни в том, что восполнить количество тромбоцитов за счет донорских можно только один раз. Поэтому встал выбор: пересаживать почку или имплантировать слуховой протез? С медицинской точки зрения нужно было выбирать в пользу почки. Это шанс на жизнь, работу, полноценную семью. Выбор в пользу только слуха обрекает на пожизненный диализ. Но пациентка настолько позитивно настроенный человек, верящий в успех, что мы решили рискнуть и провести ей две операции сразу, чтобы она и жила полноценной жизнью, и слышала этот мир. 

Службы отоларингологии и трансплантологии, работавшие локоть к локтю, — только вершина айсберга. В этом событии было задействовано очень много специалистов. В их числе врачи-нефрологи, установившие правильный диагноз и поддерживающие жизнь пациентки в течение года до операции, служба органного донорства, которая занимается организацией донорства и забором органов. Врачи-гематологи обеспечили, чтобы операция не привела к ускоренному разрушению имевшихся тромбоцитов. Врачи анестезиологи-реаниматологи обеспечили не только анестезию во время вмешательства, но и контроль за свертывающейся системой крови в режиме реального времени и позволили предупредить появление излишнего тромбообразования на фоне переливания донорских тромбоцитов. Заготовка достаточного количества тромбоцитов — результат работы службы трансфузиологии. Непосредственно хирурги-трансплантологи и оториноларингологи, действовавшие в нестандартных условиях, должны были избегать излишней травматизации тканей, которая приводит к перерасходу тромбоцитов. Благодаря щадящим хирургическим методикам удалось выполнить операцию практически без кровопотери. Сейчас продолжается послеоперационный этап. Это тоже непростой период, когда врачам-нефрологам нужно индивидуально разработать лекарственную схему, чтобы орган не отторгался, а под воздействием медикаментов не усилилось разрушение тромбоцитов. Пока все проходит хорошо. На этой неделе почечный трансплантат начал уверенно функционировать, и пациентка не нуждается в проведении диализотерапии. Вскоре к работе опять подключатся врачи-оториноларингологи, которые настроят слуховой имплант и научат пациентку им пользоваться.

Чаще всего одновременно с почкой трансплантируется поджелудочная железа. К этому приводит терминальная стадия почечного повреждения в результате диабета первого типа. У нас было сделано 25 таких трансплантаций. Десятилетняя выживаемость пациентов после вмешательства 70 процентов. Сочетанная пересадка почки и печени показана при некоторых болезнях обмена веществ, поликистозной болезни, гепатите С. Делали мы и симультанную трансплантацию почки и сердца. Болезнь в обоих органах зашла настолько далеко, что пересадка только почки или только сердца была невозможна. Всего у нас выполнено более 30 сочетанных трансплантаций. 

Отлегло от сердца

Одновременное лечение сердца и легких, сердца и трахеи, сердца и практически любого другого органа — не описанный нигде в мире опыт симультанных операций накопили наши кардио- и онкохирурги. Специалисты РНПЦ «Кардиология» и РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова одновременно лечат такие тяжелые патологии, за которые врачи в других странах не берутся. В Беларуси провели уже более 180 подобных одномоментных операций. В прошлом году здесь впервые прооперировали пациентку с карциноидным синдромом. У нее была гормонпродуцирующая опухоль, вызвавшая поражение клапанного аппарата сердца.


О том, что у минчанки Раисы Бондарович новообразование в матке, она знала давно. Лет десять. Его обнаружили во время профосмотра, но Раиса Николаевна не придавала этому значения. 

— Я — ноль эмоций. Работала и все. У меня ничего не болело. Неплохо себя чувствовала. Но постепенно увеличился живот. Опухоль росла. Откровенно говоря, к врачам я просто боялась обращаться. 

Боялась Раиса Николаевна до тех пор, пока ее не увезла в больницу «скорая» с высоким давлением. 

— Хотела окна помыть, залезла на лестницу — и тут почувствовала, что плохо мне совсем. Поднялось давление за 200. Плохо разговаривала, буквы не выговаривала. Давление-то мне в больнице сбили, а потом направили к Владимиру Владимировичу — врачу по сердцу. Он медик от Бога. И встать на ноги поможет, и поговорит. Таких заботливых, как в кардиологии, специалистов не видела, — вздыхает Раиса Бондаренко. — Оказалось, мои проблемы с сердцем — от опухоли. Я сказала врачам: «Разрезали бы и сделали сразу все что надо». Пошутила так. А они взяли и сделали две операции одновременно. 

— Мы симультанно удалили опухоль и провели коррекцию клапанов сердца, — рассказывает кардиохирург РНПЦ «Кардиология» Владимир Андрущук. — В противном случае существовал риск смертельного исхода. Новообразование проявлялось жизнеугрожающими эндокринными кризами.

Симультанные операции в РНПЦ «Кардиология» проводят с 2001 года. В совместных вмешательствах периодически участвуют хирурги из РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова, Минского онкодиспансера, хирурги-гинекологи и другие специалисты. 

— Мы одни из лидеров в мире, — обращает внимание Владимир Андрущук. — Совместно оперировали сердце и гортань, трахею, язык, а дальше можно перечислять практически все органы. Обычно у пациентов, которым показана симультанная операция, есть ишемическая болезнь сердца или поражение клапанного аппарата и конкурирующее за отрицательный исход онкозаболевание: опухоль легкого или пищевода, желудка, матки, придатков и других органов. И каждая из этих патологий в области сердца или другого органа в течение ближайшего периода может привести человека к смерти. В таких случаях онкологи не решаются самостоятельно оперировать больного из-за сердечной патологии. А у кардиологов большой вопрос, нужно ли проводить операцию по кардиальной патологии, когда сохраняется опухолевое поражение органов. 

О симультанном лечении говорят, когда есть две патологии в разных органах, не связанные между собой. Например, рак легкого и ишемическая болезнь сердца. Случается, опухоль почки по сосуду прорастает в сердце. Тогда вместе работают кардиохирурги и онкоурологи. Это объемная операция с огромными кровопотерями, длящаяся дольше 12 часов, изматывающая для пациента и для всей совместной команды, в которой задействовано около 20 человек. Результаты таких операций различные и чаще определяются опухолевыми поражениями, а также объемом вмешательства. 

Есть операции, которые специалисты формально к симультанным не относят, но по факту это именно такие вмешательства, потому что участвуют в них две большие бригады онкологов и кардиохирургов, вовлечены два органа, но присутствует только одна нозология — опухоль легкого, которая врастает в сердце. 

— И нам нужно удалять не только легкое, но и часть сердца, замещать этот участок биологической заплатой или при наличии ИБС одновременно проводить шунтирование, — говорит медик. — За двадцатилетний период мы наработали колоссальный опыт по симультанным операциям, который не описан нигде в мире. У нас ведется систематическая плановая работа.

Васильковые швы

У минчанки Светланы Николаенко внизу живота поселилась целая «матрешка», а в желчном пузыре вырос камень. Новообразования причиняли сильную боль. Полгода назад обе ее проблемы решили общие хирурги и хирурги-гинекологи, что называется, одним махом. Специалисты удалили ей кисту и опухоль яичника и желчный пузырь во время симультанной операции. В нашей стране такие вмешательства делают давно, и их количество уже даже не считают. 

Светлана НИКОЛАЕНКО: «Жизнь прекрасна, когда у тебя ничего не болит».
Фото Алексея ВЯЗМИТИНОВА

Когда девушке назначили вмешательство на пятницу, 13-е, она испугалась. Но на четвертые сутки о том, что она пережила, напоминали лишь пять небольших разрезов и васильковые нитки.

— Три месяца я пила таблетки, но киста не уменьшилась, и доктор порекомендовала ее удалить, — рассказывает Светлана. — Настроилась на операцию и проходила положенное для этого обследование. 

Тем временем у Светы болел уже весь живот. Оказалось, киста не единственная ее проблема. 

— Болит и болит в области спины, брюшной полости. Боль невыносимая. Врач на УЗИ посмотрела и сказала: «Да у вас камень-красавчик разлегся в желчном пузыре. Он и вызывает боли. Выход один — удалить желчный пузырь». Я уже была практически готова к одной операции, а тут нужна еще одна. Как это все пережить? 

Медики в поликлинике успокоили, что есть симультанная операция, когда две проблемы можно решить сразу. Наркоз один, подготовка одна. Не придется испытывать стресс дважды. Я подумала — и согласилась. Сдала необходимые анализы, и мне очень быстро назначили операцию. 

Светлана сначала расстроилась из-за даты операции, но сегодня она смеется, что тогда поддалась суеверию. 

— Все проходило на оптимистической ноте. В реанимации меня, правда, сильно знобило. За мной ходила очень хорошая женщина: «А девочка моя, что же ты дрожишь, я ж тебя уже всеми одеялками укутала». Отошла я быстро. Лежу уже в палате. На животе салфетки марлевые пластырем приклеены. Пошутила тогда с девочкой-соседкой: «Смотри, какой у меня пресс «кубиками». А васильковыми красивыми ниточками зашили». Надо более оптимистично ко всему относиться и надеяться на лучшее. Это была малотравматичная лапароскопическая операция. После тех проблем, которые были, начинаешь переоценивать ситуацию и задумываться, как прекрасна жизнь, когда у тебя ничего не болит. Я рада, что у нас есть возможность под одним наркозом вылечить несколько болезней. 

Теперь Света работает ветеринарным врачом. Занимается исследованием кормов для животных. Воспитывает сына и дочь. Большое внимание уделяет своему здоровью, правильно питается. Говорит, мужу и детям она нужна здоровая.

kasiakova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...