Победа победителям!

В год юбилея Великой Победы на Западе появляются политики, которые пытаются переписать трагические страницы истории XX века
В год юбилея Великой Победы на Западе появляются политики, которые пытаются переписать трагические страницы истории XX века

Празднование 60–летия освобождения узников Освенцима Красной Армией, до сих пор остающееся в центре внимания мировых СМИ, явилось началом юбилейных церемоний Великой Победы, логическим завершением которых станет торжество 9 Мая в Москве.

Еще живы ветераны, открывавшие ворота концентрационных лагерей, которых со слезами и цветами встречали в освобождаемой от фашистского рабства Европе, но это не мешает некоторым политикам переписывать страницы истории. Они не стесняются делать это прямо на костях жертв нацизма. Например, латвийский президент Вике–Фрейберга посчитала уместным раздавать во время траурных мероприятий в мемориале Аушвиц–Биркенау книгу об «истинной латвийской истории», где лагерь Саласпилс, который считается балтийским Освенцимом, называется «трудовым и воспитательным».

Чья нацистская «туфля»?

Спокойствие «тихой Европы» лишь видимое. На самом деле идет брожение, нет–нет да и прорывающееся всплесками публичных скандалов.

Накануне международного форума в Освенциме на интернет–страницах австрийского телевидения ORF появилось невинное, на первый взгляд, сообщение: «В польском Аушвиц–Биркенау было замучено от 1,1 до 1,5 миллиона человек». Идентичная информация в неизмененной форме прошла в крупнейшем германском пресс–агентстве DPA, а также в «Тагесшпигеле». Газета «Речь Посполита» возмущенно возразила на своих страницах: то не были польские лагеря!

Характерный диалог поместила та же «Речь Посполита» под карикатурой, изображающей мышь и слона. «Гитлер был немцем или нацистом?» — спрашивает мышь. «Австрийским акварелистом!» — грозно отвечает слон.

...Вопрос памяти сегодня имеет вовсе не архивно–музейное значение.

«Память о геноциде, Холокосте, о массовом истреблении миллионов невинных людей, преследуемых лишь за этническое происхождение и веру, — это лучшая школа взаимопонимания и толерантности. Помнить — значит сопереживать, сопереживать — значит сохранять в себе человечность», — эту мысль высказал председатель попечительского совета Европейского еврейского конгресса Вячеслав Кантор в диалоге с заведующим кафедрой теоретической политологии МГУ Валерием Расторгуевым. Дискуссия ученого и общественного деятеля, проецирующих тень Освенцима на современность, не случайна.

Чернобыль, говорит профессор Расторгуев, до основания перекроил массовое сознание, став новым символом ада. И этот ряд новых символов постоянно пополняется: черный день 11 сентября 2001 года для многих открыл новое летоисчисление, привел к новой крови, а сентябрьские дни 2004 года в Беслане перевернули представления людей о мыслимых границах зла. На этом пестром фоне образы далекого и даже недалекого прошлого стираются, блекнут. Но истоки абсолютного зла остаются теми же. В том–то и опасность, что они все больше уходят из поля зрения, вытесняются за границы восприятия.

Именно по этой причине, продолжает мысль собеседника Вячеслав Кантор, их следует точно назвать. Главный урок, который дала миру трагедия в Освенциме, — понимание реальности абсолютного зла, воплощенного в нацизме, и необходимость консолидации всего мирового сообщества в борьбе с этим злом. Увы, этот урок был усвоен только в результате мировой бойни и тотального геноцида. Если бы не масштабы агрессии, сделавшей трагедию обреченного на истребление народа общей судьбой для многих народов мира, и не освободительная миссия СССР и союзников, урок Освенцима мог бы остаться в числе «исторических издержек».

Лондонский туман глаза не выест

Именно этот вопрос попытался поставить перед всем мыслящим европейским сообществом Президент Владимир Путин, заявив, выступая на торжествах в Освенциме, что терроризм — это фашизм сегодня. И признал: ему стыдно, что даже в России, внесшей наибольший вклад в Победу над фашизмом, случаются проявления расизма и антисемитизма. Даже среди депутатов Госдумы, что, конечно, является страшным позором и оскорблением памяти миллионов советских людей.

Увы, этого благородства мыслящие европейцы не оценили. Польские газеты поставили на первую полосу издевательский заголовок: «Путину стыдно!» Да еще подкрепили этот пассаж репортажем о демонстрации «Свободного Кавказа», который бойкотировал приезд Путина на церемонию. Так в день освобождения Освенцима в один ряд с жертвами нацизма ставились якобы жертвы сегодняшней российской политики.

К моему удивлению, некоторые журналисты подхватили эту сомнительную политическую игру. Так, например, шеф европейского бюро газеты «Гардиан» Ян Трейнор сказал мне, что будет критиковать Путина за то, что он использовал юбилей освобождения Освенцима «для своих политических целей». Дескать, этим российский Президент хочет оправдать свою жестокую кавказскую политику... «А разве политика Тони Блэра в Ираке не менее жестока? Или борьба Лондона с вооруженной организацией «Ирландская республиканская армия? — спросила я британского журналиста. — И разве возложение венков в Освенциме принцем Эдвардом, родным дядей того самого принца Гарри, который нацепил фашистскую повязку, не вызывает в коллеге здоровой публицистической злости?»

Да–да, поспешил согласиться со мной Трейнор, войну в Ираке никто из британцев не поддерживает. Только сам Тони Блэр. И про участие принца Эдварда в торжествах в Освенциме он в редакцию ничего передавать не будет. «Это будет выглядеть провинциально, потому что на фоне европейской трагедии, которую символизирует Освенцим, принц Эдвард — не герой. Главные герои здесь — евреи, русские, белорусы, украинцы, поляки — все те, кто наиболее пострадал от фашизма, пережил Хатынь и блокаду Ленинграда».

Возвращаясь сегодня к этому разговору с коллегой, продолжу его, добавив и мнение профессора политологии Расторгуева. «Блокада, — говорит он, — и сегодня широко используется в борьбе с нежелательными режимами. Причем, как это ни прискорбно, используется демократическими странами при молчаливом согласии остальных. Достаточно вспомнить блокаду Югославии, которая завершилась «миротворческой интервенцией», ковровыми бомбежками и геноцидом в Косово, или блокаду Ирака, которая также не отвела угрозу военного вторжения, но успела унести жизни сотен и тысяч невинных людей. Прежде всего самых слабых, нуждающихся в поддержке, — стариков, женщин и детей. Никто из правителей не страдает от блокады так, как страдают социально уязвимые группы населения. Напротив, во время блокады на человеческом страдании сколачиваются капиталы. Блокады действительно подобны печам крематория».

Глубокая мысль, но вряд ли вы ее встретите на страницах считающей себя респектабельной «Гардиан».

Черная информационная дыра

Наибольшую злость некоторых моих западных коллег вызвало то, что в Освенциме Путин заявил: проходящие здесь церемонии по существу являются началом празднования 60–летия Великой Победы. «Он хочет показать, что Россия остается серьезным игроком, каким она была после 1945 года, что Россия по–прежнему имеет влияние, — цитирует «Интернэшнл геральд трибьюн» некоего анонимного представителя Польши. — Реальность гораздо сложнее. Мы — члены Европейского союза. Мы — члены НАТО, а Путин поддержал не того человека в Украине и недооценил силу оппозиции».

Эксперт по России из Германского совета по международным отношениям Александр Рар считает, что Россия и страны Восточной Европы — бывшие ее союзники по Варшавскому Договору — теперь по–разному трактуют историю XX века. «Я полагаю, что торжества 9 Мая станут разделительной линией между нами и Россией. Благодаря освобождению Россия 60 лет назад добилась положения значимой державы. Она использует годовщину для той же цели».

Да может ли такое быть?! Что–то неладное творится «в датском королевстве»... Неужели мелкие амбиции пабриксов и других латвийских политиков, которых в специальном заявлении российский МИД призывает отказаться от попыток «довоевать» с СССР в лице России, и являются теми главными вызовами, перед которыми должна объединиться Европа?

Очень своевременно профессор Расторгуев
сказал о принципе приоритета моральной ответственности в политическом планировании. Согласно этому принципу в основе политического и геополитического планирования должен лежать не поиск вариантов достижения политических целей, а непреходящие ценности:

«Если даже в Конвенции ООН о правах ребенка говорится о том, что при усыновлении младенца «необходимо должным образом учитывать его этническое происхождение, религиозную и культурную принадлежность», то это требование вдвойне справедливо применительно к политике. Здесь определяются не судьбы отдельных несмышленых младенцев, а право на самобытность целых народов и государств, у каждого из которых своя история и культура, своя судьба и перспективы развития».

Вот это право на самобытность, на свою культуру и свою судьбу уже было однажды попрано в Освенциме. Неужели кто–то хочет повторить попытку?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Аноним
Они оставляют за собой право самостоятельно применять силу ради сохранения мировой безопасности и будут совершенствовать свою противоракетную оборону. Такие утверждения содержатся во впервые обновленной за семь лет американской военной стратегии, обнародованной накануне.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?