Победа или беда?

Вчера на Кавказе все еще стреляли...

Вчера на Кавказе все еще стреляли. Российский Президент Дмитрий Медведев объявил, что «Цхинвали взят под контроль усиленного российского миротворческого контингента» и «значительная часть операции по понуждению грузинской стороны к миру в Южной Осетии завершена». Однако с грузинской стороны стреляли по Цхинвали. Кроме того, как и опасались многие наблюдатели, боевые действия вышли за пределы Южной Осетии. Другая самопровозглашенная республика — Абхазия открыла «второй фронт» и начала операцию по вытеснению грузинских военных из Кодорского ущелья. Как и в случае с Осетией, в Абхазию на помощь была введена группировка регулярных российских войск. Параллельно российская авиация нанесла удары по военно значимым объектам на грузинской территории, а прибывшие из Севастополя крупные корабли Черноморского флота находятся у морской границы Грузии, и небезызвестный капитан I ранга Дыгало сообщил, что потоплен грузинский ракетный катер. Сообщения о том, что из Ирака на родину срочно был возвращен грузинский военный контингент, а в России идет вербовка добровольцев «на кавказскую войну», конечно, не добавляют оптимизма.


И все же кажется, что пик напряженности уже пройден.


Об этом можно судить по активизировавшимся посредникам. Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Вчера в Тбилиси работали министры иностранных дел Франции (председательствует в Евросоюзе), Финляндии (от ОБСЕ) и Швеции (от Совета Европы). Под их чутким руководством президент Грузии Михаил Саакашвили подписал документ о прекращении огня. Но, чтобы эта бумага приобрела законную силу, ее еще должен подписать российский Президент. Но Москва демонстрирует непреклонное желание «довести миротворческую миссию до конца» (премьер–министр Владимир Путин). Для того чтобы уговорить российское руководство пойти на перемирие, Запад вынужден применять тяжелую дипломатическую артиллерию. В Москву прилетает президент Франции Николя Саркози. Его план предельно прост (по крайней мере, на словах): грузинские и российские войска должны вернуться на те позиции, которые они занимали до обострения застарелого грузино–осетинского конфликта.


С большой долей уверенности можно прогнозировать, что в конце концов что–то подобное и произойдет. А это значит, что боевые действия не принесли ничего, кроме смертей и ранений (общее количество жертв, к слову, до сих пор не подсчитано, речь может идти о сотнях и даже тысячах убитых). Схватка в Южной Осетии как нельзя лучше иллюстрирует известное изречение, что в войне не бывает победивших.


Грузия добилась того, что возвращение мятежных территорий откладывается надолго, если не навсегда. Что касается второй важной внешнеполитической цели Михаила Саакашвили — вступления в НАТО, — то можно с уверенностью говорить, что и с этим Грузии придется непонятно сколько повременить. Европейское общественное мнение с оговорками сочувствует грузинам. Но в Брюсселе испытывают облегчение от одной мысли, что эта страна пока не является членом альянса и статья о «коллективной обороне» на нее не распространяется. Воевать с Россией даже ради Грузии в Европе никто не хочет. Как, собственно, отказались вступать в противоборство и Соединенные Штаты. Американские специалисты обучили и вооружили грузинскую армию, но не более того.


С военной точки зрения Россия выглядит явным победителем. По–другому и быть не могло, если сравнивать военный потенциал двух государств. Но выход конфликта за пределы Южной Осетии изменил позицию Запада. Растерянность и немногословность сменились угрозами. Вашингтон прямо предупредил, что Россия может «надолго испортить» отношения с США и другими странами мира, если не прекратит немедленно военные действия на Кавказе. Как бы то ни было, но Москва внимательно следит за реакцией остального мира. У России есть много глобальных и региональных интересов, и для нее важно, каковы будут ее позиции и как будут складываться отношения в ООН, ЕС или СНГ. А здесь многое под вопросом.


И еще один проигравший — это, несомненно, Запад. Во–первых, потому, что вовремя не вмешался и не остановил эскалацию напряженности. Во–вторых, косовский инцидент теперь вполне может стать прецедентом. Дмитрий Медведев с юридической точностью оперирует понятиями «гуманитарная катастрофа» и «геноцид», говоря о войне между Грузией и Южной Осетией. Те же термины западные политики в свое время употребляли применительно к Сербии и Косово. В определенном смысле мы слышим эхо Косово. Но и Ичкерии тоже...


Конечно, главное — нельзя забывать о погибших и раненых в этой бессмысленной бойне. В основном, как ни печально, это мирные жители...

 

За развитием событий в Грузии следите в разделе новости онлайн В МИРЕ

 

16:15:25 12.08.2008 Грузия покидает СНГ

12:52:42 12.08.2008 Сотни гробов направляют регионы Юга России в Южную Осетию

12:33:25 12.08.2008 Российским военным в Южной Осетии приказано остановиться на прежних рубежах

12:27:56 12.08.2008 Президент РФ Медведев решил закончить военную операцию на Кавказе

09:59:41 12.08.2008 Президенты Польши, Литвы, Украины и премьеры Латвии и Эстонии летят в Грузию

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости