Минск
+4 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Лукашенко: главное — человек и справедливое отношение к нему

По закону и по справедливости

Президент провел совещание по вопросу качества работы правоохранительных органов по выявлению и расследованию преступлений


О том, что будет созвано большое совещание с представителями руководства силовых структур, Глава государства объявил на прошлой неделе во время рабочей встречи с председателем Следственного комитета Иваном Носкевичем. Цель — обстоятельно поговорить о качестве выявления и расследования преступлений. Тема многогранная, но есть принципиальные моменты, которыми коротко можно передать суть состоявшегося мероприятия. Наказание за преступление должно следовать неотвратимо, это раз. Ни в коем случае нельзя допустить привлечения к ответственности человека невиновного, это два. То есть в сути своей речь идет о справедливости закона ко всем без исключения. На что Александр Лукашенко обратил особое внимание участников совещания:

—  Я об этом так часто говорю, что многие думают: для какого-то пиара или популизма. Если вы так думаете, вам во власти делать нечего. Подчеркиваю: главное — это человек. И главное в нашей политике в отношении этого человека — это справедливость. Защита его прав, жизни — это первостепенная задача правоохранительной системы. А доверие к этой правоохранительной системе со стороны населения является одним из главных показателей эффективности, профессионализма и законности действий всех сотрудников силовых органов. Крайне важно это доверие сберечь, что невозможно без строжайшего соблюдения закона на всех стадиях работы.

Честно о недостатках, чтобы их исправить

Президент, как известно, не склонен к излишней патетике и нарочито высокому слогу. О чем он сам сказал в начале разговора. Но тем не менее назвал высокое собрание историческим. Разумеется, объяснил почему:

 —  В этом зале собрались все те, от кого зависят суверенитет и независимость нашей страны. А в их основе лежит стабильность. А в основе этой стабильности лежат внутриполитическая ситуация в нашем государстве и доверие людей к власти. Так вот, в этом зале собрались все те, кто определяет судьбу страны и, давайте не будем кривить душой, судьбу каждого из граждан нашей страны. От нас с вами зависит, какой будет страна, как будут жить наши люди и какими будут эти люди.

По словам Главы государства, после нынешнего совещания ситуация изменится кардинально в лучшую сторону. Исходя из работы над теми недостатками, которые были выявлены при подготовке разговора или в его течении. Принципиальный момент:

 —  Мы собрались не для того, чтобы отчитаться друг перед другом, а я  —  красивые слова сказать перед обществом. И в этом нас будут обвинять, что и выборы и прочее. Дело абсолютно не в выборах! Мы будем на сегодняшнем совещании говорить много и нелицеприятных вещей. По крайней мере, я нацеливаю вас на это.

К слову, так и произошло. К совещанию для Президента был подготовлен основательный доклад о ситуации и проблемных местах в правоохранительной системе. Надо понимать всю степень особенности этого документа. Далеко не все из него могло быть представлено широкой аудитории. Но Глава государства довольно подробно озвучил его положения. Это тот случай, когда недостатки системы не замалчиваются, а признаются в решимости их исправить.
Участникам совещания Президент указал на то, что соответствующие мероприятия в развитие состоявшегося разговора на высшем уровне должны быть проведены во всех подчиненных структурах и подразделениях. До каждого сотрудника правоохранительных органов должны быть четко и исчерпывающе донесены все требования Главы государства к их работе.
Пресс-секретарь Президента Наталья Эйсмонт позже рассказала журналистам:

— Я это хочу подчеркнуть особо: Президент сегодня рассекретил, наверное, один из самых закрытых документов, который поступил к нему после тщательной проработки соответствующих структур.

При этом Александр Лукашенко обратил внимание на то, что изначально не должно сложиться превратное мнение о работе правоохранительного блока и вообще органов власти:

— Мы живем не в вакууме. Видим, что происходит вокруг нас. Наши люди, мы тем более видим, что происходит у наших соседей, наших братьев, как на востоке, так и на западе. По-народному: слава богу, что это не у нас. Слава богу, что мы не породили в стране класс олигархов, которые не просто разруливают те или иные ситуации, но и рулят страной. Мы не позволили бандитам и преступникам поделить страну на части, крышевать эти части, паразитируя на наших людях. Это величайшее достижение не только последнего времени, но и всего периода независимой Беларуси. Это так. И это сделано благодаря той политике, которую проводит власть. И благодаря, в частности, тому, что делаете вы — представители правоохранительных органов. Это главное.

Таким образом, законность и защита прав и интересов граждан должны быть в центре внимания деятельности правоохранительных структур. Эта мысль красной нитью проходила через все совещание. Глава же государства ставит задачи силовикам предельно конкретно:

— В первую очередь мы и прежде всего вы обязаны обеспечивать презумпцию невиновности. И в то же время должен работать принцип неотвратимости наказания за преступление. Именно этого требует от нас с вами народ, на верность которому мы присягали. Тем более что сегодня правоохранительные органы обеспечены всем необходимым для работы. Поэтому люди и государство вправе рассчитывать на соответствующий результат.


По словам Александра Лукашенко, обращения граждан и правоприменительная практика выявляют проблемы, причем в ряде случаев достаточно острые:

— Недавний пример — он активно обсуждался в средствах массовой информации — не хочу мусолить этот пример, но он ярко показывает дело главного инженера Минского завода колесных тягачей. Я не так однозначно оцениваю его, как в обществе и даже как в суде. Но об этом мы поговорим отдельно. Это очень хороший и яркий пример вашей работы, как по сути, так и по форме. В частности, милиции.

Президент отметил, что количество обращений граждан, другие резонансные дела свидетельствуют о серьезных недостатках и просчетах в работе оперативно-разыскных и следственных подразделений, а также, к сожалению, прокуратуры. У людей порой складывается впечатление, что сегодня сотрудников правоохранительных органов в первую очередь интересуют не жизнь и судьба человека, а цифры и рейтинги, которыми измеряется эффективность их работы. Президент не склонен был обходить в разговоре даже самые острые углы:

— Притом фальсификация в ходе расследования уголовных дел такова, что лучше бы вы не возбуждали эти уголовные дела. Когда с ними знакомишься, складывается такое впечатление. Некоторые прибурели и оборзели в погонах до того, что они не просто не должны носить эти погоны. Они должны быть — эти люди — в первую очередь изъяты из нашего общества, чем те преступники, дела которых они расследуют.

Еще хуже, подчеркнул Глава государства, когда подобные методы работы сопровождаются применением активных силовых методов, несоразмерных возникающим ситуациям:

— Видите ли, вершители судеб. Ворвавшись в дом, при детях, беременных женах положить человека мордой об пол, как у вас принято говорить, заломить руки, поломать несколько ребер. И это вершители судеб! Это безмозглые люди, которым также не место в правоохранительной системе.


Особое внимание Президент обращает на недопустимость в практике силовиков прямого давления на участников уголовного процесса:

— Даже к судьям потиху подъезжают и начинают на них накатывать: да мы вас, да мы с вами, да мы вас будем прессовать, вас будем наклонять. Удивительно, что даже меня по таким фактам просто информируют, без принятия соответствующих мер воздействия к таким деятелям. А таких фактов фиксируется немало. Я говорю: даже меня информируют, а информировать надо по результатам принятых мер к подобным деятелям. Это не обеспечение законности! И это относится к тому критерию, о котором я только что сказал, — к справедливости.

Глава государства отметил, что на совещании надлежит выявить все причины, вследствие которых подобное становится возможным. Определить, что делать, чтобы не допустить в будущем нарушений прав граждан в нашей стране. Александр Лукашенко подчеркнул важность четкого взаимодействия различных правоохранительных структур:

— Честно говоря, мне противно слушать, когда приходится заниматься этими вопросами. Следствие валит, катит на суд, а суд, отбрыкиваясь, обвиняет следствие. Вроде и те, и те имеют основания. Вот я не хотел бы, чтобы это происходило. И хотелось бы, чтобы здесь появилось третье лицо в лице Генерального прокурора, который примет более или менее приемлемое решение.

Больше внимания к сути

Президент отмечает, что основным характерным недостатком в работе органов внутренних дел является поверхностное исследование заявлений и сообщений о преступлениях. Об этом свидетельствует практика прокурорского надзора. Кроме того, указано и на недостаточную осведомленность оперативных сотрудников о криминальных проявлениях на объектах оперативного обслуживания.

— В ряде случаев это приводит к тому, что виновные лица, пользуясь своей безнаказанностью, совершают более тяжкие преступления, — предостерегает Глава государства.

Длительность оперативных разработок, нарушение порядка и условий проведения оперативно-разыскных мероприятий, включая вынесение немотивированных постановлений, и, что особо недопустимо, волокита в работе по установлению лиц, совершивших преступление, — на все это также указал правоохранительным органам Президент, сделав вывод: 

— Основной причиной и условием недостаточно эффективной организации работы оперативных подразделений является ослабленный ведомственный контроль на уровне горрайотделов и управлений внутренних дел за законностью при рассмотрении заявлений и сообщений. Руководителями данных органов указания по материалам и производству проверочных мероприятий даются в редких случаях. 

По тем же причинам, считает Александр Лукашенко, в недостаточной степени проводится работа по противодействию экономической преступности органами финансовых расследований Комитета госконтроля: 

— Нередко результаты работы органов ДФР формируются путем достижения цифровых показателей по выявлению как можно больших сумм неуплаченных налогов и платежей, а не стремлением не допустить совершение правонарушений в экономической сфере, предотвратить факт незаконного получения дохода субъектами хозяйствования и физическими лицами, устранив причины и условия, способствующие их противоправной деятельности.

Поднять качество следствия

Президент обращает внимание на то, что Генеральной прокуратурой фиксируются негативные тенденции в работе следственных подразделений. В том числе отмечается непринятие следователями надлежащих мер к сбору доказательств, их оценке, что в ряде случаев влечет недопустимость таких доказательств. Еще одна проблема — небрежное отношение следователей к оформлению процессуальных документов и уголовных дел, отсутствие в них всех необходимых сведений и реквизитов. Указывается также на некачественное проведение первоначальных, неотложных следственных действий, неполноту работы по возмещению ущерба, причиненного преступлениями. Глава государства обращает внимание на то, к чему ведет такой стиль работы:

— Как следствие, государственные обвинители в 2017 году — первом полугодии 2019 года предъявили в суде новое обвинение или организовали сбор дополнительных доказательств по 400 делам в отношении 683 лиц. Кроме того, наличие грубых процессуальных нарушений в работе следователей влекло принятие в отношении обвиняемых решений реабилитирующего характера в силу необоснованных их обвинений.


По словам Главы государства, в 2018 году количество возвращенных прокурорами следователям уголовных дел для производства дополнительного предварительного расследования увеличилось почти на 12 процентов и составило 631 дело. В 2017 году возвращено 557 дел: 

— Указанная тенденция сохранилась и в первом полугодии 2019 года. Прокурорскими работниками возвращено 363 уголовных дела, что на 21 процент больше показателя первого полугодия 2018 года. Тогда было 286. Вот качество работы следователей.

Александр Лукашенко обратил внимание: на факты выявленных нарушений законодательства, допущенные органами следствия, реагируют и судебные органы. Так, по его словам, в 2018 году в адрес органов следствия направлено 660 частных определений. Аналогичное количество направлено в 2017 году. В первом полугодии 2019 года вынесено 372 частных определения. 

— Фактически при уменьшении общего числа рассмотренных судами дел удельный вес частных определений систематически растет.

Глава государства также заострил внимание на увеличении сроков предварительного расследования. Установлены факты несвоевременного принятия мер процессуального принуждения, розыска скрывшихся обвиняемых, а также случай, когда в розыск объявлялись лица, чье местонахождение следователю было известно.

Не преступить черту

Особое предостережение должностным лицам правоохранительных органов — не допускать злоупотребления служебными полномочиями:

— Смотрите, как звучит. То, против чего должны правоохранители бороться, им в вину вменяется.

По поручению Президента соответствующие подразделения обозначили наиболее распространенные процессуальные нарушения. Ряд из них Глава государства открыто перечислил:

— Оказание давления на участников уголовного процесса: подозреваемых, обвиняемых, сторону защиты, а также судей. К примеру, если в ГУБОПиК или до следователя дошло какое-то уголовное дело: склепали, сформировали — не получается на каком-то этапе, адвокат занял определенную позицию, подозреваемый, свидетель или кто-то «не понимает» (в кавычках) людей в погонах, начинается давление на них. Как я говорил, вплоть до судей. Второе — фальсификация доказательств. То есть внесение недостоверных сведений в процессуальные документы, заключения экспертиз, искусственное создание доказательств. Чтобы получить заранее нужный результат, идут на фальсификацию. Третье — вмешательство в ход разбирательства по уголовным делам и материалам проверок. Как я уже говорил: склонение к даче нужных показаний либо к отказу от заявлений. Искусственное создание условий для противоправной деятельности с целью ее пресечения. Указанные факты обусловлены как корыстными мотивами (подкуп с целью принятия конкретного решения, желание получить личную выгоду), так и стремлением должностных лиц обеспечить выполнение доведенных руководством показателей оперативно-служебной деятельности и статистической отчетности. Дикость!

Александр Лукашенко привел статистику: всего за 2017 — первое полугодие 2019 года судами страны осуждены 24 бывших сотрудника оперативных и следственных подразделений за совершение противоправных деяний при выявлении преступлений и расследовании уголовных дел. 

— То есть всего ничего. Но это только начало, я вас предупреждаю. После сегодняшнего исторического, как я сказал, совещания по всем этим вопросам давление будет усилено. И, как я сказал аграриям (во время одной из недавних рабочих поездок в регионы. — Прим. ред.), кое у кого глаза на лоб полезут, если вы не измените подходы в этой части. При этом руководителями ведомств принимаются недостаточные меры по устранению причин и условий отмеченных нарушений и негативных тенденций. 

Глава государства особо указал на широкий общественный резонанс, который вызывают факты применения силы и спецсредств. Участие спецподразделений должно быть четко мотивированным.

— В частности, спецподразделение наше «Алмаз». Позорят ребят только. Кстати, надо обратить внимание на эти спецслужбы. У нас их четыре-пять, подразделений этих. Их надо взять под контроль. Это не дело, что заставляют двухметровых ребят весом 150 килограмм во всем обмундировании с «палками», боеприпасами и оружием врываться в дома граждан и издеваться над ними. Смотрите, чтобы сами не попали под этот каток.

Помнить, что каждое дело — судьба человека

Вопросу обоснованности возбуждения уголовных дел и практике избрания меры пресечения в виде заключения под стражу — особое внимание. Генеральная прокуратура отмечает повышение эффективности органов дознания и следствия на стадии возбуждения уголовного дела. Одним из показателей качества работы указывается снижение количества отмененных прокурорами процессуальных решений этих органов. В то же время анализ правоохранительной деятельности свидетельствует о продолжающейся тенденции увеличения числа возбужденных органами предварительного расследования уголовных дел. При этом прекращение таких уголовных дел по реабилитирующим основаниям, в частности, за отсутствием в деянии состава преступления, является одним из характерных показателей необоснованности их возбуждения. Президент привел следующие цифры: всего по респуб­лике в 2017 году было зарегистрировано 87.326 преступлений, возбуждено 91.500 уголовных дел. В 2018 году зарегистрировано 83.800 преступлений, возбуждено 91.600 уголовных дел:

— Только подразделениями Следственного комитета по реабилитирующим основаниям прекращено в 2017 году около 4.000 уголовных дел, в 2018 году — 4.500. В первом полугодии 2019-го — уже 2.150. Последнее время наблюдается рост возбужденных уголовных дел по коррупционным преступлениям. При этом одним из характерных негативных проявлений является уголовное преследование лиц по формальным признакам преступного деяния, а в результате — отсутствие состава преступления либо незначительность последствий его совершения. Не знаю, кому нужны эти «дела».


Еще один акцент Главы государства. Он обратил внимание на следующий факт: зачастую возбуждение уголовных дел в отношении должностных лиц приобретает широкую огласку в СМИ, а их последующее прекращение по реабилитирующим основаниям вызывает негативную реакцию у населения и является поводом для критики правоохранительных органов и власти в целом:

— При этом стремление к улучшению показателей работы в виде роста статистических данных по количеству расследованных преступлений фактически нивелирует возможность использования превентивных мер, в том числе основываясь на требованиях Декрета Президента № 5 «Об усилении требований к руководящим кадрам и работникам организаций».

По словам Александра Лукашенко, по-прежнему широко распространена практика избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. И снова цифры. В 2017 году из 17.106 задержанных лиц под стражу было заключено более 10.000 человек. В 2018 году из 16.800 задержанных — более 9.500. В первом полугодии 2019 года из 8.500 задержанных под стражу заключены 4.500. 

— Как правило, данная мера применяется в связи с тем, что обвиняемый может скрыться от органов уголовного преследования, а также в отношении иностранных лиц, лиц без определенного места жительства и ранее судимых. Свыше 12 месяцев Генеральной прокуратурой по ходатайствам следственных подразделений продлевались сроки содержания под стражей в 2018 году в отношении 100 лиц, в первой половине 2019 года — в отношении 58 лиц. Свыше двенадцати месяцев! Больше года! — особо обратил внимание Глава государства. — Прокуратура принимала решения. При этом необходимость продления этих сроков Генеральной прокуратурой обосновывается большим объемом следственных действий. В то же время имеют место факты ненадлежащей организации проводимых в рамках расследования мероприятий. В то же время приводимые данные о количестве лиц, заключенных под стражу, в отношении которых прекращено предварительное расследование по реабилитирующим основаниям, указывает на недостаточный контроль со стороны правоохранительных органов за обоснованностью применения меры пресечения в виде заключения под стражу. Народным языком говоря, посадили человека, в следственном изоляторе бедолага там томится, проходит время, доказательств нет, человека выпустили.

Привел Президент и такие данные: в 2017 году уголовные дела по реабилитирующим основаниям были прекращены в отношении 31 содержащегося под стражей человека:

— 31 человеку (и это то, что мы учли!) сломали судьбу как минимум. В 2018 году освобождены из-под стражи 27 таких лиц, при этом особую озабоченность вызывает продолжительность применения данной меры. В частности, в отношении лиц, по которым впоследствии было прекращено предварительное расследование по реабилитирующим основаниям. Срок заключения под стражу в ряде случаев достигал свыше полугода. Больше полугода человека держали в застенках, не доказали — выпустили! Кто за это ответит?

Повышать качество прокурорского надзора

Зачастую прокуроры направляют для рассмотрения в суд уголовные дела без надлежащей проверки и анализа всех имеющихся доказательств, а государственные обвинители поддерживают по ним обвинение в полном объеме. Указав на этот недостаток, Глава государства отметил:

— В этой части должен сказать, что вот это совещание, которое мы проводим на уровне Президента, должно было быть проведено не единожды в год Генеральным прокурором. Но так у нас прокуратура в современной независимой стране работает, что за них надо еще работать Президенту. По мнению Верховного Суда, в ряде случаев невысоким является качество работы прокурорских работников при осуществлении прокурорского надзора за исполнением закона в ходе досудебного производства. Готов подписаться под этим выводом. 

В качестве примера Глава государства привел следующую цифру: только в 2018 году органам следствия для устранения очевидных препятствий рассмотрения непосредственно судами со стадии предварительного судебного заседания было возвращено 25 уголовных дел:

— Многочисленные ошибки и недостатки досудебного производства исправляются непосредственно в судебном заседании, а не прокурорами перед тем, как направить это дело в суд. Как результат некачественный прокурорский надзор влечет закономерное снижение качества предварительного расследования, приводит к оправдательным приговорам. Согласно судебной статистике, оправдательные приговоры постановлены в первом полугодии 2019-го в отношении 50 лиц, в 2018 году — в отношении 80 лиц, в 2017 году — в отношении почти 100 лиц. 

Президент при этом заметил: в большинстве случаев основанием для постановления оправдательного приговора являлось отсутствие в деянии состава преступления, а также недоказанность участия в совершении преступления. Александр Лукашенко обратил внимание на следующие примеры:

— В частности, только по обвинению в убийстве в 2017 — 2019 годах были признаны невиновными и оправданы 5 человек. Существенным остается число лиц, оправданных по предъявленному обвинению частично. В том числе за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Их количество в 2018 году по сравнению с 2017-м возросло со 197 до 208, а в первом полугодии этого года составило 60. Основаниями для корректировки обвинения в указанных случаях, по мнению судей, явилась недостаточность доказательств, а также неправильное применение уголовного закона, избыточная квалификация действий обвиняемых. 

Отдельное предупреждение от Президента — судьям:

— У нас, наверное, сложилась такая практика (я не хочу сказать, что я великий специалист, но это мое наблюдение): судье, чтобы принять какое-то решение по делам, которые представлены для рассмотрения, надо куча доказательств и объемов каких-то фактов преступлений. Практика негодная! Достаточно одного-полутора преступления для того, чтобы негодяя наказать. Нет, давай десять-двенадцать! Я Сукало (Валентин Сукало, Председатель Верховного Суда. — Прим. ред.) уже на это указывал в свое время. Посмотрите, как работают американцы. Я внимательно изучал их опыт и практику. По некоторым вещам нам не надо ориентироваться на них: когда просто прослушивают человека. Конкретный факт контакта каких-то там органов власти с какими-то там жуликами и бизнесменами — и пошел в тюрьму. Нам не надо следовать этому примеру. Но если положен хоть один факт в доказательство правонарушений, суды должны принимать решения, а не требовать от следователей дополнительных каких-то фактов. Естественно, надо наказывать конкретным наказанием. Не больше и не меньше. Генпрокуратура отмечает, что принятие судами решений о невиновности нередко связано не с различной оценкой достаточности доказательств органами уголовного преследования и судами, а с процессуальными нарушениями, допущенными органами следствия при собирании и закреплении доказательств, а также в ходе задержания подозреваемых и обеспечении прав на защиту. Это дополнительно к тому, что я сказал. Сидит какой-то там судья, надувшись там в Президиуме, и начинает: не там запятую поставил, не там то, не там это. А по существу уголовное дело не рассматривается. Хотя, конечно, это не обеляет ни дознавателей, ни правоохранительные другие органы, ни Следственный комитет, которые допускают подобные, с их точки зрения, мелкие нарушения.

Критерии оценки должны быть адекватными реальной работе

Президент требует изменения подходов к оценке деятельности правоохранительных структур. Сохранение так называемых палочно-галочных подходов здесь категорически неприемлемо.

— Каленым железом следует выжечь! Словами не поможем. Надо это сделать на основании законодательных актов. Ибо они по-прежнему будут ставить палочки-галочки и хвастаться, какие они великие и сколько расследовали уголовных дел.


Глава государства констатировал, что неэффективность системы оценки оперативно-служебной деятельности является основной причиной, способствующей принятию должностными лицами правоохранительных органов неправомерных решений в уголовном процессе:

— Тенденция работы правоохранительных органов на статистику способствует концентрации сотрудников не на обеспечении законности, защите прав и интересов граждан, реагировании на нарушение законов, а на искусственной демонстрации своей работы путем достижения плановых показателей и статистики. Мы, конечно же, будем обращать внимание на статистику. Но надо разбираться, что лежит в основе этой статистики.

Президент обратил внимание на факты злоупотреблений, выявленных по линии борьбы с незаконным оборотом наркотических средств в 2018 — 2019 годах. Здесь отмечалась нацеленность подразделений по данному направлению на выявление как можно большего количества преступлений.

— Количественный аспект вместо системной борьбы с наркоторговлей, установления каналов поставок и распространения в стране крупных партий наркотиков. Конечно, проще всего поймать какого-то бомжа с наркотиками, а то еще и подкинуть эти наркотики кому угодно и отметить эту борьбу. Кому это надо?

Глава государства отметил, что фиксировалось доведение плановых заданий по пресечению необходимого числа преступлений. Это приводило к массовым задержаниям потребителей наркотиков и курьеров-«закладчиков».

— Накопление эпизодов, длительное наблюдение, фиксация фактов, задержание потребителей по одному при выходе с мест совместного потребления и другое. А также провокации. В том числе с участием своих источников по склонению граждан к приобретению и потреблению наркотиков. А также личное участие в незаконном обороте. Эти недостатки вскрыты при комплексной проверке подразделений по наркоконтролю, по итогам которой руководство МВД нацелено на переориентацию работы. Однако в 2019 году аналогичные нарушения зафиксированы. В том числе и, как вы знаете, в Оршанском районном управлении внутренних дел.

Александр Лукашенко также отметил недостаточную эффективность системы оценки деятельности и следственных подразделений Следственного комитета. В частности, работа следователя оценивается по количеству расследованных уголовных дел, в связи с чем в 2017 — 2019 годах выявлялись факты доведения руководителями территориальных подразделений Следственного комитета требований по минимальным показателям. В том числе количества следственных действий в день, которые не всегда соответствовали реальной необходимости. Глава государства обратил внимание:

— Доведение завышенных показателей не только способствовало снижению качества расследования, но и вынуждало следователей уклоняться от принятия к производству сложных многоэпизодных дел, закончить которые в кратчайший срок не представлялось возможным.

Президент обратил внимание на то, что, по сведениям Комитета госбезопасности, факты грубых нарушений отмечаются не только в работе оперативных и следственных подразделений. Поступает информация о том, что сотрудники Государственного комитета судебных экспертиз в ходе выездов на места происшествий с целью выполнения плановых статистических показателей по изъятию максимального количества следов изымали следы, не имеющие значения, а также фактически фальсифицировали следы совершения преступлений.

— У задержанных лиц отбирают образцы, в том числе оставленные ими уже при проведении процессуальных действий, а затем они наносятся на предметы и вещи, что в дальнейшем при экспертном исследовании «доказывало» — в кавычках — совершение преступления заранее известным лицом. Прямой подлог и фальсификация. Таким людям место знаете где.

Взяточника к ответственности, но по «железобетонным» доказательствам

Президент обратил особое внимание на некоторый статистический дисбаланс. Наряду со снижением общего количества поступлений в суды уголовных дел анализ статистики выявил тенденцию к росту числа дел о преступлениях, связанных с получением и дачей взяток. А также с посредничеством в совершении данных преступлений. По информации Верховного Суда, с учетом высокой степени латентности данной категории преступлений остро проявилась проблема формирования доказательной базы и ее оценки как достаточной. Эту проблему высший судебный орган связывает в первую очередь с отрицанием причастности к совершению преступлений как взяткодателем, так и взяткополучателем, отсутствием предмета взятки. При этом указывается, что по значительному числу дел обвинение строится не на выявленном факте получения предмета взятки, а на непоследовательных воспоминаниях (причем о достаточно давних событиях) того, кто давал взятки и не может указать конкретные обстоятельства передачи вознаграждений: даты, места, суммы. Такие подходы к доказыванию вины потенциального взяткополучателя существенно повышают риск его оговора. В том числе конкурентами. Особенно когда последние вспоминают о событиях многолетней давности.


Глава государства конкретизировал:

— Кого-то где-то попросили, прижучили, прижали. Порой он и сам в чем-то виновен. И он начинает давать устные показания о том, что он якобы Петрову, Сидорову, Иванову давал взятки. И на основании этого человеку начинают предъявлять обвинение. Не хочу тут преувеличивать заслуги КГБ, но, как поручено было Вакульчику, взятка — это когда вы зафиксировали аудио, видео, что человеку принесли и дали взятку. Все. Никуда не денешься. Не отвертишься. И все практически уголовные дела КГБ о крупных взятках, в том числе в здравоохранении в последнее время, по Мингорисполкому — десятками задерживали. Когда мне докладывали, я не глядя санкционировал самые жесткие меры к этим людям. Потому что вот они — факты зафиксированные. А что такое человек где-то вспомнил, что он кому-то дал взятку. И начинается. Это особенно для милиции характерно. Того же ГУБОПиК. Кто-то где-то сказал, человеку заломили руки и начали выкручивать.

Президент требует «железобетонные» доказательства подобных деяний:

— Ибо мы придем к тому, что в обществе появится и буйно будет процветать практика: не понравился человек, оговорил его, дал против него показания, и пошли. Более того. Не обязательно руки ему завернуть и куда-то его поместить. Начинается слежка за этим человеком. Человек травмируется. Особенно это касается людей, которые занимают высокие должности, начиная от райисполкома и заканчивая Правительством. И таким образом счеты сводят с людьми. Недопустимо!

В этом контексте Александр Лукашенко снова упомянул резонансное дело главного инженера МЗКТ:

— Мне сейчас милиционеры начинают писать и оправдываться, что судьи не правы. Что они вынесли неправильное решение. Судьи абсолютно правы. Потому что эти взятки основаны только на устных показаниях каких-то там россиян. Притом я как гражданин не отрицаю, что это могло быть. Но вы докажите в суде! Не доказали.

Глава государства обратил внимание на то, что есть более очевидные признаки коррупционных преступлений и это не должно находиться вне поля зрения правоохранительных органов:

— Меня что настораживает? Что некоторые товарищи слишком хорошо живут. Миллионы долларов собственность у них, родных, близких, что в принципе в Беларуси невозможно. Откуда это? Так вы пойдите в налоговую инспекцию, у них есть хорошая практика. Они вам за неделю докажут: человек по своим средствам живет или нет. И это уже будут серьезные к нему претензии. Но об этом мы еще поговорим отдельно на уровне законов.

Президент указал на позицию Генеральной прокуратуры, которая отмечает, что при разрешении вопроса о достаточности доказательств обвинения по уголовным делам о взяточничестве, по которым обвиняемые не задержаны с поличным, органы прокуратуры исходят из необходимости надлежащей проверки достоверности показаний взяткодателей. Путем сопоставления с другими доказательствами. Исчерпывающего выяснения основания для возможного оговора обвиняемых. Оценки характера действий должностных лиц, совершенных в интересах взяткодателей.

При этом Александр Лукашенко подчеркнул суть своих рассуждений:

— Чтобы не получилось так: а действительно, надо тут смягчить требования к взяткодателям или взяткополучателям. То есть к чиновникам и прочим. Никакого смягчения быть не должно! Надо просто эффективно и правильно работать. Терпеливо. И наказывать на всю катушку тех, кто берет взятки и совершает коррупционные преступления. Нам ни в коем случае нельзя ослаблять эту борьбу. Но ни в коем случае мы не должны покаpать человека, который не виновен. Лучше не расследовать эти уголовные дела, если вы не видите «железобетонных» доказательств. В нашем обществе жуликов ненавидели и ненавидят. Подавляющее большинство населения. Надо уметь слушать людей и участковых. Они ваше внимание обратят на тех, кто не только склонен к этому, а уже потихоньку к тому идет. И тут надо терпение для того, чтобы этого человека задержать.

Здесь Глава государства привел еще один резонансный пример последнего времени — задержание заместителя Государственного секретаря Совета Безопасности Андрея Втюрина:

— Два с лишним года первые пошли сигналы, когда мне доложили. И я предупредил всех: человек, который обладает всем арсеналом оперативной работы, задержан. И сегодня свою вину не отрицает. Потому что на стол положены факты, где он эти деньги берет и куда использует. Но это была вдумчивая, спокойная работа. Никто не хватал и руки не заламывал. А взяли с деньгами. Прямо с кучей денег. Оказывается, можно при всей маскировке человека, который сам когда-то этим занимался — оперативно-следственными действиями, знал, как могут его задержать, — но тем не менее от наказания не ушел. И что теперь сделаешь? Начальник бывший личной охраны Президента и Службы безопасности. И этот факт свидетельствует о том, что неприкасаемых в стране нет.

Президент обобщил тему борьбы со взяточничеством:

— Анализ приведенных органами аргументов свидетельствует о том, что выработать категоричные критерии оценки достаточности доказательств по таким делам представляется достаточно проблематичным. Но мы это сделать должны! Невзирая на эти выводы соответствующих органов. В то же время в условиях изменения форм продажности, способов подкупа должностных лиц, развития сферы высоких технологий необходима актуализация подходов к сбору и оценке достоверных и достаточных доказательств по таким делам. И это мы сделаем! Потому что мы знаем, как это нужно сделать!

Правоохранительные органы должны работать не просто эффективно, а качественно, толково. Этот тезис Президента обобщает суть требований к силовикам. Особо отмечено, что по всем прозвучавшим негативным фактам должны быть приняты соответствующие решения. Обращаясь к участникам разговора, Глава государства подчеркнул:

— Исходя из того, что я обозначил, вы со мной согласитесь, что сегодня не рядовое совещание у Президента. Эти факты стали возможными, и они порой имеют место быть у нас потому, что Комитет государственной безопасности недостаточно работает по своим направлениям. А ведь то, что я говорил, эти органы (правоохранительные. — Прим. ред.) находятся в сфере, как вы говорите, контрразведывательного обеспечения КГБ. Вам мною и законом предоставлено право, и я от вас требую обеспечить надзор за ситуацией. И как минимум доложить мне. Я не говорю, что вы плохо работаете. Вы недостаточно работаете.

Критические замечания высказаны и в адрес Оперативно-аналитического центра, который контролирует кадровый реестр Президента:

— Вы должны не только быть чистилищем знаете, в какой сфере, но и уметь проинформировать вовремя Президента с целью защиты тех людей, которые руководят страной. Чтобы не было таких фактов, которые у нас часто бывают со стороны милиции. Извините, кочан капусты привезли, огурец кому-то привезли, милиция это увидела, и начинается прессование этих людей до суда. А это люди, которые занимают определенные должности. Конечно, не надо с этими связываться огурцами. Но какую пользу мы принесли из-за одного огурца? Человека мурыжим год-полтора, потом в суде его отпускаем. Вы это видите, но должна быть эффективная борьба против этого. И в ваших докладах, я прочитал, такие факты есть. А раз видите, надо жестко пресекать подобные вещи.

Администрации Президента тоже есть на что обратить внимание:

— Кадры надо не только назначать, но и оберегать их. А жуликов и проходимцев надо каленым железом вырезать из наших рядов.

Александр Лукашенко еще раз заострил внимание на ключевом посыле состоявшегося разговора:

— Справедливое должно быть отношение к людям. Я вам скажу просто, повторив еще раз эту фразу. Ведь сами можем оказаться на месте тех людей, которых вы порой прессуете, и незаконно. Выводы из сказанного мною: правоохранительные органы должны работать не просто эффективно, а качественно, толково. Чтобы не было никаких претензий, и основу надо положить не только законом, вы все почти юристы. Не пропишешь все, что происходит в жизни. Так положите в основу справедливость, так как это уже дело судей больше всего. Не давите людей излишне. Но, с другой стороны, не прощайте ничего подонкам, негодяям и бандитам. Ибо о стабильности потом в нашем обществе разговора быть не может.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Государственный секретарь Совета Безопасности Станислав Зась:

— Прозвучавшие со стороны Главы государства посылы можно свести к двум тезисам. Первый из них: в ходе работы правоохранительных органов не должен пострадать и преследоваться ни один невиновный человек. Тут очень важна квалификация всех сотрудников правоохранительных органов: от тех, кто ведет оперативно-разыскную деятельность, до тех, кто направляет дело в суд. Второй посыл: вместе с тем должна быть обеспечена неотвратимость наказания — это неизбежное условие для того, чтобы страна жила стабильно, в правовом поле, чтобы господствовал закон… Шел разговор и о критериях оценки деятельности правоохранительных органов. К сожалению, есть примеры, когда они провоцируют сотрудников работать на статистику. Естественно, это не панацея от всех бед. Критерии оценки существуют в любой деятельности, но важно и то, как эти показатели обеспечиваются. И здесь, конечно, очень важен ведомственный контроль за деятельностью сотрудников правоохранительных органов: начиная с самого верха, министра, и заканчивая руководителями соответствующих подразделений.

(Из интервью журналистам по итогам совещания.) 

Председатель Верховного Суда Валентин Сукало:

— Состоялся предметный разговор в первую очередь о качестве работы всех правоохранительных органов. То есть тех органов, которые осуществляют уголовный процесс. Законодательно эта система выстроена у нас достаточно четко после проведения реформы и выделения Следственного комитета самостоятельного и Государственного комитета судебных экспертиз. Здесь нет каких-то разногласий, противоречий и конфликтов. Каждый орган должен дополнять, проверять и контролировать друг друга процессуальным путем… Некоторые недостатки в работе СК как раз и объясняются тем, что на какой-то стадии внутриведомственный и межведомственный процессуальный контроль был ослаблен. То есть был нарушен главный конституционный принцип уголовного правосудия — это принцип презумпции невиновности. Когда органы предварительного расследования, дознания придают особое значение первичным оперативным данным, полученным на начальной стадии уголовного процесса. Затем значение этих доказательств, как правило, переоценивается, а в ходе уже процессуальных дальнейших действий они не подтверждаются. Вот такая переоценка первичных доказательств, заранее объявление кого-то виновным, в том числе в средствах массовой информации, использование каких-то непроцессуальных непродуманных бытовых выражений о том, что преступление раскрыто и вина установлена, как правило, приводят к тому, что искажается представление о виновности. Поэтому нарушение презумпции невиновности на первичной стадии как раз зачастую и приводило к поспешным, непродуманным решениям по возбуждению конкретных уголовных дел. Вторая причина в том, что уже на стадии предварительного расследования многие следователи забывают еще один главный принцип уголовного процесса: это оценка всех сомнений в пользу обвиняемого и защиты. Такая оценка обратная как раз порождает то, что и случилось по некоторым делам, которые вызвали повышенный общественный резонанс. Думаю, что здесь нет ничего страшного и критичного, но такая переоценка доказательств, искажение со стороны обвинения приводят, конечно, к неправильным решениям… Есть такая стадия для прокуратуры — направление дела в суд и поддержание государственного обвинения в суде. Исключительная функция на этой стадии — пресекать и останавливать очевидно слабые доказательства, очевидно слабые конкретные дела, которые не должны направляться в суд. Если бы прокуратура на этой стадии соблюдала все эти четкие требования закона, то, мне кажется, в суд бы не поступали очевидно слабые, рискованные дела с недостаточной базой доказательств. Так получилось, что по некоторым последним делам этот принцип прокуратуры тоже нарушен, и получилось, что суды постановили оправдательные приговоры. Они вступили в законную силу, являются правильными и сегодня уже не вызывают сомнений. Из этого мы, конечно же, делаем выводы соответствующие. На сегодняшнем совещании сделаны выводы. И в дальнейшем мы все сделаем для того, чтобы подобных случаев не повторять. Основная функция судов сформулирована 5 апреля на совещании с участием Главы государства. Сделать все, чтобы защитить каждого гражданина, каждого человека и никогда не допустить случаев необоснованного осуждения граждан. Должен сказать, что последние пять лет нам удавалось соблюдать это требование и необоснованного осуждения граждан у нас не было.

(Из интервью журналистам по итогам совещания.) 

kryat@sb.by

deu@sb.by

Фото БЕЛТА.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...