По страницам "Спецназа": беседа с командиром гомельского ОМОНа

В интервью журналу "Спецназ" командир ОМОНа УВД Гомельского облисполкома подполковник милиции Михаил ДОМОРНАЦКИЙ (на фото) рассказал, почему спецназовцы становятся сыщиками, часто ли преступники оказывают сопротивление, как омоновцы относятся к репликам в соцсетях, у кого из сотрудников отряда есть шанс попасть в элитный взвод оперативно-боевого назначения и как проходит отбор в "черные береты".



- Михаил Александрович, расскажите, пожалуйста, о результатах оперативно-служебной деятельности отряда в цифрах.

- За 11 месяцев прошлого года сотрудниками гомельского ОМОНа раскрыто более 200 преступлений. Из них 78 - в сфере незаконного оборота нарковеществ и 67 - по линии уголовного розыска. Почти полсотни из раскрытых преступлений были совершены в общественных местах. То есть наши сотрудники вовремя оказались на месте происшествия и выполнили свои обязанности.

Помимо этого, только сотрудникам наркоконтроля мы оказывали силовую поддержку более 100 раз. Традиционно привлекали нас к своим операциям постоянные "заказчики" - коллеги из уголовного розыска и областного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Также шли повседневная служба по охране общественного порядка, профилактические мероприятия и отработки в различных районах Гомельской области. В целом могу отметить: с каждым годом для оказания помощи другим службам милиции ОМОН задействуется все чаще.

- Притом что, согласно официальной статистике МВД, уровень преступности в стране снижается. Нет ли в этом противоречия?

- На самом деле все логично и никакого противоречия нет. Именно снижение общего уровня преступности, стабильность криминогенной обстановки позволяют использовать ОМОН, скажем так, больше в профилактических целях, для перестраховки. Там, где когда-то приходилось больше рисковать оперативникам, участковым инспекторам, сегодня работают наши бойцы. К слову, оказываем коллегам не только силовую поддержку. Хотя непосредственно оперативно-разыскной деятельностью ОМОН не занимается, периодически сотрудники участвуют в личном сыске. Это поиск находящихся в розыске по имеющимся ориентировкам. Таким образом было задержано 425 граждан. 177 из них разыскивались по уголовным делам.

- Какими еще задержаниями запомнился прошлый год?

- Летом 2018-го в Гомеле был совершен грабеж. Двое мужчин познакомились на улице, вместе выпивали. Затем один, применив насилие, забрал у другого крупную сумму - 45.000 российских и 250 белорусских рублей. Оперативники установили подозреваемого. Выяснилось, что некогда тот служил в силовых структурах, значит, мог оказать серьезное сопротивление. Установили и его местонахождение. Мужчина отсиживался в каком-то притоне, отказываясь открывать дверь. Нашим бойцам пришлось вынести ее. Само задержание длилось секунды.

Так же было при задержании российских вербовщиков, которые вывозили местных девушек для занятия проституцией. По оперативной информации, один из подозреваемых имел связи с лидерами ОПГ, занимался единоборствами. Мог иметь травматическое оружие. Кстати, в тот раз мы тоже использовали пистолет модели "Оса". Стреляли светошумовыми патронами. Ошеломляющий эффект сработал на все сто...

И, конечно, нельзя не вспомнить прогремевшее на всю страну задержание беглого "химика", который в троллейбусе ранил ножом троих сотрудников оперативно-поискового отдела. Ваш журнал (материал "Ночь длинного ножа" в 4-м выпуске "Спецназа". - Прим. ред.) подробно и очень достоверно сообщил читателям об этом, составив картину по рассказу сотрудников, которым пришлось применять оружие.

- Тут же вспоминается громкое дело 2017 года, когда в Мозыре при задержании вооруженного уголовника ножевые ранения получили двое сотрудников ОМОНа. Чем закончилась та история?

- Точка в ней поставлена в минувшем году, и финал закономерный. Гомельский областной суд признал преступника виновным в покушении на убийство сотрудников милиции в связи с осуществлением ими служебных обязанностей. Криминальный авторитет приговорен к 18 годам лишения свободы.

- Вообще, как часто бойцам ОМОНа оказывают сопротивление?

- В прошлом году уголовных дел по фактам сопротивления нашим сотрудникам не возбуждалось. Неповиновение, как правило, происходит непосредственно в момент задержания. Бывают попытки вырваться, убежать. Обычно это делают, чтобы избавиться от мелких улик. Например, выбросить приобретенную дозу нарковеществ. Однако какой-то серьезной проблемы в этом плане не существует. Большинство граждан вполне адекватно реагируют на наши требования.



- А как, по-вашему, в целом формируется отношение к сотрудникам? Не секрет, что есть категория людей, которая откровенно недолюбливает ОМОН. На форумах в интернете можно найти уйму негативных отзывов...

- Прежде всего давайте посмотрим, кто пишет эти комментарии. Уверен, что в большинстве случаев это люди, которые столкнулись с нами, совершив правонарушение. Самый элементарный пример - составление протокола за распитие спиртного в общественном месте. Или нахождение в нетрезвом состоянии, совершение мелкого хулиганства. Естественно, те, кого мы привлекли к ответственности, любить нас не будут. Да мы и не претендуем на их любовь. Пусть соблюдают закон и не нарушают порядок - этого вполне достаточно.

- Два года назад полк патрульно-постовой службы милиции, в состав которого входил ОМОН УВД Гомельского облисполкома, был расформирован. Какие перемены в связи с этим произошли и как они сказались на деятельности отряда?

- Теперь мы напрямую подчиняемся руководству УВД. А с точки зрения управляемости это всегда плюс. Кардинально изменилась материально-техническая база, которую мы унаследовали от полка. Помимо прочего, это, конечно, прибавило хозяйственной работы, которой также уделяется большое внимание. Сделали ремонт здания, служебных помещений, спортзалов, благоустроили прилегающую территорию.

Произошли и другие изменения. В структуре гомельского ОМОНа, как и в других отрядах милиции особого назначения во всех регионах, созданы оперативная рота и взвод оперативно-боевого назначения. Его главная особенность - узкая специфика поставленных задач. Прежде всего - антитеррор и обезвреживание особо опасных преступников. Кстати, именно сотрудники взвода задерживали гомельчанина, устроившего поножовщину в троллейбусе.

По сути, новое подразделение - это спецназ в спецназе. Конечно, в случае необходимости и другие сотрудники смогут продублировать те же функции. Однако что касается режима занятий и тренировок, качества подготовки - проще поднимать его на уровне взвода.

- Михаил Александрович, как комплектовался взвод оперативно-боевого назначения?

- Проводили внутренний отбор из числа действующих сотрудников. Исключительно на добровольной основе. В приказном порядке никого не назначали. Попробовать свои силы мог любой желающий. Укомплектовались без особых проблем. Сейчас в составе взвода служат настоящие фанаты спецназа в лучшем смысле. Это опытные сотрудники, которые стремятся не просто добросовестно нести службу, но и больше тренироваться, совершенствовать свои навыки.

- Полагаю, одного лишь желания было недостаточно?

- Разумеется. Все кандидаты прошли серьезный экзамен, программа которого разрабатывалась совместно с коллегами из СПБТ "Алмаз" МВД. Упражнения существенно отличались от стандартных нормативов по "физо". Акцент делался на специфику подразделения. К примеру, такой элемент, как кувырки. Требовалось выполнить упражнение с безукоризненной техникой. Не просто перекатиться через голову, а извлечь оружие из кобуры, дослать патрон в патронник, занять позицию наизготовку к стрельбе. И при этом вложиться в жесткий лимит времени. Ведь это навык, который может не только пригодиться в реальных условиях, но и сохранить жизнь сотруднику. Или проверка силовой выносливости: от претендента требовалось определенное количество повторений жать штангу лежа.

В общем, не сомневайтесь, экзамен был очень сложным. Несмотря на это, сформировали взвод быстро. Несколько претендентов, которые немного недотянули, продолжают тренироваться и служить в оперативной роте. Условно говоря, они находятся в резерве. Если по каким-то причинам появятся вакансии, эти люди первыми получат второй шанс.

- А как обстоят дела с кадрами в целом?

- Укомплектованы практически полностью. Кандидаты, желающие работать в ОМОНе, есть. Притом что у нас идет не набор, а полноценный конкурсный отбор. Прежде всего рассматриваем ребят, прошедших срочную службу. Предпочтение отдается бойцам внутренних войск, спецназовцам, десантникам, пограничникам. Впрочем, дискриминации нет - для выходцев из других родов войск вход в милицейский спецназ также не закрыт. Главное - состояние здоровья, морально-волевые качества, уровень физподготовки. И конечно же, готовность работать порой в экстремальных условиях. Кроме того, сформирован резерв из числа милиционеров, которые уже служат в других подразделениях, но желают попасть в наши ряды.

- Тем не менее замечаю, что на квалификационных испытаниях на право ношения черного берета участников стало меньше. С чем это связано?

- В первую очередь, с низкой текучестью кадров в ОМОНе. Соответственно и потребностью в новых сотрудниках. Времена, когда на испытания выходило больше десятка человек, пришлись на период увеличения штата. Отмечу, что престиж самого черного берета как знака отличия неуклонно растет. Доказательство тому - в испытаниях участвуют сотрудники из других подразделений: патрульно-постовой службы, Департамента охраны, следственного изолятора. Был даже пограничник.

- Кстати, по степени сложности квалификационный экзамен уже достиг своего потолка? Или нужно ждать новых сюрпризов?

- Цели еще больше усложнять программу мы не ставим. Во избежание перегибов будем дорабатывать то, что уже есть. Каждый раз подготовка той же полосы препятствий - почти творческий процесс. Причем занимаются этим сотрудники, уже имеющие береты. Иногда они увлекаются, и тогда приходится где-то и сдерживать их энтузиазм, упрощать какие-то элементы, например нормативы на одном из беговых этапов. Все-таки экзамен проходят не профессиональные атлеты. Хотя и достойных спортсменов у нас немало. У них были важные достижения и в минувшем году. Дмитрий Сиваков занял третье место на чемпионате Европы по рукопашному бою. Дмитрий Коконов стал призером чемпионата по рукопашному бою среди сотрудников МВД. Младший сержант Евгений Ребиков завоевал серебряную медаль Кубка Республики Беларусь по вольной борьбе. Кроме того, мы неплохо выступили на соревнованиях, посвященных 30-летию образования ОМОНа. В состязаниях также участвовали сотрудники СОБРа и СПБТ "Алмаз". В программу входили рукопашный бой и тактическая стрельба. По результатам гомельский ОМОН занял третье общекомандное место.

- Какие планы на 2019 год?

- Стандартные. Выполнение повседневных боевых задач и совершенствование уровня профессионального мастерства сотрудников.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Руслан ПРОЛЕСКОВСКИЙ
Загрузка...
Новости и статьи